НОВОСТИ ДНЯ: На Закарпатье больше нет «частной» границы - ГПСУ  Власти Киева продолжают сносить незаконные МАФы возле метро - Кличко  Китайцы построят в Киеве метро на Троещину - Кубив  Киевсовет хочет лишить нардепов бесплатного проезда  Самым опасным мегаполисом для женщин признан Каир  Квоты для 45-летних: Минсоцполитики определяется с санкциями в отношении нарушителей  Рева объяснил, что повлияло на размер пересчитанных пенсийвсе новости дня
02.02.2017 2169

«Смета государства» или денежные потоки? Что такое бюджет.

Зачем нужен бюджет и какова его роль в современном демократическом обществе? Чем государственный бюджет кардинально отличается от семейного? Почему забота политиков о бюджете и его наполнении не имеет ничего общего с заботой о благосостоянии и социальных стандартах для тех самых налогоплательщиков.

Хорошо известно, что лучше всего скрыто то, что лежит на поверхности. Вот, например, государственный бюджет. Чем он кажется большинству экспертов, политиков, журналистов и завсегдатаев «фейсбука»? Не ошибусь, если скажу, что он им видится неким аналогом семейного бюджета, то есть, ситуации, когда вы планируете свои доходы и расходы на свои цели. Другим близким аналогом может быть «смета работ». Необходимо сделать то-то и то-то, для этого нужно столько-то денег. С их точки зрения, парламентские бюджетные дебаты — это и есть составление и обсуждение этой сметы, определение представителями народа вот этих самых необходимых народу целей и объемов необходимых для этого средств.

Во всем этом есть настолько очевидное «но», что я много лет не перестаю удивляться тому, как его можно не замечать. Состоит это «но» в том, что существующие формы налогообложения полностью противоречат таким представлениям.

Судите сами. И модель семейного бюджета и модель сметы предполагают условный характер расходов. То есть, ваши расходы делаются при условии выполнения конкретных работ. Сначала смета, потом ее обсуждение, а уж потом — деньги под конкретные задачи (тут уже неважно, частями или сразу). Современное налогообложение не имеет с этим ничего общего.

Поясню. Представим себе модель «сметы». Эта модель работает так: «Нам совершенно необходима вот такая чудо-фигня. Чудо фигня стоит 100500 гривен». Как работает модель сметы? Те, кому нужна чудо-фигня (допустим даже, что это «все»), обсуждают цену (может найдут подешевле), если цена устраивает — делят расходы на чудо-фигню между участниками мероприятия.

Если опять нужно что-то (допустим даже, что это нужно «всем»), они опять собираются и проделывают ту же процедуру, даже если речь идет опять о той же самой чудо-хрени, которую они покупали в прошлый раз. Они будут повторять эту процедуру каждый раз, даже если покупают одну и ту же вещь или услугу. И тут уже неважно — деньги отдаются сразу или частями, платятся одинаковые или разные доли, решение принимается непосредственно покупателями или их доверенными лицами. Модель сметы означает, что набор целей и средств определяется каждый раз (пусть даже он повторяется), взносы платятся исключительно для достижения этих согласованных целей этими согласованными средствами.

А теперь представим современное «решение» той же самой «проблемы». Оно состоит в том, что у «всех» отбирают 20% от дохода, предприятия заплатят нам еще 15% от прибыли (я беру произвольные цифры), вы будете платить лицензии, тарифы акцизы и штрафы, вы будете платить за землю и с каждой покупки вы будете платить НДС. Это я очень и очень сильно упростил, реальная система в разы сложнее. 

Для чего? Якобы для того, чтобы купить чудо-хрень за 100500 гривен.

Что такое современное налогообложение? Что такое «мы отбираем у вас 20% каждый раз, когда вы получаете доход в рамках установленного нами временного отрезка» или «мы отбираем 20% от прибыли предприятия в месяц», или «мы отбираем 20% с цены каждой сделки, которую вы заключите», или «вы будете платить каждый раз, когда вам захочется заняться той или иной деятельностью или открыть предприятие», или «вы будете платить каждый раз, когда покупаете бутылку алкоголя и пачку сигарет, вы будете платить каждый раз, когда вы покупаете импортные товары». Что это такое? Это не финансирование конкретных целей, это денежные потоки.

Современное налогообложение создает денежные потоки. Налоги поступают всегда, везде, те или другие. Это означает, что никакой «сметы» не существует. Налоги поступают вне всякой связи с тем, что считается политическим процессом. 

Такая форма налогов означает, что потоки будут всегда, вне зависимости от самого существования бюджета. Для «наполнения казны» при такой системе в принципе не нужен никакой бюджет. Потоки будут, даже если не будет никаких государственных расходов, то есть, даже если правящий класс тупо будет съедать все, что собирает, не тратясь на оборону, фундаментальную науку и назовите-что-там-еще кажется вам причиной по которой собираются налоги.

