10.11.2016 3194

Американский Майдан и кризис левизны в «государственном строительстве»

Победа Трампа стала для прогрессивной общественности таким же неприятным сюрпризом, как и Брекзит. Общественность негодует, усматривая в произошедшем две причины - «тупых идиотов», которые не понимают своего счастья и «руку Кремля», который, если верить этой общественности, уже переплюнул в своем всемогуществе и вездесущности жидомасонов и рептилоидов вместе взятых.

Думаю, общественность нужно успокоить. Президент далеко не так всемогущ, как им кажется. Более того, очень часто выходит так, что говорится одно, а делается совсем другое. Классик жанра Рузвельт обещал на своих первых выборах остановить государственное вмешательство, начатое Гувером, но сделал все наоборот, да с таким размахом, что вверг страну в Великую депрессию на 12 лет, Рейган обещал сократить правительство, но начал гонку государственного долга, рекордсмен которой - милашка Обама набрал долгов больше, чем все предыдущие правительства вместе взятые; реально сокращали вмешательство не столько либеральные в хорошем смысле слова республиканцы, сколько демократы — муж Клинтон и, как ни странно, Картер, который, зато, заложил бомбу кризиса токсичных ценных бумаг, взорвавшихся в 2008-м. Короче говоря, в любом президентстве (разве что кроме уныло-марксистского Обамы) при внимательном рассмотрении вы найдете и «правые» и «левые» нотки и вас ждет много удивительных открытий и ломки стереотипов.

Нужно понимать одну простую вещь — правильный ответ на вопрос «кто выиграл выборы» всегда один - «правительство». Как бы там не куражился человек в Белом Доме, именно многомиллионная армия бюрократов управляет Америкой, как и любой другой страной. И президенты практически всегда бессильны в прямом столкновении с этой армией. Тут можно опять-таки вспомнить Legal Service Corporation времен Рейгана, лоббистскую организацию, созданную и финансируемую Конгрессом (!) которая фактически боролась против попыток администрации сократить бюджеты чиновников, устраивая забастовки, митинги и кампании в прессе. Кто кому подчиняется и кто кем управляет - политики бюрократами или бюрократы политиками — для тех, кто давно следит за событиями, совсем не секрет.

Однако, у власти бюрократов есть одно уязвимое место  - это вера подданных в их необходимость. Эта вера всегда имеет вид набора разного рода оправданий — от «научно — теоретических» изысканий до страхов и суеверий, связанных с текущей ситуацией, вроде нашего «Путин нападет». И в этом месте мы подходим к более интересной и важной теме, нежели то, что «сделает» и чего «не сделает» новый американский президент.

Дело в том, что до недавнего времени верования электората основывались на комплексе идей, которые, в целом, можно было охарактеризовать, как «левые», то есть, как предполагающие неуклонный рост вмешательства государства ради «общего блага». Этот комплекс идей от «нейтрального» технократизма экономического мейнстима до агрессивного феминистского фашизма и, в целом, культурного марксизма, возник постепенно, в разных местах он прошел разную эволюцию, но его рост вызван одной простой причиной — ростом государства. Здесь, как и на любом другом рынке, работает спрос и предложение и получают развитие (то есть, бюджет), те идеи, которые лучше легитимизируют этот рост. Поскольку возможности тех, кто не согласен с ростом на порядки меньше (здесь главное то, что государство тратит не свое и ни за что не отвечает), прогосударственные идеи не просто становятся доминирующими, но и активно вытесняют и стигматизируют конкурентов. Если такая безобидная концепция, как институционалистская «теория общественного выбора» считается американской academia радикальной, то что уже говорить о действительно радикальных вещах. Кроме того, спонсоры альтернативных точек зрения прекрасно понимают границы дозволенного, что превосходно иллюстрирует, например, Институт Катона, финансируемый братьями Кох. Работы института и книги его авторов (вроде вот этой) всегда останавливаются на отчетливо заметной грани, которую легко увидит любой, кто знаком с либеральным в нормальном смысле слова набором идей.

В политике это уже очень давно (для Америки, наверное, с Вудро Вильсона) имеет вид «этатистского консенсуса», обе партии стремятся к большему государству, просто «левые» идеи больше подходят на роль провайдера этого процесса, чем «правые». В итоге, последние 20 лет, а может быть и больше, республиканцы играли роль таких себе мальчиков для битья, представителей славного, но отживающего прошлого, недалеких и туповатых персонажей, не понимающих прелестей прогресса и не способных осознать не поддающихся ни одной логике софизмов культурного марксизма. Им даже было позволено выигрывать выборы, но все понимали, что они ничего не изменят.

Власть казалась незыблемой. Левые и intelligentsia (американцы теперь тоже используют это слово для ироничного определения «моральных авторитетов» и «властителей дум») полностью контролировали масс-медиа, университеты, которые они превратили в мозгопромывочные машины, подавляющее большинство артистов цирка и звезд эстрады, в общем, все, что можно себе представить, включая избирателей, которых они подкупали много лет разнообразными подачками.

