НОВОСТИ ДНЯ: В зоне АТО военные обезвредили диверсионную разведгруппу  Тендеры на внедрение 4G запланированы на осень  Официально: Приватбанк докапитализируют на 38,5 миллиарда  Госдеп США: Россия управляет боевиками, обучает их и финансирует  Из-за торговой блокады бюджет потерял более миллиарда гривен – ГФС  Немецкий лоукостер Eurowings намерен начать работу в Украине  НБУ: Рост ВВП по итогам года может оказаться ниже прогнозируемоговсе новости дня
11.02.2017 801

"Кто я?" Несбывшееся достоинство. Майдан, которого не было

Cтатья "Страх" доктора культурологии, поэта, активистки Майдана и, в прошлом - Правого сектора, Евгении Бильченко, вызвала бурную, неоднозначную и полярную реакцию в украинском обществе. Помимо плодотворной, если можно так выразиться, полемики с писателем Борисом Херсонским и другими, вполне предсказуемо произошло то, что сама Евгения назвала "обоюдоострой травлей в сетях": "Реакцию националистов с их обвинениями в "русском мире" предсказать было нетрудно, о чем свидетельствует травля у меня на странице в Фейсбук  и увеличение числа угроз. Также нетрудно было предсказать радость (подчас переходящую в злорадство) противников Майдана, с разной степенью изящества (и разной степенью правоты) потирающих руки от запоздалых признаний "бандеровца" в его исторической вине".


«Я чувствую вину за нынешний режим, но я не дам в обиду то, во что верили я и мои читатели. Майдан, которого не было, и ответ по украинскому тоталитаризму - Борису Херсонскому».


«Кто я?» Несбывшееся достоинство.  


