Политика
Мир

Дружба и независимость: что общего у балтийского НПК и украинской ГТС

О знаменитом некогда в Советском Союзе Мажейкяйском нефтеперерабатывающем заводе — сейчас это комплекс «Мажейкю Нафта» в Литве — я знаю почти все. Сама история приватизации этого комбината — пожалуй, самого важного для Литвы — демонстрирует, как логистика входит в противоречие с политикой и превращает золото в пыль.

 

В советские времена Мажейкяйский комбинат получал сырье по нефтепроводу «Дружба» — вот почему к его приватизации проявили наибольший интерес российские нефтяные компании. Литовское руководство, однако, рассудило, что приватизация местного нефтеперерабатывающего завода ЛУКОЙЛом приведет к политической зависимости от соседней страны. В результате первым собственником «Мажейкю Нафта» стали американцы. Решение привело к острому политическому кризису в Литве. Тогдашний премьер Роландас Паксас заявил, что президент Валдас Адамкус и спикер парламента Витаутас Ландсбергис приняли авантюрное решение, которое приведет к потере возможностей комбината. Противостояние между Паксасом и Адамкусом определило последующее политическое развитие страны: бывший премьер не дал президенту переизбраться на второй срок, но уже после собственного вступления в должность главы государства стал жертвой импичмента, а Валдас Адамкус вернулся в президентскую резиденцию, победив на внеочередных выборах. Но в одном Паксас оказался прав: американцам не удалось наладить нормальное функционирование Мажейкяйского НПЗ. И они ушли.
Зато пришли россияне. Вильнюс все же решился на продажу «Мажейкю Нафта» российской компании, но только не ЛУКОЙЛу, продолжавшему претендовать на комбинат, а ЮКОСу. Компания Михаила Ходорковского, казалось, находится на большей дистанции от российских властей, чем ЛУКОЙЛ, и одновременно имеет великолепные возможности наладить снабжение Мажейкяйского завода нефтью через все тот же нефтепровод «Дружба», причем на долгосрочной основе. Казалось бы, о проблемах с комбинатом можно было бы и забыть, но тут начались проблемы у Ходорковского и крах ЮКОСа. Литовскому правительству вновь пришлось задуматься о необходимости продажи НПЗ, и среди претендентов вновь оказался ЛУКОЙЛ.
Но и тут Вильнюс проявил твердость. Помимо россиян, на комбинат претендовали еще и поляки с казахами — и в Литве отдали предпочтение самой большой нефтяной компании другой соседней страны. Так владельцем «Мажейкю Нафта» стал польский концерн «Орлен». Вначале поляки надеялись на продолжение контракта на поставку нефти из России по трубопроводу «Дружба» — благо, контракт никто и не думал расторгать.
Просто трубопровод испортился. Практически сразу же после объявления решения о продаже литовского комбината польскому концерну стало известно, что российский трубопровод требует долгосрочного ремонта. «Орлену» пришлось организовывать доставку нефти на комбинат танкерами, что, разумеется, значительно изменило все инвестиционные расчеты поляков. Но это были еще не самые главные трудности. Польский концерн, рассчитывая удешевить стоимость получения сырья, попробовал добиться передачи ему в оперативное управление нефтяного терминала в литовском порту Клайпеда. Но правительство Литвы выступило категорически против такого решения, так как усмотрело в нем признаки энергетической зависимости от поляков.
Тогда «Орлен» решил организовать доставку нефти в латвийский порт Ренге с последующей перевозкой сырья по железной дороге. Но в этом случае речь уже шла об экономических интересах Клайпеды — получалось, что литовский порт лишается огромной прибыли от доставки нефти в пользу латвийского конкурента.
И тут... Ну, в общем, вы уже догадались — поломались рельсы. Литовская железная дорога чинит их по сей день, а польская сторона жалуется в Европейскую комиссию. В СМИ появляется информация о возможной продаже комбината, явно инспирируемая из Варшавы, а в Вильнюсе продолжают заявлять, что не понимают польских претензий. С таким заявлением недавно выступил премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс, встречавшийся с представителями комбината. В спор пришлось вмешаться президенту Польши Брониславу Коморовскому: он заверил свою коллегу президента Литвы Далю Грибаускайте в том, что намерений отказываться от комбината у поляков нет. А если и есть, то «Орлен» можно понять: с одной стороны, ремонтируемый нефтепровод «Дружба», с другой — поломанная железная дорога. Есть от чего прийти в отчаяние.
Но важно не столько отчаяние третьего уже владельца комбината, сколько сам факт отсутствия стратегического плана развития для единственного нефтеперерабатывающего комплекса в Балтии. У литовской стороны на самом деле всегда был простой выбор: либо согласиться с российским собственником, который будет владеть и НПЗ, и доступом к «Дружбе», либо пойти навстречу собственнику с Запада, предоставив ему в распоряжение комбинат и клайпедский порт. Но у правительства Литвы всегда было еще и стремление обеспечить энергетическую независимость от собственника своего же комбината, что запутывало ситуацию еще больше… Ах, как эта балтийская история с собакой на сене напоминает мне ситуацию с украинской газотранспортной системой!

Оценка материала:

3.40 / 5
Дружба и независимость: что общего у балтийского НПК и украинской ГТС 3.40 5 5
Политика / Мир
 Виталий Портников 07.09.2010 16696
Еще материалы раздела «Мир»