НОВОСТИ ДНЯ: Порошенко: Убийство Вороненкова – это теракт со стороны России  НБУ вводит санкции против "дочек" российских банков  В Харьковской области пожар и взрывы на складе боеприпасов. Подозревают диверсию  Оккупанты назвали диверсией вещание украинского ТВ на Крым  Цены на газ для населения пообещали не повышать до 1 апреля 2018 года  Ежесуточно Россия ворует более 10 тысяч тонн украинского угля  Украина запретила въезд российской участнице "Евровидения"все новости дня
Кабинет директора
Утренний кофе
 Денис Олейников 09.04.2012 69653

Спасибо сами знаете кому: что обрел Денис Олейников, потеряв родину

Владелец онлайн-сервиса ProstoPrint, украинец Денис Олейников, бежавший в Хорватию осенью прошлого года, рассказал Контрактам о том, что увлечение дочери повлияло на выбор новой страны проживания, он планирует вернуться в Украину, а вести бизнес из-за границы не так сложно.

Спасибо сами знаете кому: что обрел Денис Олейников, потеряв родину

Бизнес улетает на юг

Вы в Хорватию надолго?

Денис Олейников: Да, планируем жить здесь в течение длительного времени.

Недоброжелатели пытались здесь достать?

Денис Олейников: Я ни от кого не прячусь. Более того, как законопослушный гражданин, зарегистрировался в украинском посольстве. Меня особо искать не надо, все контактные данные у них есть. Но на сегодняшний день права мои и моей семьи охраняются Женевской конвенцией о статусе беженцев 1951 года. Нарушить ее — хуже, чем не выполнить решения Европейского суда по правам человека. Если у моих преследователей есть хотя бы капля разума, то до этого не дойдет.

Почему Хорватия?

Денис Олейников: Интересный и неожиданный выбор. Мы уезжали не куда-то, а от кого-то. Бежали из Украины под покровом ночи, как в каком-нибудь приключенческом фильме. На сборы было отведено всего 20 минут. Вы можете представить, как свою «жизнь» упаковать в одну машину за 20 минут (смеется). Мы выехали из Одессы с двумя сонными детьми, выключив мобильные телефоны, потому что они не только прослушивались, но и прослеживались. Пока не пересекли границу, никто из родных не знал, где мы находимся. Ехали с закрытыми стеклами без остановок. Когда оказались в Молдове, решали, куда ехать дальше.

Моя дочь профессионально занимается теннисом. Мы выехали за две недели до финала чемпионата страны по теннису среди юниоров, который должен был проходить в Кременчуге. В своей возрастной группе Саша (дочь Олейникова — ред.) была четвертой в рейтинге. Наш отъезд стал ударом в том числе и для нее, но других вариантов не было. На эмоциях мы с женой пообещали дочери, что выберем страну, где она сможет нормально тренироваться. С учетом того, что шенгенская виза была только у меня, предпочтение отдавали государству с безвизовым режимом, куда можно въехать с семьей и какое-то время побыть. Выбор пал на Хорватию. Изначально даже не планировали там оставаться. Приехали, сняли комнату, дочь начала тренироваться. Когда присмотрелись к стране, поняли, что нам здесь нравится и мы чувствуем себя в безопасности. Я попросил убежища в Хорватии. Для кого-то этот выбор может показаться не очень понятным: во-первых, потому что Хорватия не входит в Шенгенскую зону (только следующим летом), во-вторых, у нас очень мало людей, которые знают, насколько там хорошо.

Какой у вас и семьи статус?

Денис Олейников: Я остаюсь гражданином Украины, который на родине подвергается политическим преследованиям, поэтому обратился к властям Хорватии для получения политического убежища. На данный момент моя заявка рассматривается. У нас есть официальный статус — «лица, ищущие убежище». Он обеспечивает защиту мне и семье по Женевской конвенции 1951 года, хотя там есть небольшие ограничения, связанные с ожиданием в получении постоянного статуса, но надеюсь, мы его вскоре получим. С бытовой точки зрения, никаких неудобств семья не испытывает. С апреля сын пойдет в местную школу.

Гражданство менять не планируете?

Денис Олейников: Мы в любом случае не можем претендовать на гражданство. Для этого надо прожить в Хорватии определенное количество лет, владеть государственным языком, знать историю страны. Как дальше будет — не знаю, но в ближайшее время менять гражданство точно не планируем.

Большая перемена

Вы по-прежнему владеете компанией ProstoPrint (товары по требованию)?

