18.01.2016 25233

Страшный Тегеран: к чему приведет выход Ирана на нефтяной рынок

Сегодня Иран начинает реализацию нефти, которую он в ожидании снятия санкций накапливал в импровизированных плавучих хранилищах и которую намерен реализовывать, наращивая количество добываемого сырья. Для Ирана продажа нефти – принципиальный вопрос, так как санкции с Исламской Республики сняты лишь частично и Иран до сих пор не имеет возможности экспортировать и импортировать значительную часть другой продукции. Поэтому он просто вынужден будет реализовывать на рынке значительные объемы нефти.

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

Нужно сказать, что несмотря на то, что президент Ирана Хасан Рухани назвал снятие санкций “золотой страницей” в истории своей страны, момент, когда Иран выходит на нефтяной рынок, отнюдь не оправдывает расчетов иранского руководства. Когда Иран начал переговоры о снятии санкций, нефтяные цены росли и была надежда, что призом за отказ Исламской Республики от атомной программы станут значительные объемы средств, которые будут реализовываться в экономике и социальной сфере. Сейчас рассчитывать на такие значительные объемы не приходится, нефть лишь поможет добитой санкциями иранской экономике выжить и стабилизироваться – и это при завышенных ожиданиях общества, верившего, что все иранские беды – от санкций, а не от самой модели некомпетентного и коррумпированного теократического правления, установившегося в стране после “исламской революции” и стремительного возвращения в средневековье. Поэтому руководству Ирана придется теперь существовать в условиях этого разочарования и осознания гражданами внутреннего несовершенства Исламской Республики – что весьма опасно, учитывая общий фон региональной нестабильности и быстрый крах режимов, которые еще недавно казались куда более незыблемыми, чем иранский.

Но куда большие проблемы – у конкурентов Ирана в нефтяной отрасли. Конечно, нынешние цены на нефть учитывали факт скорого возвращения Ирана на рынок. Но одно дело – учитывать тенденцию и совсем другое – иметь дело с реальными объемами сырья. И со стремлением политических противников Ирана не дать ему заработать слишком много – чтобы полученное не смогло стать основой для экономического роста и укрепления военного потенциала. Поэтому “демпинговать” будут все. Будет демпинговать Саудовская Аравия, чтобы понизить иранскую прибыль. И будет демпинговать сам Иран – чтобы продать как можно больше сырья на первых порах. И будет демпинговать Россия, чтобы Иран не смог вытеснить ее европейского рынка, на которых претендуют амбициозные аятоллы. Словом, предпосылок того, что в этой ситуации нефтяные цены резко пойдут вниз, как бы и нет, потому что рынок ждет и иранского прихода, и этого демпинга – но нет предпосылок для повышения цен в обозримом будущем.

А это – серьезная проблема для всех стран-продавцов нефти. В первую очередь – для Венесуэлы, чья экономика в годы правления безумного Уго Чавеса и его незадачливого преемника Николаса Мадуро была выстроена как типичная “нефтяная халява”, подразумевающая борьбу с инициативными гражданами и раздачу призов наглым бездельникам. На втором месте – Россия – такая же экономика подавления инициативы и торжества тотальной коррупции и самодовольного безделья. В этой связи, конечно, хотелось бы задуматься над тем, что Россия, в отличие от Венесуэлы, участвовала в переговорах относительно снятия санкций с Ирана. И ее дипломаты сделали все возможное, чтобы потуже затянуть петлю на шее собственной страны – то есть ускорить договоренности с Тегераном. Но, с другой стороны, российская политика никогда не подчинялась законам логики и всегда руководствовалась соображениями антиамериканизма и слепой ненависти к цивилизованному миру, а уж потом – здравым смыслом. А, кроме того, переговоры по иранской ядерной программе, вновь напомню, начались тогда, когда с нефтяными ценами все было отлично и в Москве могли думать, что доходов от сырья хватит на всех, а вот прибыли от продажи оружия и участия в строительстве “мирных АЭС” выглядели весьма привлекательно. Но жизнь вновь посмеялась над Владимиром Путиным.

Итак, говорить о том, что возвращение Ирана на нефтяной рынок приведет к глобальным переменам, не приходится. Это возвращение лишь фиксирует и закрепляет глобальные перемены – что куда важнее.

Оценка материала:

3.67 / 3
Страшный Тегеран: к чему приведет выход Ирана на нефтяной рынок 3.67 5 3
Колонки / Виталий Портников
 Елена Шрамко 18.01.2016 25233
comments powered by Disqus
Еще колонки: Виталий Портников
  • Кто кормит Донбасс Кто кормит Донбасс

    Паралич основных предприятий, работающих на оккупированных Россией территориях, в очередной раз доказал, что никакой “отдельной” экономики придуманных в кабинете путинского советника Суркова “народных республик” не существует и в помине.

  • Ненужный доход: почему швейцарцы не хотят в “коммунизм” Ненужный доход: почему швейцарцы не хотят в “коммунизм”

    Подавляющее большинство граждан Швейцарской Конфедерации отвергло идею инициаторов безусловного базового дохода (БДД), вынесенную на общенациональный референдум. Если бы предложение было принято, то каждый швейцарский гражданин – вне зависимости от  того, работает он или нет – мог бы рассчитывать на ежемесячную дотацию в сумме 2260 евро, а ребенок – 565 евро.

  • Безразличие к “Посейдону”: почему для Путина Афон важнее газа Безразличие к “Посейдону”: почему для Путина Афон важнее газа

    Визит Владимира Путина в Грецию многие западные комментаторы рассматривали как возможный шаг к возрождению проекта “Южный поток”, от которого сам Путин полтора года назад назло Европейскому Союзу отказался во время визита в Анкару.

  • Горбачев и Крым Горбачев и Крым

    Негодование украинцев по поводу “крымского” заявления первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева было бы понятно, если бы бывший генсек оставался действующим политиком. Но Михаил Сергеевич – исторический персонаж.

  • Британское испытание Британское испытание

    Руководители главных европейских институций решили не посещать Лондон до проведения референдума о членстве Великобритании в Европейском Союзе. Очевидно, учитывается опыт голландского референдума относительно судьбы соглашения об ассоциации с Украиной.