02.11.2017 3859

Жаба и гадюка или Все идет по плану

По поводу конфликта Порошенко и Авакова мне сказать нечего. Я не знаю и не хочу знать никаких подробностей, кто там чей сын и где чей рюкзак, все это не имеет никакого значения ни для меня, ни для 99,99% читателей.

А колонку эту пишу потому, что хочу воспользоваться случаем, для того, чтобы напомнить о том, как правильно воспринимать подобного рода события.

Первое. В конфликтах такого типа речь всегда идет только об усилении власти какого-то политика, чиновника или группы. Именно за эту власть и идет борьба. Если в ходе конфликта кто-то добровольно уступает власть, это просто означает либо признание поражения, либо тот факт, что она уже не приносит былого дохода. То же самое относится и к «сокращению полномочий» государства, если это происходит, то либо эти полномочия уже не нужны (шахта выработана), либо они отрастают где-то в другом месте. Так называемая «исполнительная» власть расширяется особенно активно, это является общим местом даже в «политологии», президент (который у нас как бы и не исполнительная власть, а просто рядом стоит, что, как видим, ничего не меняет) всегда стремится прибрать к рукам то, что плохо лежит, да и то, что хорошо лежит — тоже. Это касается любого президента, независимо от фамилии.

Второе. Почти всегда мы имеем дело не с политическим (идейным), а с межличностным и межгрупповым конфликтом. Здесь сразу нужно сказать, что политические конфликты, в которых присутствуют идеи (то есть, некие проекты будущего, которые оказываются несовместимыми) имели место в истории и, возможно, еще будут в будущем. Реформация или аболиционизм двигались не столько интересами, сколько идеями, интересы, в том числе и коммерческие и бюрократически-властные, разумеется, присутствовали в этих конфликтах, но они были вторичны. Последние сто лет это случается все реже и реже. Классика жанра — это вторая мировая, где СССР и Германия были фактически копиями друг друга. Да что там СССР, Хайек в 1944 году спрашивал «за что мы воюем?» намекая на то, что нацисты просто немного ушли вперед в той политике, которую проводят все западные правительства. Мизес в том же году высказался еще яснее: «Современная критика нацистской программы бьет мимо цели <....> Причина проста — на фундаментальном уровне нацистская идеология не отличается от общепринятых социально-экономических идеологий». Я привожу этот пример потому, что раньше считалось (а леваки на Западе до сих пор в этом уверены), что СССР и Германия имеют «противоположные» идеологии, и это является причиной войны. Когда же выяснилось, что это не так, носителями «противоположностей», которые приводят к войне стали нацисты и Запад, но, оказывается, что это тоже не так.

Все это к тому, что даже вроде бы  разные идеологии при ближайшем рассмотрении оказываются одним и тем же. В нашем же случае все куда проще - попробуйте найти десять отличий в программах БПП и НФ или «Батькивщины» или черт их там разберет, как там называются эти «партии».

Третье. Из предыдущего пункта следует, что большинство политических конфликтов всегда являются внутриэлитными конфликтами или конфликтами между элитами (в случае войн, например). Это означает простую вещь — нас с вами они никак не касаются. Болеть за жабу или гадюку нет никакой причины, если только у вас нет личного интереса в исходе их схватки. Еще одной важной деталью здесь является тот факт, что конфликты проходят и разрешаются в рамках принятых в элите правил (обычного права). Среди прочего, эти правила касаются гарантий безопасности для проигравших. Бывают страны, где такие гарантии весьма ограничены и правила допускают и даже предусматривают кары небесные, в том числе и смерть (Северная Корея, Китай), но в большинстве случаев даже в самом жестком конфликте дело никогда не доходит до уничтожения «оппонента» и даже до его формального наказания (Клинтон и ложь под присягой, Ющенко и «бандитам-тюрьмы» и т. п.). Те, кто нарушает эти правила, обычно очень страдают от этого. Классик здесь, конечно же, Виктор Федорович Янукович, который посадил Тимошенко, чего, по правилам нашей элиты, делать нельзя. Поэтому те, кто надеются на то, что Порошенко посадит Авакова или Аваков — Порошенко, надеются зря. Если кто-то из них нарушит эти правила, то это только ускорит его личный крах.

Четвертое. Бесполезность законов и прочих «рамок». Те, кто думает, что конфликты внутри элиты и вообще ее поведение может быть «урегулировано» конституциями или законами сильно ошибаются. Напомню, что одним из первых громких конфликтов такого рода был конфликт Кучмы (президент) и Лазаренко (премьер). Дело продолжалось довольно долго, Кучма все время жаловался на Лазаренко, но цимес ситуации состоял в том, что по конституции он мог уволить его в любой момент, но почему-то этого не делал. Те, кто знает об обычном праве, легко догадаются, почему. Другой пример, который я всегда привожу - это  политреформа. На самом деле, она закончилась еще при Ющенко, Янукович лишь придал этому факту юридические черты (что опять говорит о его глупости, так как он вполне мог этого и не делать). Но самое интересное и смешное тут то, что после Майдана конституция якобы вернулась к политреформе, то есть у нас сейчас «парламентско-президентская республика». Хочется спросить — ну как оно, чувствуете разницу?

