20.02.2017 14480

Марш раздраженных и будущее Беларуси и России

Сам факт проведения акций протеста во всех областных центрах Беларуси – совершенно беспрецедентное событие для страны, в которой оппозиционная активность всегда сосредотачивалась в столице, да и там, как правило, проявлялась только в дни подсчета голосов на выборах или во время, когда отмечались те или иные важные исторические даты. В этом смысле «марш недармоедов», несмотря на то, что в Минске на нем выступали оппозиционные политики, выбивается из общего ряда. Это – экономический протест и направлен он против совершенно уже карикатурного президентского декрета, согласно которому граждане, которые не платят налогов или платят их менее 183 дней в году, должны платить специальный сбор. Естественно, в нищающей стране такое откровенное желание запустить руку в карман отнюдь не самых богатых людей приводит к естественному раздражению. К раздражению, которое не наблюдалось столь явно – и тем более в провинции – когда Лукашенко отбирал у Беларуси ее символику, вводил второй государственный язык, разгонял парламент, фальсифицировал выборы, сажал в тюрьмы конкурентов…

Но я бы не стал обвинять белорусов в отсутствии интереса к собственному государству. Откуда ему взяться-то, этому интересу? Не только Александр Лукашенко, но и его фактический предшественник и конкурент на президентских выборах 1994 года, премьер Вячеслав Кебич сделали все возможное, чтобы законсервировать Беларусь в виде переименованной советской республики. Главной задачей этой республики было сохранять у населения иллюзию вечной социальной защищенности – и российские дотации режиму Лукашенко этому только содействовали.

А теперь все, по сути, окончилось – денег нет, но вы держитесь. Беларусь в 2017 году оказывается в том же состоянии, в котором Украина оказалась в 2013 году – государство рушится! С той только разницей, что в Украине тогда были сильные государственнические партии, которые пользовались поддержкой примерно половины населения и не было – если не считать базу в Крыму – российских войск. В Беларуси российские войска есть, а государственническая оппозиция очень слаба и может разве что, как мы сейчас и видим, поддержать экономический протест. В этом смысле вся Беларусь похожа на украинский север – вернее на то, каким был этот север до нападения россиян.

portnikov

Виталий
Портников

украинский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

Именно поэтому ответом властей на протесты – которые в первый раз за несколько десятилетий не подавлялись и не разгонялись – может стать «перестройка» и «гласность». Ничем другим Александр Григорьевич накормить белорусов уже не сможет. Ему просто необходимо сближаться с Западом, разговаривать с оппозицией, не принимать больше идиотских решений – и все это так, чтобы Путин, который будет только подогревать протесты, его не сверг. И утверждать, что у Лукашенко все получится, я бы не стал. У нас в моде образ белорусского президента как «политического животного», но за 23 года правления это одаренный менеджер выучил только одно движение – в российские закрома, которые он считало закромами Родины. Что будет делать Лукашенко в ситуации, когда закрома закрылись, не знает никто – даже он сам. Как он будет реагировать, когда поймет, что протестуют не какие-то там «малахольные» активисты под бело-красно-белыми знаменами, а его собственный электорат, обнищавший и оголодавший, тоже неизвестно. Но за происходящим в Беларуси нужно следить с особым вниманием не только ради Беларуси, а ради России.

В России государственные ресурсы тоже подходят к концу – и социальные протесты не за горами. При этом в России, в отличие не только от Украины, но даже и от Беларуси, нет даже подобия государственности на федеральном уровне. Отдельные регионы еще похожи на государства, но только не Россия в целом. Российская государственность – это Путин. Не будет Путина – не будет России и это не я сказал. Путину тоже придется реагировать на протесты своего собственного электората – и не в Москве. И это для него пострашнее, чем Болотная площадь с гаджетами.

Если рухнет Лукашенко – рухнет и Путин, потому что это Россия похожа на Беларусь с политической точки зрения, а не наоборот – Москва училась у Минска ностальгии по «совку» и авторитаризму, можно сказать, Беларусь была одним из самых важных российских полигонов (другим был Татарстан, в последние годы прибавилась Чечня). Но если Лукашенко удастся найти модель выживания в нищете – от репрессий до заигрывания – Путин вполне сможет этой находкой воспользоваться.

Оценка материала:

4.20 / 5
Марш раздраженных и будущее Беларуси и России 4.20 5 5
Колонки / Виталий Портников
20.02.2017 14480
comments powered by Disqus
Еще колонки: Виталий Портников
  • Умер Бжезинский: это был прирожденный антикоммунист, но страшно умный Умер Бжезинский: это был прирожденный антикоммунист, но страшно умный

    Политолог Виктор Небоженко: Последний раз я с встречался с Збигневым Бжезинским в Вашингтоне 15 лет назад. Он уже тогда был безнадежно старым. Но встречи с украинской делегацией проводил довольно энергично и жестко. Он лучше всех понимал Украину в Вашингтоне и хорошо знал ее проблемы и риски, но тогда тон задавала наша украинская диаспора, которая плотно заселилась в Госдепе и в СМИ и общественном мнении США. А он уже был довольно стар и не при власти.

  • «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке

    Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп жестко высказывается о северокорейском лидере Ким Чен Ыне в своем микроблоге, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о «конце терпимости» по отношению к КНДР. В Европе не очень хорошо понимают, какую обеспокоенность вызывают действия северокорейского руководства в Вашингтоне и – в особенности – в Токио и Сеуле. Если основатель КНДР Ким Ир Сен воспринимался как классический коммунистический диктатор, с которым можно было найти общий язык с точки зрения обеспечения безопасности соседей, то его наследники обнаруживают все большие признаки политической невменяемости. И внук, Ким Чен Ын, представляется куда более опасной фигурой, чем его отец Ким Чен Ир. Никто не знает, что он выкинет завтра, не устроит ли настоящую ядерную бомбардировку и понимает ли подлинный вес своей страны в мире. То, что для бывшего офицера Советской Армии Ким Ир Сена было лишь красивой декорацией для поддержания собственного авторитета, для его внука, похоже, стало реальностью. Если бы вы были японцем или жителем Южной Кореи, вы вряд ли были бы рады соседству с умалишенным. И, конечно, апеллировали бы к США.

  • Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы

    География белорусских митингов протеста против нелепого декрета президента Александра Лукашенко расширяется. Если первые митинги прошли в Минске и областных центрах страны, то в минувшее воскресенье можно было наблюдать протесты в таких городах, как Орша или Рогачев. Меняется и отношение к происходящему власти. Если в дни первых митингов власть демонстрировала нарочитую толерантность к протестующим - в первую очередь из-за социальной, а не политической направленности возмущения - то теперь милиция неистовствовала, а Лукашенко потребовал от сотрудников местного КГБ (да, белорусская спецслужба все ещё называется этой зловещей аббревиатурой) действовать на упреждение.

  • Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО

    Российский президент Владимир Путин приступил к следующему этапу «освоения» захваченных у Украины территорий.

  • Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям

    Вторая годовщина гибели Бориса Немцова показала, что оппозиция в России - пусть и не очень многочисленная - никуда не делась, что люди не боятся выходить на улицу, причем с самыми жесткими и бескомпромиссными лозунгами, вплоть до личных обвинений в адрес Владимира Путина в развязывании войны.