НОВОСТИ ДНЯ: НАБУ подало в САП окончательное подозрение на Охендовского  Подрыв автомобиля СММ ОБСЕ: 1 член миссии погиб, 2 пострадали  Великобритания покинет список пяти крупнейших экономик мира - МВФ  НАБУ: Мартыненко пытался скрыться перед задержанием  Донецкому адвокату, который напал на жену Турчинова в 2016 году, дали 8,5 лет  Госстат зафиксировал спад в промышленности второй месяц подряд  На Донбассе стали меньше нарушать режим "тишины" – ОБСЕвсе новости дня
24.11.2016 1993

Все уже украдено до нас, или Парадокс реформаторской партии

Среди иллюзий, связанных с движением к светлому будущему, есть одна очень популярная, о которой мы сегодня поговорим. Она связана с «политическими методами» и более конкретно — с правильной партией, которая должна прийти к власти и «провести реформы».

Поскольку реформы — вещь не просто расплывчатая, а противоречивая, мы возьмем предельный случай, когда речь идет о партии «анархо-капиталистов», которая победив на выборах, не просто что-то там реформирует, а сразу, чтобы долго не мучиться, «отменяет» государство. Вот, говорят мне, чем плоха такая партия? Давайте создадим такую партию, честно победим на выборах, отменим государство и заживем.

Что здесь не так? Разумеется, существует тысяча и одна реальная причина, почему в нашем мире такая партия не победит на выборах и не отменит государство, но здесь гораздо важнее  универсальные причины, потому, что если такая программа не сработает в рамках модели, то станет понятно, почему все прочие, более близкие к реальности попытки серьезно «реформировать государство» тоже обречены (обычно, там где вы отрубаете одно бюрократическое щупальце, вырастает два новых).

Для начала вспомним, что жизнь в обществе определяют разнообразные правила — в широком смысле, шаблоны поведения, которые упрощают и «ускоряют» взаимоотношения между людьми. Эти шаблоны возникают вокруг определенных практик. Понятно, что их бесчисленное множество — и практик и шаблонов, нам сейчас важны базовые, это, прежде всего, практики, определяющие, кто сейчас использует редкие ресурсы (права собственности) и практики добровольного обмена. Эти основные практики породили все многообразие институтов, в котором мы живем — язык, право и так далее и тому подобное. Важно отметить, что все это многообразие живет и изменяется вместе с нашей деятельностью и именно она является здесь первопричиной. Например, у древних греков было всего четыре слова для определения цветов, они не были дальтониками, просто в их мире им больше было не нужно.  Весьма поучительна история измерения времени — минуты, и, особенно, секунды и более мелкие деления появились относительно недавно, вместе с деятельностью, в которой они были нужны.

Я надеюсь, что читателю более-менее понятно, что «реформировать» такую систему приказами людей, считающих себя начальством безнаказанно нельзя. Можно пытаться, но цена будет высокой и все, в конце-концов, вернется на круги своя. Коммунисты, например, 70 лет пытались бороться с естественными социальными институтами, «отменяя» частную собственность, которая, конечно, никуда не исчезла, а просто была деформирована и приняла уродливые формы. Плата за эти эксперименты, как мы помним, была очень высокой.

Сейчас мы говорили об обществе. Ну, а что с государством? Большинству оно представляется организацией или набором организаций, созданных и функционирующих в рамках четких правил, которые вырабатывает само государство. Кажется, что здесь все гораздо проще — чтобы реформировать государство, нужно захватить высшие позиции в его иерархии и изменить форму, функции, численность — да что угодно! - в этом самом государстве и даже «отменить» его, как предлагается сделать партии «анархо-капиталистов».

К сожалению, у этой партии ничего не получится по той же самой причине, по которой у коммунистов не получилось отменить частную собственность. Пытаясь «отменить» государство, она столкнется не с организацией, построенной по некоторым правилам, а с институтами, то есть, получит ту же самую проблему, что и любой реформатор общественных отношений.

К сожалению, долговременный регулярный грабеж, а точнее, запрет сопротивляться грабежу, осуществляемому государством, тоже создает свои институты. И эти институты точно так же изменяются и развиваются и существует большое количество людей, которые своими практиками поддерживают существование этих институтов.
Я не буду сейчас останавливаться на важном вопросе происхождения и функционирования этих институтов, скажу лишь, что они не возникают «сами собой», как институты, возникшие вокруг добровольных практик. Общество не создает эти институты и легко может без них обойтись, для того, чтобы они возникли нужна длительная практика узаконенного насильственного принуждения. Эти институты не приносят пользы и большинство из них существует потому, что люди не способны (и не желают) распознавать долгосрочные последствия и предпочитают краткосрочные выгоды. Но, повторю, речь сейчас о том, что эти институты за долгие годы и столетия укоренились и потому любые попытки уничтожить их «сверху» точно так же бесперспективны, как и попытки уничтожить институты, возникшие естественным образом.

Эти институты являются не просто искаженными версиями «нормальных» институтов, часто это уникальные явления. Примером такого уникального института, возникшего сугубо на почве государственных практик является законодательство. В свободном обществе нет никакой нужды в регулярно создаваемых специальным органом приказах, действующих по территориальному признаку и одинаковых для всех, вне зависимости от их целей и желания. Различного рода собрания, вроде римского сената республиканских времен имели, скорее, функцию решения текущих вопросов, а не создания универсальных в рамках некой территории правил. Зато для государства «законодательство» просто необходимо, так как оно позволяет объединить право, создаваемое самим обществом с государственными приказами и, тем самым,  добавить всей системе легитимности в глазах ее жертв. Когда те же самые законы, которые запрещают воровать и убивать, предписывают вам платить налоги, люди гораздо легче согласятся это делать. Мы настолько привыкли к законодательству, что отсутствие специального органа, издающего приказы, одинаковые для всех, воспринимаем как отсутствие права, как такового.

