Кабинет директора
Юрисконсульт
18.04.2016 1681

Карманные третейские суды на страже интересов кредиторов

Денис Киценко, кандидат юридических наук, специально для Контрактов рассказал о практике разрешения споров в Третейских судах Украины и мировых соглашениях.

К: Денис, как сегодня на практике используются третейские суды для урегулирования споров между заемщиками и кредиторами?

Денис Киценко: Не является секретом, что банками охотно использовали третейскую оговорку с целью обеспечить передачу спора лояльному учреждению, зачастую специально созданному под конкретный банк, что практически стопроцентно гарантировало кредитору позитивное решение о взыскании кредитной задолженности. Такие третейские суды часто создавались при банках специально для рассмотрения кредитных дел. По разным оценкам, в том числе по результатам обобщения судебной практики по данному вопросу, третейские суды выносили от 90% до 95% решений в пользу банков, часто даже не вникая в суть дела.

В свою очередь это зачастую приводило к грубому нарушению прав должников - потребителей услуг банков и кредитных союзов, и соответственно увеличению споров об отмене решений третейских судов или отказе в их признании судами для последующего принудительного исполнения.

В конечном итоге, третейские суды были законодательно лишены в 2009 году права рассматривать споры о признании права собственности на недвижимое имущество, а следовательно крупные кредиты, обеспеченные ипотекой, стало не целесообразно разрешать в третейских судах, а затем в 2001 году из под их юрисдикции были выведены дела о защите прав потребителей банковских услуг.

Rimma2

Денис Киценко:Новый поворот в правоприменительной практике способен заставить банки полностью отказаться от использования услуг "карманных" третейских судов и дает должникам шанс на доступ к объективному, а не одностороннему правосудию

С 12 марта 2011 года указанные изменения вступили в силу изменения в статью 6 Закона Украины "О третейских судах", однако судебная практика ограничивала применение нововведений исключительно исками должника – физического лица к банку о защите своих интересов как потребителя финансовых услуг (в части признания тех или иных условий договора недействительными), а вот иски банковских учреждений о взыскании задолженности с физ. лица суды в большинстве случаев не рассматривали в качестве споров, на которые распространяются положения статьи 6 Закона Украины "О третейских судах".

В связи с введёнными ограничениями, большинство банков отказались от использования третейской оговорки ввиду наличия рисков, связанных с её сомнительной правомерностью и рисками отмены решений арбитража, но анализ решений судебного реестра по состоянию на 2015 год свидетельствует, что некоторые финансовые учреждения, среди которых ПАО "Мегабанк" и ПАО "Альфа-Банк", продолжают активно применять этот удобный инструмент и после 2011 года.

Время подтвердило правоту оценки потенциальных рисков третейской оговорки. Постановлением Верховного Суда Украины от 20 мая 2015 года по делу № 6-64цс15 было принято решение о противоречии третейской оговорки требованиям пункта 14 статьи 6 Закона Украины "О третейских судах" и необходимости неукоснительного следования ограничениям, предусмотренных профильным законом, к которым также относится запрет на рассмотрение третейскими судами дел о взыскании задолженности по потребительским кредитам.

Новый поворот в правоприменительной практике способен заставить банки полностью отказаться от использования услуг "карманных" третейских судов и дает должникам шанс на доступ к объективному, а не одностороннему правосудию.

Плюсы использования третейских судов для Кредиторов:

  • быстрота;
  • лояльность;
  • географическая определенность (нет необходимости перемещаться по всей стране для участия в делах по местонахождению ответчика);
  • минимальные расходы на сопровождение процессов.

Минусы использования третейских судов для Кредиторов:

  • постепенное сокращение полномочий;
  • высокие риски отмены решений третейского суда;
  • необходимость признания решения третейского учреждения общим судом для возможности его принудительного исполнения;

К: Работают ли в Украине мировые соглашения?

Денис Киценко: Практическое применение института мировых соглашений осложнено как реальными процессуальными недочетами, так и объективным нежеланием сторон идти на компромисс.

Зачастую в суде первой инстанции стороны уверенны в своей правовой позиции и не желают от нее отступать, что приводит к игнорированию процессуальной возможности разрешение спора путем заключения мирового соглашения.

С другой стороны, поскольку интересы сторон в судебном споре кардинально разные, а круг вопросов для урегулирования мировым соглашением широкий, то процесс согласования его условий сильно растянут во времени, и не всегда можно уложиться в 2-х месячный строк рассмотрения дела, предусмотренный ХПК Украины.

Мы полагаем рациональным предоставить сторонам хозяйственного судопроизводства возможность миррового урегулирования спора также на этапе апелляционного и кассационного обжалования, по аналогии  с гражданским процессом. Поскольку заключению мирового соглашения предшествует длительные предварительные переговоры из-за многогранности и сложности хозяйственных правоотношений, существующего окна возможностей для достижения компромисса за 2 – 2,5 месяца явно не достаточно.

В результате, даже если стороны действительно имеют желание достигнуть консенсуса, то они не всегда успевают договориться, так как процессуально сильно ограничены в сроках. В такой ситуации сторонам приходиться умышленно прибегать к механизмам затягивания судебного процесса в суде первой инстанции с целью увеличения времени на согласование интересов. Но не у всех, и не всегда есть желание идти таким путем.