Зачем же тогда нужен бюджет и какова его роль? Бюджет — это своего рода урожай, который удается собрать политическому классу за некий период времени, это то, что сгенерировали налоговые потоки за год. И, конечно, этот бюджет нужно поделить, то есть, «освоить». Вот процесс дележа - это и есть бюджетный процесс, это и есть содержание дебатов при обсуждении бюджета.

Нужно четко уяснить, что бюджет никак не связан с «задачами», на решение которых он якобы тратится. Бюджет решает, не куда и сколько «мы» (налогоплательщики) потратим, а кому и сколько достанется из сгенерированных налоговыми потоками средств. Размер бюджета определяется не целями налогоплательщиков и не мифическими потребностями «функций государства», а тем, сколько удастся собрать налогов в широком смысле и сколько удастся занять на внутреннем и внешнем рынке.

В конечном итоге, размер бюджета определяется только согласием общественности отдать свои деньги и тем, сколько эта общественность утаила от любимого государства. Именно с согласием связано, например, очередное обострение «борьбы с неравенством» в развитых странах, все эти Пикетти и прочие жулики из academia, настойчиво проталкивающие многократно опровергнутые заблуждения. Широкую публику нужно убедить в том, что все беды от того, что кто-то более богат, чем другие и что решить эту «проблему» можно только новыми налогами. Разумеется, сами эти активисты могут искренне верить в свои теории, я в данном случае говорю о работе системы в целом, о работе «бюрократического рынка», который отбирает те идеи и концепции, которые помогают расширению государства.

В общем, когда вам говорят о бюджете, представляйте себе урожай, который собирают трудолюбивые чиновники и политики с вас, налогоплательщиков. Тот факт, что на мешках с отобранным чиновники пишут «образование» или «медицина», ничего не меняет. Они могут написать там что угодно. Или вообще ничего не писать. Почему они сейчас пишут эти надписи? Потому, что это помогает им собирать урожай. Вы верите в эти надписи и не сопротивляетесь. Можно рассматривать эти «расходы на образование» или «на медицину» как инвестиции в плодородие почв, например. Да, часть ваших денег они потратят на то, что они называют «здравоохранением», но делается это для того, чтобы получить и остальные деньги, а не потому, что это рациональный способ заботы о здоровье. 

Ошибкой, прямо следующей из представлении о бюджете, как о «смете» является то, что бюджет мыслится управляемым со стороны налогоплательщиков. Это не так. Не существует ни сметы, ни управления, границы бюджета определяются только возможностями его собрать.

 

 

 

 

 

 

 

Оценка материала:

5.00 / 9
«Смета государства» или денежные потоки? Что такое бюджет. 5.00 5 9
02.02.2017 2169
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Теперь все можно или Странное убийство «рациональности» Теперь все можно или Странное убийство «рациональности»

    На днях Нобелевскую премию по экономике (или точнее, премию Шведского центробанка) получил Ричард Талер из Чикагского университета за работы в области «поведенческой экономики». В последние годы эту премию за очень редкими исключениями вручали жуликам и шарлатанам и нынешний случай — не исключение. Но он заслуживает того, чтобы о нем написать отдельно и ниже я попробую объяснить, почему.

  • Как важные вещи подменяют неважными: стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии Как важные вещи подменяют неважными: стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии

    В этой колонке поговорим о двух «резонансных» событиях, случившихся на прошлой неделе и о том, какие фундаментальные вещи они иллюстрируют. События эти — стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии.

  • О пузырях и пирамидах О пузырях и пирамидах

    Финансово грамотная прогрессивная общественность никак не может определиться, как правильно характеризовать биткоин — как «пузырь» или как «пирамиду». Думаю, ей поможет эта колонка, в которой я попытаюсь в двух словах рассказать, что такое «пузырь» и что такое «пирамида» и чем одно отличается от другого.   

  • «Захват», «реформы» и Саакашвили «Захват», «реформы» и Саакашвили

    Появление этой колонки вызвано пересечением украинской границы господином Саакашвили, а точнее — ажиотажем, которое это событие вызвало у прогрессивной общественности и не только у нее. Как известно читателю, некоторая, возможно, весьма значительная часть этой общественности верит в «прогрессивные реформы», которые провел Саакашвили в Грузии и с нетерпением ожидает когда он проведет такие реформы в Украине. Среди ожидающих есть люди, которые верят в то, что государство может быть сокращено «сверху», то есть, путем административного приказа одного начальства другому начальству больше так никогда не делать.

  • Страдать должны все или На ком держится режим Страдать должны все или На ком держится режим

    Одной из главных тем последней недели стали попытки репрессий властей в отношении владельцев автомобилей «на литовских номерах». Страсти разгорелись не на шутку, дело дошло до перекрытия улиц «евробляхами». Сказано по этому поводу уже очень много, написано не меньше, я в этой колонке хочу добавить буквально два слова с позиции сторонника свободы.