Денис Олейников: Да, но ProstoPrint реструктуризировалась. 1 марта создана компания ProstoPrint International, у которой в Украине ничего нет (компания нашла стратегического инвестора, имя которого не разглашается, Денис Олейников остался миноритарным акционером — ред.). Зарегистрированная в Европе, она занимается сопровождением веб-сайта ProstoPrint, разработкой стандартных процедур, выбором подрядчиков, соответствующих критериям, контролем и мониторингом заказов, а также сопровождением, технической поддержкой и маркетингом.

Теперь производством занимаются независимые подрядчики. С одной стороны, я давно хотел провести реструктуризацию бизнеса, потому что так развиваются компании во всем мире. К примеру, Nike, Adidas и другие отдают на аутсорсинг многие технологические процессы. С другой — в украинских реалиях такая модель дает нам определенное преимущество и безопасность. Если какая-то горячая голова решит прийти с обыском в независимую, не связанную с нами компанию, нам это не причинит никакого вреда, потому что на следующий день мы найдем другого исполнителя. Давить на независимого подрядчика — не за что, бесполезно и неэффективно. Но по-прежнему для меня украинский рынок является приоритетным. На этот год мы запланировали много нововведений.

Как выбираете подрядчиков?

Денис Олейников: На конкурсной основе. Для того чтобы получать от ProstoPrint некий объем заказов, условно говоря, на $10 тыс. в день, у подрядчика должно стоять определенное количество конкретного оборудования не старше двух лет. В Украине мы уже заключили договор с подрядчиком, выигравшим конкурс. Подобный тендер проводим в России, готовимся провести еще в Польше и Латвии. До осеннего налета средний возраст печатного оборудования составлял более трех лет, у нашего нынешнего подрядчика — четыре месяца.

Oleinikov2_2

Денис Олейников: мне нужна одна вещь — справедливое, непредвзятое расследование дела

После осенних событий ProstoPrint потеряла часть клиентов?

Денис Олейников: Конечно. Наш ресурс почти два месяца не работал. Естественно, много клиентов вначале не поверили, что мы вообще сможем восстановить работу. Другие засомневались, как же мы сможем печатать, если у нас конфисковали все оборудование. Но люди потихоньку возвращаются, потому что видят, что ресурс, несмотря ни на что, работает. Как ни странно, мы стали технологически лучше. УБОП увез наше старое оборудование — вместо него мы купили новое, у нас забрали старые компьютеры — мы полностью обновили технологический парк. Нас разгромили как единое целое, а мы реструктуризировались, создав более эффективную организацию, позволяющую быстрее обслуживать заказы. Сегодня мы вышли на 70% «доналетного» оборота. К лету 2012го, уверен, наш доход увеличится в 1,5 раза по сравнению с летом прошлого года. В 2010–2011 гг. наш бизнес рос на 60% ежегодно. В нынешнем году будем расти еще быстрее, ведь недавно в рамках реструктуризации в Европе было заключено соглашение с инвестором.

Почему весной 2012 года продали Prostobook, печать книг по требованию, за $100 тыс.?

Денис Олейников: Я продал его Любомиру Гайдамаке, моему давнему партнеру, который помогал создавать Prostobook. Ему этот проект был интересен всегда. В отличие от ProstoPrint, который является достаточно большой машиной со сложной структурой, Prostobook — это стартап, который можно осилить маленькой командой.

Вы планировали создать в Хорватии туристическое агентство?

Денис Олейников: Я думал об этом, но параллельно шли переговоры с инвестором по ProstoPrint. Решил повременить с созданием турагентства, потому что в ближайший год банально не будет времени. Но я изучаю этот рынок и все больше склоняюсь к тому, чтобы создать не турагентство, а заняться гостиничным или ресторанным бизнесом.

Весь ваш бизнес — ProstoPrint?

Денис Олейников: Да, и больше ничего.

Легко ли управлять бизнесом из-за рубежа?

Денис Олейников: Я же его реструктуризировал и уже не занимаюсь производством, поэтому не так сложно.

Побег из Шоушенка

Какая судьба у команды ProstoPrint, которая осталась в Украине?

Денис Олейников: Я очень рад, что основной удар, с точки зрения юридических преследований, приходится на меня. На сегодняшний день силовое давление на работников ProstoPrint практически прекратилось, потому что враг номер один — Денис Олейников. Ситуация устраивает как заказчиков мероприятия, исполнителей, следователей и прокуроров, так и меня. Люди, работавшие со мной, были наемными сотрудниками и их не за что преследовать. Они действительно ни в чем не винов­ны и только выполняли мои распоряжения. Я за себя всегда постою, а тех людей, которые остались в Украине, трогать не надо.

Вы первый представитель Уанета, который бежал из страны?

