20.04.2017 4155

Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится

Думаю, многие слышали (и в свой адрес тоже) фразу вроде «не нравится — уезжай!» Ее произносят по разным поводам, мы поговорим о том случае, когда она идет в ответ на критику государства. То есть, вы говорите, что государство плохое, а вам в ответ - «не нравится — уезжай!»

Как ни странно, но этот ответ указывает на интересные подробности того, как устроен мир, в котором мы живем.

Чтобы добраться до этих подробностей, давайте сначала разберемся, в каких случаях вам могут указать на дверь и это требование будет совершенно законным.

Первый случай очевиден. Вас могут выставить, если вы нарушаете чьи-то права собственности. Например, находитесь на территории без разрешения собственника или нарушаете правила, которые собственник установил для тех, кто использует его собственность. Отношения здесь иерархичны: собственник волен произвольно устанавливать правила и менять их по своему разумению, вы обязаны их исполнять, за неисполнение вас могут наказать или просто выставить за дверь. Единственное, что требует право от собственника - это довести правила до тех, кого они могут коснуться. То есть, если я установил по периметру своего участка таблички «не ходить — убью!» и отстреливаю всех, кто пытается пройти через него, мои действия законны. Если же отстрел происходит без табличек — соседи, добрые люди и нанятые ими помощники организуют против меня маленький крестовый поход и на этом праздник заканчивается. В первом случае суд будет на моей стороне, во втором — на стороне пострадавших и соседей.

Второй случай, когда вас могут выставить за дверь более замысловат (мы увидим, почему), хотя тоже очевиден. Вас выставят, если вы будучи членом некоего сообщества, нарушите его правила. Понятно, что если вы вступили в это сообщество, то знали, с чем столкнетесь, знали, какие правила в нем действуют и что будет за их нарушение. Если правила нарушены и наказание состоит в исключении из сообщества, то вас исключают.

Отношения здесь неирерахичны. Они устанавливаются договором и существуют строго в его рамках. Если в сообществе есть «руководящие органы», то их власть не произвольна, она не распространяется за пределы сферы деятельности сообщества (клуб филателистов не будет запрещать вам пить пиво после 10 вечера у себя дома); опять-таки, существуют ясные процедуры формирования «руководящих органов», их отчетности и т.д.

Замысловатость, о которой я сказал выше, состоит здесь в возможной путанице между организованными и неорганизованными группами людей и, соответственно, характером права, которое действует между ними. Организованные группы — это различные общества, клубы, масонские ложи и тому подобное, у которых есть свое внутреннее писанное право и процедуры его создания. Неорганизованные — это племена, полисы и сообщества с менее определенными границами, в которых отношения регламентируется не писанным, а обычным правом, которое существует, как спонтанный порядок, а не как продукт воли.

Как правило, организации являются «узкими» объединениями, они формируются вокруг определенных видов деятельности. Поскольку членство является добровольным, то на выбор организации влияет множество факторов - от того, как ведутся дела, до того, кто именно верховодит в ней. Поэтому вокруг одной сферы деятельности может существовать множество организаций, множество клубов филателистов, торговых палат, университетов и масонских лож.

Обычное право, напротив, универсально. Оно может объединять неограниченное количество незнакомых друг с другом людей, которые, вообще говоря, ни о чем между собой не договаривались, не принимали никаких уставов, не устанавливали процедур и не подписывали договоров. Базовые нормы обычного права, такие как запрет убийства (murder) или воровства вообще объединяют все человечество.

Не вдаваясь в дальнейшие подробности (в частности, вопросы границ обычного права), скажем, что обычное право точно также подразумевает изгнание. Эта норма присутствует у самых разных племен и народов. Как правило, изгнание является следствием объявления вне закона, например, в тех случаях, если вы отказываетесь выполнять решения суда в делах, связанных с нанесением ущерба.

Подведем итог. В случае права собственности ваше изгнание является следствием воли собственника. В случае договора (членства в  организации) и в случае обычного права ваш уход является либо санкцией за известные вам заранее нарушения, либо добровольным решением, если, например, членство в организации больше не приносит вам пользу.