Другой проблемой, которая возникает на практике, является применение положений части 3 статьи 78 ХПК Украины, а именно: "мировое соглашение может регулировать лишь права и обязанности сторон относительно предмета спора".

Постановлением Пленума Высшего хозяйственного суда Украины № 18 от 26.12.2011 года "О практике использования судами первой инстанции ХПК Украины" закреплена позиция, что условия мирового соглашения не могут решать вопросы о правах и обязанностях сторон, которые могут возникнуть в будущем, а также касаться прав и обязанностей других юридических или физических лиц, не участвующих в деле или, выходить за рамки предмета спора.

В большинстве случаев, из-за характера хозяйственных правоотношений, которые являются непростой системой по урегулированию определенных экономических взаимоотношений между сторонами, практически невозможно достичь согласия без урегулирования "сопутствующих" правоотношений, происходящих из основного предмета спора. А формулировка приемлемых условий мирового соглашения, зачастую объективно выходит за пределы предмета спора, либо имеет отношение к правам и обязательствам которые возникнут в будущем.

К: Можно ли сформировать топ-3 или топ-5 «злоупотреблений» третейскими судами в Украине? Почему такое возможно?

Денис Киценко: Необходимо отметить, что основные злоупотребление остались в прошлом и благополучно разрешены путём сужения компетенции третейских судов и выведения из их подведомственности вопросов признания права собственности на недвижимое имущество, корпоративных и трудовых споров, споров с "слабым" звеном – физическим лицом потребителем финансовых услуг и споров с участием государственных органов.

Не так давно ВСУ поставил точку в одном из немногих потенциально оставшихся злоупотреблений. Так, ВСУ обнародовал свою правовую позицию по делу о признании недействительным решения третейского суда о взыскании суммы задолженности перед "Альфа банком" с физического лица по потребительскому кредиту. Этого решения и правовой позиции, указанной непосредственно в постановлении ВСУ от 02 сентября 2015 года № 6-856-цс15, физические лица-должники ждали на протяжении последних 4 лет.

Ранее суды рассматривали категорию споров о взыскании задолженности по потребительским кредитам довольно неоднозначно. В большинстве своем, суды отказывали в заявлениях об отмене решений третейских судов о взыскании, считая, что они не являются спорами о защите прав потребителей. Дело в том, что суды трактовали положения пункта 14 части 1 статьи 6 Закона "О третейских судах" таким образом, что в качестве споров о защите прав потребителей, в том числе потребителей услуг банка (кредитного союза), считались исключительно споры, инициированные самим потребителем. Споры по иску банка к должнику о взыскании задолженности в такое прокрустово ложе не помещались, так как истцом выступал банк, а защите, по мнению судов, подлежало право кредитора. Такая позиция представляется довольно спорной, поскольку защита прав потребителя, это не только возможность предъявить соответствующий иск к кредитору, но и возможность оппонировать, предъявленным кредитором требованиям.

В этой связи интересен тот факт, что законопроект о внесении изменений в Закон Украины
"О третейских судах", вместо которого был принят Закон № 2983-VI от 3 февраля 2011 года, предусматривал более удачную формулировку данной нормы, согласно с которой из компетенции третейского суда исключались бы "споры, одной из сторон в котором является лицо, которое имеет статус потребителя в соответствии с Законом "О защите прав потребителей", однако под давлением финансового лобби, она была заменена на норму в существующей редакции.

Таким образом, постановление Верховного Суда Украины от 2 сентября 2015 года в деле
№ 6-856цс15 - крайне важный судебный акт, который предоставляет потребителям услуг кредитных учреждений право на справедливый суд, гарантированное статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Принятие этого постановления порождает ряд вопросов относительно того, каким образом потребители услуг кредитных учреждений могут избежать взыскания задолженности согласно с решениями третейских судов, принятых до вступления в законную силу комментируемого постановления Верховного Суда Украины, ведь сроки их обжалования истекли, или же есть определение суда об отказе в удовлетворении заявлений об отмене решений третейских судов по тем же самым основаниям, а процедура их принудительного исполнения уже начата.

Необходимо учитывать, что Верховный Суд Украины своими постановлениями не создает новых норм права, а лишь обеспечивает на основании ст.360-7 ГПК Украины единообразие судебной практики, устанавливая правила их применения. Поэтому, говорить о том, что со 2 сентября 2015 года третейские суды не могут рассматривать споры о защите прав потребителей, в том числе и потребителей услуг кредитных учреждений, не совсем корректно. Правильным будет другой вывод: решения третейских судов, которые приняты после внесения в Закон Украины "О третейских судах" изменений об исключении из их компетенции споров такой категории - незаконны.

В этом случае, одним из способов защиты прав потребителями услуг банков могут быть оспаривание решений третейских судов в судебном порядке, с подачей, при необходимости, ходатайств о восстановлении процессуальных сроков. Следует иметь в виду и то, что в случае, если споры об отмене решений третейских судов уже пересмотрены кассационной инстанцией не в пользу потребителей, существуют правовые основания для пересмотра такого судебного акта Верховным Судом Украины.

Беседовала: Ольга Ярхо

Оценка материала:

5.00 / 1
Карманные третейские суды на страже интересов кредиторов 5.00 5 1
Кабинет директора / Юрисконсульт
18.04.2016 1681
comments powered by Disqus
Еще материалы раздела «Юрисконсульт»