Денис Олейников: Точно первый, кто так нашумел. До меня очень много бизнесменов эмигрировали из страны. Они прекрасно живут в Европе, странах Америки и Азии. Им нормально, вот только Украине без них как? Беда в том, что формируется пятая волна эмиграции. Сейчас выезжают не столько остарбайтеры, как в начале 1990х годов, сколько образованные специалисты. Из 5 тыс. друзей и 2 тыс. подписчиков моего аккаунта в Facebook едва ли не каждый четвертый — уже за границей. У меня несколько сотен неотвеченных писем от людей, которые хотят уехать, — программистов, журналистов, архитекторов, работников телевидения. Я, возможно, самый шумный представитель, но я всего лишь часть тренда. Хотя уезжают больше от безысходности и неверия в будущее страны — прямой угрозы у них нет в отличие от моего случая.

Считаете, будут еще примеры, подобно вашему?

Денис Олейников: Вопрос не в том, будут или нет, а в том, узнаем ли мы о них? История с ProstoPrint получила огласку, потому что я выбрал путь активной защиты. Хотя у меня был выбор. Если бы я занес чемоданчик с деньгами нужным людям, то, возможно, смог бы остаться. Мне говорили влиятельные люди из провластной партии: будешь молчать — вернем бизнес. Но я не согласился.

Живу на границе Хорватии, Словении и Италии, активно путешествую и вижу, как много людей бегут из Украины. Продают бизнес и массово уезжают, оседая в Италии, Словении, Хорватии, Чехии. Бегство будет продолжаться, просто не обо всех случаях мы узнаем.

Было предчувствие, что покинете Украину?

Денис Олейников: Думал об этом. Очень раздражало то, что в нашей стране большая часть представителей малого и среднего бизнеса занимались отнюдь не бизнесом. Не столько созданием конкурентного продукта и выживанием в конкурентной среде, сколько борьбой с трудностями в виде налоговой, таможни, санстанции и пожарных. Отчасти поэтому я был настроен на переезд. Я не был готов организационно, в плане выведения бизнеса за рубеж, но был готов внутренне. Передо мной не стоял вопрос, как же я буду там жить, что же буду делать. Наоборот, думал, если здесь начну заниматься малым бизнесом, мне будет значительно легче, чем в Украине. И в конечном итоге так оно и получилось.

В Хорватии проще вести бизнес?

Денис Олейников: Балканы не считаются идеальными странами для предпринимателя. Хотя в них нет коррупции в нашем понимании, но здесь есть бюрократия. И все же в Хорватии значительно легче вести бизнес в отличие от Украины. Некоторые вопросы могут решаться долго, но это не потому, что надо кому-то что-то занести, а потому, что здесь никто никуда не спешит. Налоговый инспектор — всего лишь госслужащий, без лишних полномочий, равно как и прокурор. Никто не кормит за свой счет толпы проверяющих.

Все же, за что вас преследовали?

Денис Олейников: За то, что мы набрались смелости апеллировать к закону и отказались снять с продажи футболки «Спасибо жителям Донбасса». У ProstoPrint не было публичной позиции — мы никого из политиков не поддерживали и открыто против власти не выступали.

Я отказался изъять из продажи футболки по двум причинам: первая — я не работаю с анонимными обращениями, вторая — рассматриваю только мотивированные обращения. Никто ведь не предъявлял нам экспертное заключение комиссии по этике и морали или постановление суда, что данная надпись оскорбляет чьи-то чувства или национальную гордость. Признаю, слоган — ироничный, но без оскорбительных выражений. Кроме того, не мы же придумали эту надпись. ProstoPrint — большая ярмарка, на которой люди представляют свои креативные решения. Кому-то это вольнодумство не понравилось. Хотя уверен, никто не ожидал такого резонансного отпора.

А как же официальное обвинение об использовании символики УЕФА без разрешения?

Денис Олейников: Официальная версия не выдерживает критики — дело явно сфабриковано. Никакого уведомления от юристов УЕФА ProstoPrint не получала. Согласитесь, если бы дело было в Евро­2012, то когда 12 сотрудников ProstoPrint, средний возраст которых составлял 22 года, пришли протестовать на Майдан с 200 футболками — их бы там ожидали 200 спецназовцев? Если бы дело было в нарушении Евро­2012, пришло бы на захват ProstoPrint 10 следователей, 30 сотрудников элитного спецподразделения «Сокол», которые обычно воюют с террористами. По методу и объему задействованного персонала и арсенала средств, все это не вяжется с официальной версией о нарушении авторских прав.

Как отреагировала УЕФА?

Денис Олейников: Представители этой организации заняли нейтральную позицию. Мишель Платини признал, что в Украине проблемы со свободой слова и ситуация напоминает диктатуру в Аргентине 1978 года, когда там проходил футбольный чемпионат, но затем добавил, что УЕФА — футбольная организация и ни во что не вмешивается.