Пятое. Многие верят в том, что «оно само пройдет». Обычно эта вера базируется на чем-то вроде «органической теории» Спенсера. Считается, что мы сейчас «отсталые» и мы «проходим этапы», которые якобы «развитые страны» миновали в прошлом. Поэтому, нужно просто подождать (конечно же, надо еще ходить на выборы и голосовать за прогрессивных кандидатов) и в силу исторической неизбежности мы постепенно придем к цивилизованной жизни. Спешу разочаровать, так как если говорить о процессах расширения государства (то есть, перетекания власти от граждан к элите), то мы в авангарде, а не в арьергарде. «Уровень политической культуры» и прочие прелести, о которых мечтает наша прогрессивная общественность, как раз и определяется тем, насколько развязаны руки у политиков и чиновников, то есть, определяется объемами той власти, которая находится у них в руках и которой, соответственно, лишены обычные граждане.

Все, о чем здесь сказано, присуще любой стране, в которой есть государство. Это не эксцессы исполнителя, а закономерности работы системы. Страны различаются между собой не содержанием политического конфликта, а характером его протекания. Последний, как мы сказали, зависит исключительно от того, сколько и какой власти находится в руках элиты.

Оценка материала:

5.00 / 23
Жаба и гадюка или Все идет по плану 5.00 5 23
Колонки / Владимир Золотoрев
02.11.2017 3859
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2)

    В предыдущей заметке мы говорили о происхождении «общественного договора» и о том, что какой-то смысл в этой идее есть только тогда, когда она используется как метафора неких подразумеваемых правил взаимоотношений между «властью» и «народом». Кроме того, шла речь о том, что нельзя понимать конституцию, как синоним «общественного договора» и о том, что конституция сама по себе не является инструментом «изменений к лучшему», принятие новой конституции не способно «отменить» сложившиеся отношения.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1)

    Недавно среди украинских экспертов и прогрессивной общественности вновь началась дискуссия по поводу «конституанты» и «нового общественного договора» (Дацюк написал заметки здесь, здесь и здесь, вокруг этого возникло обсуждение, а вот здесь можно понаблюдать за людьми, которые в прямом эфире пишут новый общественный договор). Активизация дискуссии была вызвана выступлением Тимошенко, которая произнесла несколько  новых для пересичного слушателя слов (общественный договор, конституанта, блокчейн). Понятно, что Тимошенко знать не знает, что такое «общественный договор», «конституанта» и, тем более, «блокчейн». Точно так же, очевидно, что если она когда-то и прибегнет к мероприятиям, которые она назовет «конституантой», то исключительно ради своих политических целей. Тем не менее, новые слова были сказаны «топовым политиком» и, тем самым, перенесены из маргинального поля активизма и экспертизы в политическую повестку дня.

  • Как не нужно полемизировать Как не нужно полемизировать

    Недавно мне попалась на глаза заметка, автор которой пытался критиковать либертарианство. К сожалению, критики там не было (ее-то как раз было бы интересно почитать), были какие-то фантазии на тему, с которыми автор заметки героически сражался.

  • Кто кого эффективнее или Почему еще не наступило «либертарианство в отдельно взятой стране»? Кто кого эффективнее или Почему еще не наступило «либертарианство в отдельно взятой стране»?

    Дискуссии в интернете убедили меня в том, что нужно еще раз четко проговорить мысль, сказанную здесь. Мысль эта состоит в том, что сравнение «государства» и «общества» некорректно, поскольку «государство» не является некой самостоятельной и самодостаточной системой. 

  • Если что-то не плавает как утка, значит, это не утка Если что-то не плавает как утка, значит, это не утка

    Есть хороший и проверенный способ для того, чтобы убедиться в том, что перед вами фейк или хотя бы в том, что «что-то здесь не так». Способ этот состоит в том, что вы сравниваете декларируемое назначение, то есть, функцию некоего объекта с тем, что он на самом деле делает. Если они совпадают, значит, все хорошо, если нет, то тогда есть повод для беспокойства. Понятно, что тут есть множество подводных камней. Главный — научиться отличать ваше представление о том, как «должна» работать система или как она «могла бы» работать (то есть, ваши субъективные представления и желания) от того, что диктует функция системы. Иногда это трудно, иногда нет. В конце концов, если вам покажут нечто, сделанное из глины и соломы и скажут, что это самолет, вы, скорее всего, догадаетесь, что эта штука никогда не взлетит.