НОВОСТИ ДНЯ: Порошенко: Убийство Вороненкова – это теракт со стороны России  НБУ вводит санкции против "дочек" российских банков  В Харьковской области пожар и взрывы на складе боеприпасов. Подозревают диверсию  Оккупанты назвали диверсией вещание украинского ТВ на Крым  Цены на газ для населения пообещали не повышать до 1 апреля 2018 года  Ежесуточно Россия ворует более 10 тысяч тонн украинского угля  Украина запретила въезд российской участнице "Евровидения"все новости дня
18.01.2016 25316

Страшный Тегеран: к чему приведет выход Ирана на нефтяной рынок

Сегодня Иран начинает реализацию нефти, которую он в ожидании снятия санкций накапливал в импровизированных плавучих хранилищах и которую намерен реализовывать, наращивая количество добываемого сырья. Для Ирана продажа нефти – принципиальный вопрос, так как санкции с Исламской Республики сняты лишь частично и Иран до сих пор не имеет возможности экспортировать и импортировать значительную часть другой продукции. Поэтому он просто вынужден будет реализовывать на рынке значительные объемы нефти.

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

Нужно сказать, что несмотря на то, что президент Ирана Хасан Рухани назвал снятие санкций “золотой страницей” в истории своей страны, момент, когда Иран выходит на нефтяной рынок, отнюдь не оправдывает расчетов иранского руководства. Когда Иран начал переговоры о снятии санкций, нефтяные цены росли и была надежда, что призом за отказ Исламской Республики от атомной программы станут значительные объемы средств, которые будут реализовываться в экономике и социальной сфере. Сейчас рассчитывать на такие значительные объемы не приходится, нефть лишь поможет добитой санкциями иранской экономике выжить и стабилизироваться – и это при завышенных ожиданиях общества, верившего, что все иранские беды – от санкций, а не от самой модели некомпетентного и коррумпированного теократического правления, установившегося в стране после “исламской революции” и стремительного возвращения в средневековье. Поэтому руководству Ирана придется теперь существовать в условиях этого разочарования и осознания гражданами внутреннего несовершенства Исламской Республики – что весьма опасно, учитывая общий фон региональной нестабильности и быстрый крах режимов, которые еще недавно казались куда более незыблемыми, чем иранский.

Но куда большие проблемы – у конкурентов Ирана в нефтяной отрасли. Конечно, нынешние цены на нефть учитывали факт скорого возвращения Ирана на рынок. Но одно дело – учитывать тенденцию и совсем другое – иметь дело с реальными объемами сырья. И со стремлением политических противников Ирана не дать ему заработать слишком много – чтобы полученное не смогло стать основой для экономического роста и укрепления военного потенциала. Поэтому “демпинговать” будут все. Будет демпинговать Саудовская Аравия, чтобы понизить иранскую прибыль. И будет демпинговать сам Иран – чтобы продать как можно больше сырья на первых порах. И будет демпинговать Россия, чтобы Иран не смог вытеснить ее европейского рынка, на которых претендуют амбициозные аятоллы. Словом, предпосылок того, что в этой ситуации нефтяные цены резко пойдут вниз, как бы и нет, потому что рынок ждет и иранского прихода, и этого демпинга – но нет предпосылок для повышения цен в обозримом будущем.

А это – серьезная проблема для всех стран-продавцов нефти. В первую очередь – для Венесуэлы, чья экономика в годы правления безумного Уго Чавеса и его незадачливого преемника Николаса Мадуро была выстроена как типичная “нефтяная халява”, подразумевающая борьбу с инициативными гражданами и раздачу призов наглым бездельникам. На втором месте – Россия – такая же экономика подавления инициативы и торжества тотальной коррупции и самодовольного безделья. В этой связи, конечно, хотелось бы задуматься над тем, что Россия, в отличие от Венесуэлы, участвовала в переговорах относительно снятия санкций с Ирана. И ее дипломаты сделали все возможное, чтобы потуже затянуть петлю на шее собственной страны – то есть ускорить договоренности с Тегераном. Но, с другой стороны, российская политика никогда не подчинялась законам логики и всегда руководствовалась соображениями антиамериканизма и слепой ненависти к цивилизованному миру, а уж потом – здравым смыслом. А, кроме того, переговоры по иранской ядерной программе, вновь напомню, начались тогда, когда с нефтяными ценами все было отлично и в Москве могли думать, что доходов от сырья хватит на всех, а вот прибыли от продажи оружия и участия в строительстве “мирных АЭС” выглядели весьма привлекательно. Но жизнь вновь посмеялась над Владимиром Путиным.