В общем, если «анархо-капиталистическая партия» вдруг придет к власти и «отменит государство», то это государство опять возродится, поскольку поддерживающие его институты никуда не делись и никак не изменились.

Это все та же проблема, известная нам, как «проблема неэффективности государственного регулирования». «Партия регуляторов» постоянно сталкивается с сопротивлением институтов, порожденных практиками добровольного обмена, «партия дерегуляторов» — куда более редкий и скорее гипотетический случай — сталкивается с сопротивлением институтов, порожденных практиками регулярного узаконенного грабежа.

Ну а как же тогда происходят «реформы»? В основном, они происходят тогда, когда меняются практики и институты, то есть, если говорить об этом процессе с точки зрения государства, которая предполагает, что все изменения происходят от благотворного законодательства, можно сказать, что они происходят «сами собой» или «явочным порядком». Две книги Эрнандо де Сото являются прекрасной иллюстрацией этого процесса. Практически, получается, что «развитые страны» стали таковыми потому, что государство не смогло сопротивляться (хотя и пыталось) сложившемуся новому порядку вещей или, что тоже бывает, просто «легализовало» его, дабы сохранить свою власть.

Фактически, развитые страны вроде Великобритании и США — это те страны, где в свое время победила «теневая экономика» и возникшие в ее рамках правила. Тут, в общем, далеко ходить не надо, мы сами пережили нечто подобное в начале 90-х. Я просто напомню, что перед распадом и после распада СССР действовали советские законы, которые запрещали предпринимательскую деятельность, наказывали за валютные операции, за «тунеядство» и так далее. Практика частного предпринимательства и свободных операций с валютой и возможность нигде не работать вошли в полную силу до того, как эти законы были отменены. То есть, не законы, а практики и создаваемые ими институты являются тем, что кажется нам «реформами».

Ну и теперь нам станет понятен парадокс реформаторской партии. Состоит он в том, что если институты, возникшие на практиках паразитирования не меняются, то деятельность такой партии бессмысленна, она ничего не сможет поменять путем законодательства («неэффективность государственного регулирования»). Если же эти институты уже изменились, то деятельность такой партии тоже бессмысленна, так как она не добавит ничего нового к существующей ситуации.

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 8
Все уже украдено до нас, или Парадокс реформаторской партии 5.00 5 8
24.11.2016 1993
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится

    Думаю, многие слышали (и в свой адрес тоже) фразу вроде «не нравится — уезжай!» Ее произносят по разным поводам, мы поговорим о том случае, когда она идет в ответ на критику государства. То есть, вы говорите, что государство плохое, а вам в ответ - «не нравится — уезжай!»

  • В чем польза Трампа, или Когда ваши кудри примелькаются В чем польза Трампа, или Когда ваши кудри примелькаются

    С большим интересом наблюдал за реакцией нашей прогрессивной общественности на неожиданную с ее точки зрения атаку США на сирийскую авиабазу. Многие комментаторы, что называется, переобулись в воздухе, но некоторые продолжают упорствовать, утверждая, что все это Трамп сделал специально, чтобы мы поверили, что он теперь против русских, а на самом-то деле, он за... В общем, думаю, уже скоро мы дойдем до уровня, когда история о том, как кролик сам себе откусил голову, будет выглядеть логично и правдиво.

  • Когда же это все закончится или Захват вместо реформ Когда же это все закончится или Захват вместо реформ

    Недавно я готовил материал о теневой экономике в СССР и обнаружил удивительное совпадение процессов, происходивших в этой стране с тем, что описывает Эрнандо де Сото в двух своих книжках. Я как раз недавно перечитал их и мне кажется, что огромный материал, собранный де Сото, ясно говорит о том, что те страны, которые мы считаем развитыми, стали такими потому, что в них «победила» теневая экономика . Сам де Сото своими книгами преследует другие цели, его выводы — это рекомендация правительствам максимально легализовать тень. Я же никаких рекомендаций не делаю, я просто констатирую тот факт, что исследования де Сото прошлого «развитых» стран и настоящего «недоразвитых» однозначно указывают на то, что, мотор экономического развития находился и находится (в случае недоразвитых) в тени.

  • Бесчеловечная идея «борьбы с неравенством» и как с ней бороться Бесчеловечная идея «борьбы с неравенством» и как с ней бороться

    В последнее время все более популярной у нас становится идея «борьбы с неравенством». Точнее, это такой «мировой тренд», который наиболее ярко проявился на Западе в популярной книжке Пикетти  и в кампании Берни Сандерса. Еще точнее, это очередное пришествие, очередная мода на старую и добрую идею, которая живет уже многие века в самых разных формах. Суть ее сводится к тому, что нужно ограбить (или как-то еще ущемить) одних в пользу других, поскольку эти другие — хитренькие Буратины и слишком хорошо живут. «Борьба с неравенством» предстает в разных формах — от идеи того, что все должны быть одинаковы (на практике, которую демонстрирует нам, например, «гендерная политика» и феминизм, одинаковость означает привилегии) до более простой и откровенной идеи о «равном распределении доходов».

  • Эволюционизм против креационизма. Государственничество как религия Осознанного Замысла Эволюционизм против креационизма. Государственничество как религия Осознанного Замысла

    В разговорах с этатистами рано или поздно возникает момент, когда этатисты просят предъявить полное описание «этого вашего либертарианского будущего». То есть, вы должны объяснить, как там будет что устроено, как и почему будет функционировать. Предполагается, что если вы не можете этого сделать, значит ваша «модель» - не более, чем утопия.