Скучаете по родине?

Денис Олейников: Очень скучаю (вздыхает). По родине, по своей прежней жизни, по родным… Иногда меня посещают мысли о том, что мне не нужна политика или пиар, внимание журналистов, вы мне верните ту жизнь, которая у меня была.

Я был абсолютно счастливым человеком. Не хотел заниматься ни политикой, ни общественной деятельностью. Когда в 2010 году был «налоговый Майдан», просто открыто выражал гражданскую позицию. Возможно, это еще одна причина, почему ударили именно по моему бизнесу. В то же время я был доволен тем, что сделал в Уанете. Я тоскую по тем временам, когда Денис Олейников и ProstoPrint ассоциировались с инновационным интернет-проектом. Сейчас все перекрыла политика. А ведь Денис Олейников — это не только «Спасибо жителям Донбасса», но и товары по требованию, персонализация.

При каких обстоятельствах вы бы вернулись в Украину?

Денис Олейников: Мне нужна одна вещь — справедливое, непредвзятое расследование дела. Все остальное — всплывет по ходу и покажет, что мы никаких законов не нарушали, а также выявит людей — судей, прокуроров, юристов, явно превысивших служебные полномочия.

Я бы очень хотел вернуться, но боюсь, что до 2015 года в стране ничего не изменится. Уголовное дело в отношении ProstoPrint до сих пор рассматривается в судах, где нам не дают и слова сказать. Кроме того, статус политического беженца предполагает невозможность возвращения в Украину и невозможность выдачи меня Украине. Я бы хотел вернуться на родину. Но приехать, чтобы сесть в тюрьму, — не желаю.

Оценка материала:

4.37 / 41
Спасибо сами знаете кому: что обрел Денис Олейников, потеряв родину 4.37 5 41
Кабинет директора / Утренний кофе
 Денис Олейников 09.04.2012 69653
comments powered by Disqus
Еще материалы раздела «Утренний кофе»
  • Wanted: Человек способный решить проблему Wanted: Человек способный решить проблему

    Процесс поиска руководителей высшего звена можно сравнить с детективным расследованием и полагаться только на интуицию при принятии решения несколько недальновидно, уверен Виестурс Лиегис, управляющий партнер компании Amrop в Украине. Эксперт рассказал Контрактам.ua, где искать и как выбрать правильного топ-менеджера, способного быть капитаном, а не балластом.

    Утренний кофе Виестурс Лиегис 12.03.2016 6386
  • Роман Романчук: Выживаемость в сегменте японской кухни очень сложная Роман Романчук: Выживаемость в сегменте японской кухни очень сложная

    Руководитель сети «Сушия» Роман Романчук о трендах в ресторанной индустрии, предпочтениях и ожиданиях гостей и пользе специализации.

    Утренний кофе Роман Романчук 01.07.2015 28389
  • Елена Дятлова: Хороший пиарщик всегда имеет запасную пару чулок для клиента Елена Дятлова: Хороший пиарщик всегда имеет запасную пару чулок для клиента

    Откровенно поговорив о тендерах в PR, Контракты решили обсудить с ведущим экспертом рынка возможные репутационные риски, антикризисные стратегии и непростые отношения пиарщиков с журналистами. Представляем вторую часть эксклюзивного интервью с Еленой Дятловой, учредителем Морс PR Group («Маркетинговые Решения», «Медиа Решения», «Медиа Сет»).

    Утренний кофе Елена Дятлова 26.06.2015 7645
  • Дан Бронштейн: как из банкрота сделать лидера отрасли Дан Бронштейн: как из банкрота сделать лидера отрасли

    "Контракты" поообщались с управляющим директором международной инвестиционной группы Solway Даном Бронштейном о покупке остановленного Побужского ферроникелевого комбината и создании на его базе успешного социально ответственного бизнеса.

    Утренний кофе Дан Бронштейн 12.05.2015 7978
  • Андрей Фаворов: Нефть по 60 долларов – лучшее время для проведения реформ в Украине Андрей Фаворов: Нефть по 60 долларов – лучшее время для проведения реформ в Украине

    О ценах на нефть и газ, о ситуации в энергетике сегодня говорят все – от министров и депутатов до бабушек на скамейке. Иногда даже сложно понять, кто же более осведомлен. И еще сложнее выяснить, а есть ли у кого-то четкое представление, что делать и куда двигаться. «Контрактам» удалось поговорить именно с таким человеком: Андрей Фаворов, директор компании «Энергетические ресурсы Украины», не только обладает огромным практическим опытом, но и оценивает ситуацию в отрасли с точки зрения западного инвестора.

    Утренний кофе Андрей Фаворов 08.04.2015 9432