20.04.2017 4270

Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится

Думаю, многие слышали (и в свой адрес тоже) фразу вроде «не нравится — уезжай!» Ее произносят по разным поводам, мы поговорим о том случае, когда она идет в ответ на критику государства. То есть, вы говорите, что государство плохое, а вам в ответ - «не нравится — уезжай!»

Как ни странно, но этот ответ указывает на интересные подробности того, как устроен мир, в котором мы живем.

Чтобы добраться до этих подробностей, давайте сначала разберемся, в каких случаях вам могут указать на дверь и это требование будет совершенно законным.

Первый случай очевиден. Вас могут выставить, если вы нарушаете чьи-то права собственности. Например, находитесь на территории без разрешения собственника или нарушаете правила, которые собственник установил для тех, кто использует его собственность. Отношения здесь иерархичны: собственник волен произвольно устанавливать правила и менять их по своему разумению, вы обязаны их исполнять, за неисполнение вас могут наказать или просто выставить за дверь. Единственное, что требует право от собственника - это довести правила до тех, кого они могут коснуться. То есть, если я установил по периметру своего участка таблички «не ходить — убью!» и отстреливаю всех, кто пытается пройти через него, мои действия законны. Если же отстрел происходит без табличек — соседи, добрые люди и нанятые ими помощники организуют против меня маленький крестовый поход и на этом праздник заканчивается. В первом случае суд будет на моей стороне, во втором — на стороне пострадавших и соседей.

Второй случай, когда вас могут выставить за дверь более замысловат (мы увидим, почему), хотя тоже очевиден. Вас выставят, если вы будучи членом некоего сообщества, нарушите его правила. Понятно, что если вы вступили в это сообщество, то знали, с чем столкнетесь, знали, какие правила в нем действуют и что будет за их нарушение. Если правила нарушены и наказание состоит в исключении из сообщества, то вас исключают.

Отношения здесь неирерахичны. Они устанавливаются договором и существуют строго в его рамках. Если в сообществе есть «руководящие органы», то их власть не произвольна, она не распространяется за пределы сферы деятельности сообщества (клуб филателистов не будет запрещать вам пить пиво после 10 вечера у себя дома); опять-таки, существуют ясные процедуры формирования «руководящих органов», их отчетности и т.д.

Замысловатость, о которой я сказал выше, состоит здесь в возможной путанице между организованными и неорганизованными группами людей и, соответственно, характером права, которое действует между ними. Организованные группы — это различные общества, клубы, масонские ложи и тому подобное, у которых есть свое внутреннее писанное право и процедуры его создания. Неорганизованные — это племена, полисы и сообщества с менее определенными границами, в которых отношения регламентируется не писанным, а обычным правом, которое существует, как спонтанный порядок, а не как продукт воли.

Как правило, организации являются «узкими» объединениями, они формируются вокруг определенных видов деятельности. Поскольку членство является добровольным, то на выбор организации влияет множество факторов - от того, как ведутся дела, до того, кто именно верховодит в ней. Поэтому вокруг одной сферы деятельности может существовать множество организаций, множество клубов филателистов, торговых палат, университетов и масонских лож.

Обычное право, напротив, универсально. Оно может объединять неограниченное количество незнакомых друг с другом людей, которые, вообще говоря, ни о чем между собой не договаривались, не принимали никаких уставов, не устанавливали процедур и не подписывали договоров. Базовые нормы обычного права, такие как запрет убийства (murder) или воровства вообще объединяют все человечество.

Не вдаваясь в дальнейшие подробности (в частности, вопросы границ обычного права), скажем, что обычное право точно также подразумевает изгнание. Эта норма присутствует у самых разных племен и народов. Как правило, изгнание является следствием объявления вне закона, например, в тех случаях, если вы отказываетесь выполнять решения суда в делах, связанных с нанесением ущерба.

Подведем итог. В случае права собственности ваше изгнание является следствием воли собственника. В случае договора (членства в  организации) и в случае обычного права ваш уход является либо санкцией за известные вам заранее нарушения, либо добровольным решением, если, например, членство в организации больше не приносит вам пользу.

Здесь и выясняется интересная подробность устройства мира, в котором мы живем. Ведь с государством не получается ни так ни эдак, оно вроде как и не собственник и не организация с добровольным членством и не племя, живущее по обычному праву. Вы точно не являетесь членом племени, вы не являетесь также членом формального объединения, вы не принимали никаких правил и не подписывали никаких договоров. Никто не может предложить вам «уехать, если не нравится» на этих основаниях. Государство также не признает обычное право, оно признает только производимое им самим статутное право. Но если это так, то фактически государство является собственником территории, так как оно произвольно устанавливает правила поведения, соблюдение которых обязательно для всех, кто находится на этой территории. Но современное государство тоже не признает этого факта, поэтому предложить вам покинуть территорию «потому, что я так хочу» тоже никто не может.

В общем, в ответ на предложения «уехать, если не нравится», государству нужно сделать встречное предложение. Мы согласны уехать, если государство определится. Либо оно собственник и владеет территорией и тогда мы все арендаторы или рабы. В первом случае — давайте заключать договора аренды, во втором, нам должны честно заявить, что нас считают рабами, ну а мы уже решим, что с этим делать. Либо никакого собственника нет, а есть организация - добровольное сообщество со своими правилами, тогда эти правила действуют только на тех, кто их добровольно принял, то есть, подписал соответствующий договор. Ну, а пока государство действует как фактический собственник, прикидываясь при этом племенной организацией, все предлагающие «уехать, если не нравится» отправляются куда подальше.

 

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 11
Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится 5.00 5 11
Колонки / Владимир Золотoрев
20.04.2017 4270
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Ошибки государственные и частные Ошибки государственные и частные

    Историю человечества можно представить, как постоянную “борьбу” между шаблонами поведения, создающими NAP и правилами и шаблонами, которые его нарушают. В процессе функционирования идеального общества NAP вообще не нарушается. Такое общество, при прочих равных, будет самым развитым и продвинутым.

  • Плодотворная политическая идея Плодотворная политическая идея

    Давайте попробуем сформулировать некую общую идею, к которой можно было бы свести либертарианскую программу. Здесь сразу нужно сделать уточнение - я говорю о политической идее. Это должна быть одна идея, выраженная в простой форме и это должна быть не абстрактная, а конкретная идея, реализацию которой “можно пощупать”.

  • Если бы государство действительно придумали для достижения общественно важных целей Если бы государство действительно придумали для достижения общественно важных целей

    В дискуссии по поводу необходимости государства часто исходят из того, что его существование является ответом на некие объективно существующие потребности людей, или, точнее, «общества в целом».

  • Государство и межвременное согласование Государство и межвременное согласование

    В этой колонке я хочу обратить внимание на один принципиально важный момент, который почти всегда упускается в рассуждениях о государстве и о его способности быть «хорошим». Момент этот состоит в том, что большая часть согласования поведения имеет межвременной характер и потому любое постороннее вмешательство нарушает этот процесс.

  • Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство? (окончание) Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство? (окончание)

    В этой колонке мы закончим наш краткий обзор того, откуда и почему появилось либертарианство. Мы говорили о том, что после Второй мировой войны в развитых странах утвердился порядок, который с большой долей справедливость можно было назвать «либеральным», имея в виду политическую программу классического либерализма. Однако, оказалось, что формально «правильные» институты никак не ограничивают аппетитов государства и его волюнтаристского поведения.