Да, ребята, в Украине – тупой тоталитарный режим. Именно так, как я выразилась, - и никак иначе. Реакция общественности на мою заметку «Страх» была для меня предсказуемой, и ее ожидание стоило мне немалых усилий, чтобы принять решение, потому что я - не в бреду и осознаю, что тем самым ставлю себя по ту сторону официального украинского общества.  
Реакцию националистов с их обвинениями в «русском мире» предсказать было нетрудно, о чем свидетельствует травля у меня на странице в Фейсбук  и увеличение числа угроз. Также нетрудно было предсказать радость (подчас переходящую в злорадство) противников Майдана, с разной степенью изящества (и разной степенью правоты) потирающих руки от запоздалых признаний «бандеровца» в его исторической вине: от собачьего лая на маргинальных ЖЖ  – до вполне интеллигентных комментариев на украинском и русском телевидении (Одесса, "Слово"  и Первая студия, Первый канал ). Но был симптом, который меня поразил. Это неожиданная активность у меня на странице кремлевских ботов. Казалось бы, люди должны радоваться, что «активист Майдана» открестился от своих взглядов, а они впадают в еще большую ярость, называя меня Геббельсом Правого Сектора. Давайте разберемся почему.
Для начала я предлагаю определиться с идентификацией понятия «тоталитаризм», который я применила к Украине, что не замедлили процитировать. Реакция уважаемых людей (в частности Бориса Херсонского ) показала, что во многом проблема сводится к тому, что у общественности сформировались классические взгляды на тоталитаризм, неотъемлемыми признаками которых являются харизматический вождь и единая партия. Именно поэтому люди оглядываются на СССР, современную Россию и нацистскую Германию как паттерны и с удивлением спрашивают, почему наш вялый уличный олигархат – тоталитарен? Не следует недооценивать то, чего многие подсознательно боятся. В современной мысли уже довольно давно фигурирует понятие «новый тоталитаризм». Его называют по-разному: «новый феодализм». «новое средневековье», «неомодерн», «реваншизм», «новая архаика», но неизменным остается основной признак тоталитарности  (лат. totalis) – НЕВОЗМОЖНОСТЬ ПРИНЯТИЯ ДРУГОГО.  
Неспособность общества и государства принять критику и инаковость, которые расцениваются как предательство Родины, в результате чего любой пацифист и левак вроде меня может быть объявлен врагом народа.
Чем отличается новый тоталитаризм от старого – в частности, кремлевского типа? Механизмами. Старый тоталитаризм называется «Паноптикон». Новый – «Синоптикон». Пока это - только слова. Углубимся. В классическом тоталитаризме система контроля идет сверху вниз – от бюрократической верхушке к населению. Контроль осуществляется полицейскими средствами (автозаки). В новом тоталитаризме контроль идет снизу вверх (от групп активистов из населения к власти, которая сама становится объектом контроля). Власть иногда использует активистов для расправы с инакомыслящими (Олесь Бузина), иногда боится и уничтожает их (Лесник). Сама власть, будучи слабой и вялой, презентует себя как зрелище (пиар на войне). Меняется также предмет контроля: в классическом тоталитаризме контролируется только общественная жизнь человека в видимых пределах. В новом – вся личная жизнь, все пространство общения. Контроль становится универсальным благодаря информационным технологиям. Доносы  за посты в социальных сетях – яркий тому пример. Появляются группы людей, которые составляют радикальное меньшинство, но активно расписываются за весь народ (Лариса Ницой).
Вернемся к невозможности Другого. Неумение видеть оттенки приводит к формированию черно-белого видения мира. Это присутствует с обеих сторон и называется «редукционные стереотипы». Все майдановцы – нацисты или дураки, которые привели нацистов. Все жители ДНР – тупые ватники и коллаборационисты. Бинарное мышление четко разделяет людей на два лагеря, стереотипы о которых формируются на основании какой-то одной черты. Объемное мышление не работает вообще. Отсюда – членение на «своих» и «чужих» и формирование образа врага при помощи банальных технологий.
Я продемонстрирую их на примере Первого канала, потому что здесь технологии работают ярко и, в отличие от украинских СМИ, грамотно . Во-первых, - это центрация – установка на выбор доминирующей позиции. Носителем такой позиции становится, например, модератор дискуссии, который вместо того, чтобы выполнять функции посредника, комбинирует собеседников таким образом, чтобы прокладывать изначальный алгоритм готовой истины. Во-вторых, - героический китч (использую парафраз Милана Кундеры). Банер «Они умирают за Родину» в случае с Гиви («Вони помирають за Б атьківщину» в случае с Правым Сектором) – это визуальный маркер крови, на фоне которого резвятся иронические комнатные мальчики, проливать кров которых поганой метляй не выгонишь.  