И тут выяснилось, что все это ничего не стоит. Как верно заметил arbat с места событий, «все ручки усилителя вывернуты на 11», а толку — ноль.

Повторю, дело не в конкретном Трампе и в том, что он будет (или не будет) делать. Проблема куда серьезней и состоит она в том, что весь комплекс мифов и верований, выстраиваемый несколько десятилетий, весь комплекс теорий, сказок и легенд, призванных объяснить, почему бюрократы должны править миром, а люди, которые их кормят, должны униженно их благодарить за это и  чувствовать себя при этом несчастными тупыми рэднеками, все это теперь поставлено под сомнение и может рухнуть. Когда это случится — трудно сказать, но после Брекзита и выборов президента США можно надеяться, что вероятность этого весьма велика, по крайней мере, в англосаксонском мире.

И, собственно, вопрос «прогресса и выживания человечества» состоит в том, сумеет ли и если сумеет, то как быстро, государство найти идейную замену отходящей в утиль левой идеологии и сумеют ли альтернативные идеи влезть в образовавшуюся брешь и помешать формированию нового консенсуса. И, в общем, «заслуга» Трампа (которого, напомню, не пускала на выборы собственная партия) в том, что эти процессы стали заметными и очевидными и у них появились шансы. При этом, повторю, сам Трамп понятия об этом не имеет и является еще одним дирижистом, его роль состояла в том, чтобы показать, что система не контролирует все, и, как оказалось, вряд ли способна на это.

P.S. Украинцам пора уже смотреть на вещи более реалистично. Многих обидел Брекзит и еще больше обиделись на Трампа. Не слушайте медиа, они врут. Все, во всем мире. Просто подумайте над тем, кто был «за» и кто «против» в обоих случаях и сравните это с нашей недавней историей. И за Брекзит и за Трампа голосовал продуктивный класс. Бюджетники, к которым в случае Англии и США следует добавить знаменитых ученых, артистов цирка и прочую intelligentsia (всего этого у нас просто нет) голосовали против. Все это происходило при полном контроле масс-медиа бюджетной стороной, которая не гнушалась никакой ложью, замалчивала одно и раздувала другое, а также при полном контроле этой стороной  «правоохранительных органов», которые (пока еше) не перешли к открытым репрессиям, но тоже явно играли в одни ворота. Что это напоминает? Отож.

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 5
Американский Майдан и кризис левизны в «государственном строительстве» 5.00 5 5
Колонки / Владимир Золотoрев
10.11.2016 3194
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Что такое государство и откуда оно берется. Попытки определения Что такое государство и откуда оно берется. Попытки определения

    Можно ли дать определение государству и если да, то как это сделать? Когда вы начинаете размышлять над этим, казалось бы, несложным вопросом, оказывается, что все не так просто, как кажется. Для начала выяснится, что не существует «определения вообще», то есть некой формулы, которая бы полностью описывала некий объект, всегда отличая его от других.  Само познание устроено так, что «определения вообще» не может существовать. Новые вещи, которые мы хотим определить, всегда определяются через уже известные. Мало того, определения даются (и бывают нужны) там, где этого требует некая деятельность, некая проблема, с которой мы столкнулись и хотим решить. Сферических в вакууме определений не существует.

  • Дело Алфи Эванса — закономерность или «отдельные недостатки»? Дело Алфи Эванса — закономерность или «отдельные недостатки»?

    В конце апреля мировая пресса много писала о грустной истории Алфи Эванса, мальчика из Ливерпуля, который умер, немного не дожив до двух лет. Интрига этой истории состояла в том, что британские государственные медики запретили родителям перевезти мальчика, находящегося в коме, в Италию, при этом итальянцы обещали все сделать за свой счет, включая перелет ребенка. То есть, никакого ущерба священный государственный бюджет от этой операции не понес бы. Родители оспорили решение и, в конце концов, Высокий суд Лондона поставил в этом деле точку, подтвердив решение медиков.

  • Что такое государство и откуда оно берется. Как вывести паразита Что такое государство и откуда оно берется. Как вывести паразита

    В этой колонке мы поговорим о том, что означает «избавиться от государства». Как я и обещал, рецепт окажется неочевидным и многие, услышав его, разочарованно разведут руками.

  • Что такое государство и откуда оно берется. Паразит Что такое государство и откуда оно берется. Паразит

    Теперь мы можем ответить на вопрос, с которого начали весь этот затянувшийся цикл заметок, а именно — является ли государство спонтанным порядком?

  • Что такое государство и откуда оно берется. Порядки и санкции Что такое государство и откуда оно берется. Порядки и санкции

    Спонтанные порядки возникают и исчезают по мере того, как люди ощущают полезность неких правил или перестают ее ощущать. Одно из очевидных преимуществ спонтанного порядка — предсказуемость поведения незнакомцев. Если вы едете по узкой дороге и вам на встречу едет другой автомобиль, вы рассчитываете на то, что при встрече каждый из вас примет вправо. Это правило, известное задолго до появления всяких ПДД (только тогда принимали влево, так как движение было «левосторонним») создает предсказуемость, позволяет вам планировать свое поведение и легче достигать своих целей.