Здесь и выясняется интересная подробность устройства мира, в котором мы живем. Ведь с государством не получается ни так ни эдак, оно вроде как и не собственник и не организация с добровольным членством и не племя, живущее по обычному праву. Вы точно не являетесь членом племени, вы не являетесь также членом формального объединения, вы не принимали никаких правил и не подписывали никаких договоров. Никто не может предложить вам «уехать, если не нравится» на этих основаниях. Государство также не признает обычное право, оно признает только производимое им самим статутное право. Но если это так, то фактически государство является собственником территории, так как оно произвольно устанавливает правила поведения, соблюдение которых обязательно для всех, кто находится на этой территории. Но современное государство тоже не признает этого факта, поэтому предложить вам покинуть территорию «потому, что я так хочу» тоже никто не может.

В общем, в ответ на предложения «уехать, если не нравится», государству нужно сделать встречное предложение. Мы согласны уехать, если государство определится. Либо оно собственник и владеет территорией и тогда мы все арендаторы или рабы. В первом случае — давайте заключать договора аренды, во втором, нам должны честно заявить, что нас считают рабами, ну а мы уже решим, что с этим делать. Либо никакого собственника нет, а есть организация - добровольное сообщество со своими правилами, тогда эти правила действуют только на тех, кто их добровольно принял, то есть, подписал соответствующий договор. Ну, а пока государство действует как фактический собственник, прикидываясь при этом племенной организацией, все предлагающие «уехать, если не нравится» отправляются куда подальше.

 

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 11
Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится 5.00 5 11
Колонки / Владимир Золотoрев
20.04.2017 4155
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Трамп, комсомол и перестройка Трамп, комсомол и перестройка

    С большим, скажем так, интересом наблюдаю за таким явлением, как Дональд Трамп. Явлением потому, что этот человек в силу обстоятельств (к которым относятся и его личные качества) показал, чем является современная политика, во что она превратилась и во что еще может превратиться. Грубо говоря «президентство Трампа» это такой себе «срыв покровов», для многих неожиданный причем до такой степени, что они отказываются замечать то, что под этими покровами обнаружилось.

  • Стивен Пинкер, насилие и агрессия или Поубивают ли друг друга анархисты Стивен Пинкер, насилие и агрессия или Поубивают ли друг друга анархисты

    Периодически встречаю в сети ссылки на книгу Стивена Пинкера The Better Angels of Our Nature: The Decline of Violence In History And Its Causes. Почти всегда ссылки на Пинкера приводятся в качестве аргумента того, что без государства прожить невозможно или что государство, хотя и зло, но тоже приносит пользу. И, опять-таки, почти всегда цитируют одну и ту же фразу  "Если бы уровень смертности от насилия был в 20 веке, как у племенных войн, то погибло бы в двух мировых войнах и Холокосте не 100 миллионов человек, а два миллиарда". Эта фраза и ссылка на исследование Пинкера является тем самым аргументом против анархии. 

  • Конституция против права или Устарел ли hardcore? Конституция против права или Устарел ли hardcore?

    Дискуссия вокруг конституанты полезна хотя бы тем, что в ней постоянно всплывают всяческие заблуждения. Вот, например, Дацюк в своей заметке написал: “Проблема пана Бистрицького (Быстрицкий, отвечая Дацюку, говорил об общественном договоре в его историческом понимании, - ВЗ) в тому, що він використовує дуже архаїчне розуміння суспільного договору, посилаючись на класиків суспільно-політичної думки.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2)

    В предыдущей заметке мы говорили о происхождении «общественного договора» и о том, что какой-то смысл в этой идее есть только тогда, когда она используется как метафора неких подразумеваемых правил взаимоотношений между «властью» и «народом». Кроме того, шла речь о том, что нельзя понимать конституцию, как синоним «общественного договора» и о том, что конституция сама по себе не является инструментом «изменений к лучшему», принятие новой конституции не способно «отменить» сложившиеся отношения.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1)

    Недавно среди украинских экспертов и прогрессивной общественности вновь началась дискуссия по поводу «конституанты» и «нового общественного договора» (Дацюк написал заметки здесь, здесь и здесь, вокруг этого возникло обсуждение, а вот здесь можно понаблюдать за людьми, которые в прямом эфире пишут новый общественный договор). Активизация дискуссии была вызвана выступлением Тимошенко, которая произнесла несколько  новых для пересичного слушателя слов (общественный договор, конституанта, блокчейн). Понятно, что Тимошенко знать не знает, что такое «общественный договор», «конституанта» и, тем более, «блокчейн». Точно так же, очевидно, что если она когда-то и прибегнет к мероприятиям, которые она назовет «конституантой», то исключительно ради своих политических целей. Тем не менее, новые слова были сказаны «топовым политиком» и, тем самым, перенесены из маргинального поля активизма и экспертизы в политическую повестку дня.