Тоталитарное бинарное мышление проявляется также и в том статусе, в котором находятся бывшие либералы Майдана. Им надо: либо примкнуть к националистам и радикализироваться по принципу « От Майдана - до Айдара» (слова из украинской рок-песни), либо всевозможно демонстрировать лояльность к власти (по принципу: «Всё что угодно, но не Путин и не Торнадо»), либо - отречься и покаяться.  Причем, очень ответственные этические слова «покаяться»  и «отречься» используются как синонимы.
Начнем с «покаяться». Люди, которые ехидничают по поводу покаяния поэта Бильченко, не понимают очень простых вещей. Я не против каяться. Поэт – это перманентный Митя Карамазов. Вина – его адекватное состояние. Причем не только вина за то, что он совершил, но также за то, чего он не совершал. Но я готова принять на себя косвенную и прямую вину, потому что вина за несовершенное – глубже вины за совершенное. И не вижу ничего дурного для своей идентичности, чтобы признать, что многих из нас обманули, использовали как трамплин, выбросили.
Закончим - «отречься». Согласитесь, трудно отречься от того, во что не верил никогда. Я – человек мира, космополит, либерал, анархист, левак. Бандера и волюнтаризм – не мои ценности. Для меня всегда личность – выше нации и государства и единственное, во что я верила и верю, - это ПРАВА ЧЕЛОВЕКА.  
Защищать гражданскую свободу «своих» от «чужих» – для меня то же самое, что защищать гражданскую свободу «чужих» от «своих», особенно, если в роли «чужих» какого-то фига оказывается другая часть населения страны, с мнением которой не согласен строй. Я не приемлю двойных стандартов демократии для победителей.
Возникает вопрос? От чего же мне отрекаться? От веры в права человека? От идеи гражданского общества, от диалога культур, от свободы самовыражения? Вряд ли. Внутренне я не ощущаю, что изменилась. Изменилось общество вокруг меня. Конечно, многие скажут, что это всё уже БЫЛО на Майдане, но мы «не замечали». Дорогие мои! На Майдане было абсолютно всё. Как в любой точке слома в нем веером были развернуты все возможности альтернативного развития. Даже признание спектакля в качестве отправного пункта не отменяет того факта, что манипуляторы прекрасно уловили исторический момент гражданского вызревания. Что мы могли сделать тогда? Наверное, ничего: и в этом каюсь. Почти телесная боль от непосильного напряжения концентрировала мысли только в сторону выживания. Боевая «Груша» ознаменовала переход от пацифизма сторонников Виктора Цоя к милитаризму идеологов Степана Бандеры.
Меня больше занимает вопрос, что мы, сторонники старого забытого и не осуществленного Майдана, - кающиеся, примазывающиеся, прячущиеся по углам или делающие вид, что «все хорошо», - можем сделать сейчас? Самое главное – избавиться от дуальности. Дуальность не дает творческого пути, не оставляет выбора, кроме выбора между А и Б. Убогого выбора. Не надо или всё принимать, или всё отрицать. Понять прежде всего для себя, что, если ты участвовал на Майдане, - это еще не значит, что  ты - националист. Ты даже марксистом можешь быть, ибо марксизм – против буржуазной коррупции. Если ты против войны и власти в Украине – это не значит, что ты – за Кремль.  Не дать позволить ни одной стороне, ни другой выбить у тебя из-под ног твою маленькую гуманистическую идентичность, идентичность Третьего, путем растаскивания ее по альтернативным лагерям этих и тех.  
А теперь представьте, что таких людей станет больше. И они начнут мириться с Донбассом, решать социальные проблемы вместо переименовывания улиц, садиться за стол мирных переговоров…
Выгодно ли это украинской власти? Конечно же, нет. Она ориентирована на обогащение войной. Выгодно ли это Кремлю? Конечно же, нет, и тут банковские с кремлевскими - заодно. Гражданское общество в Украине с уважением к регионам и их ментальности – это конец «Империи» (слово употреблено метафорически). Это конец войны. Всё, на чем играет «Империя»  с ее прекрасной машиной пропаганды, в разы превосходящую нашу, - это нацизм в Украине. Кремлю выгодно видеть Украину агрессивным этническим болотом.  А теперь уже и "видеть" не надо. Украинские националисты от власти и фашня с улицы предоставляют эту тему с лихвой, избавляя «агрессора» от необходимости сочинять сюжеты. Чтобы дискредитировать страну, найди идиота: гости из Украины на Первом канале – это не оппоненты, это, извините, плач Ярославны, и умный ведущий прекрасно всё понимает.  Остается спросить: кто такие наши ура-патриоты? Суицидальные дурачки или циничные сепаратисты?  
У демократов же хочется спросить: вы можете не примазываться к тем или к этим, а просто быть собой? И признать, что нас обманули? И иметь мужество сказать это?  Не для того, чтобы «отречься». А для того, чтобы вспомнить, «Кто я» на самом деле. Кремлевские и бандеровские, если вы до сих пор читали этот мой текст  как гимн   упоротой нации – прозрейте, наконец.
PS. Любое цитирование моего блога ура-патриотическими, нацистскими, фашистскими, номенклатурными, кремлевскими и прочими ресурсами будет мной тщательно отслеживаться.

Автор: Евгения Бильченко

 

Оценка материала:

4.00 / 4
"Кто я?" Несбывшееся достоинство. Майдан, которого не было 4.00 5 4
11.02.2017 801
comments powered by Disqus
Еще колонки: Колонки / Блоги