Итак, говорить о том, что возвращение Ирана на нефтяной рынок приведет к глобальным переменам, не приходится. Это возвращение лишь фиксирует и закрепляет глобальные перемены – что куда важнее.

Оценка материала:

3.67 / 3
Страшный Тегеран: к чему приведет выход Ирана на нефтяной рынок 3.67 5 3
Колонки / Виталий Портников
18.01.2016 25316
comments powered by Disqus
Еще колонки: Виталий Портников
  • «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке

    Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп жестко высказывается о северокорейском лидере Ким Чен Ыне в своем микроблоге, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о «конце терпимости» по отношению к КНДР. В Европе не очень хорошо понимают, какую обеспокоенность вызывают действия северокорейского руководства в Вашингтоне и – в особенности – в Токио и Сеуле. Если основатель КНДР Ким Ир Сен воспринимался как классический коммунистический диктатор, с которым можно было найти общий язык с точки зрения обеспечения безопасности соседей, то его наследники обнаруживают все большие признаки политической невменяемости. И внук, Ким Чен Ын, представляется куда более опасной фигурой, чем его отец Ким Чен Ир. Никто не знает, что он выкинет завтра, не устроит ли настоящую ядерную бомбардировку и понимает ли подлинный вес своей страны в мире. То, что для бывшего офицера Советской Армии Ким Ир Сена было лишь красивой декорацией для поддержания собственного авторитета, для его внука, похоже, стало реальностью. Если бы вы были японцем или жителем Южной Кореи, вы вряд ли были бы рады соседству с умалишенным. И, конечно, апеллировали бы к США.

  • Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы

    География белорусских митингов протеста против нелепого декрета президента Александра Лукашенко расширяется. Если первые митинги прошли в Минске и областных центрах страны, то в минувшее воскресенье можно было наблюдать протесты в таких городах, как Орша или Рогачев. Меняется и отношение к происходящему власти. Если в дни первых митингов власть демонстрировала нарочитую толерантность к протестующим - в первую очередь из-за социальной, а не политической направленности возмущения - то теперь милиция неистовствовала, а Лукашенко потребовал от сотрудников местного КГБ (да, белорусская спецслужба все ещё называется этой зловещей аббревиатурой) действовать на упреждение.

  • Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО

    Российский президент Владимир Путин приступил к следующему этапу «освоения» захваченных у Украины территорий.

  • Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям

    Вторая годовщина гибели Бориса Немцова показала, что оппозиция в России - пусть и не очень многочисленная - никуда не делась, что люди не боятся выходить на улицу, причем с самыми жесткими и бескомпромиссными лозунгами, вплоть до личных обвинений в адрес Владимира Путина в развязывании войны.

  • Марш раздраженных и будущее Беларуси и России Марш раздраженных и будущее Беларуси и России

    Сам факт проведения акций протеста во всех областных центрах Беларуси – совершенно беспрецедентное событие для страны, в которой оппозиционная активность всегда сосредотачивалась в столице, да и там, как правило, проявлялась только в дни подсчета голосов на выборах или во время, когда отмечались те или иные важные исторические даты. В этом смысле «марш недармоедов», несмотря на то, что в Минске на нем выступали оппозиционные политики, выбивается из общего ряда. Это – экономический протест и направлен он против совершенно уже карикатурного президентского декрета, согласно которому граждане, которые не платят налогов или платят их менее 183 дней в году, должны платить специальный сбор. Естественно, в нищающей стране такое откровенное желание запустить руку в карман отнюдь не самых богатых людей приводит к естественному раздражению. К раздражению, которое не наблюдалось столь явно – и тем более в провинции – когда Лукашенко отбирал у Беларуси ее символику, вводил второй государственный язык, разгонял парламент, фальсифицировал выборы, сажал в тюрьмы конкурентов…