НОВОСТИ ДНЯ: 17-летнего школьника обвиняют в нападении на бойца Росгвардии в Москве  Только сила может остановить агрессию России – Министр обороны Польши  Ахметов купил блокпакет ПАО «ДТЭК Донецкоблэнерго»  Субсидию теперь можно получить без "прописки"  Латвийская авиакомпания соеденит Киев и Лиссабон  Столичный фуникулер возобновил работу после планового ремонта  В параде ко Дню Независимости примут участие десять подразделений стран НАТОвсе новости дня
01.02.2016 24238

«Восточное партнерство» как катастрофа: две ошибки Брюсселя

Во время своего выступления в польском сейме новый министр иностранных дел страны Витольд Ващиковский назвал «катастрофой» программу «Восточное партнерство», в свое время считавшуюся одной из самых удачных инициатив польской и шведской дипломатии. Более того, Ващиковский отказал своим предшественникам в МИДе в авторстве этой программы, назвав ее плодом прежде всего немецкой дипломатической мысли.

Это высказывание Ващиковского уже критиковал один из авторов концепции «Восточного партнерства» Радослав Сикорский. Бывший министр иностранных дел Польши действительно может обижаться на преемника – прежде всего потому, что он действовал в предложенных обстоятельствах.

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

Все дело в том, что на момент оформления программы «Восточное партнерство» стало ясно, что ускоренное расширение Европейского Союза стало серьезной проблемой для его развития, принятия решений, самого функционирования ставшего слишком громоздким аппарата согласования – мы убеждаемся в этом всякий раз, когда заходит дело о продлении санкций против России. На расширении решили поставить точку. По крайней мере, на продолжительное время. Кроме того, ведущие страны ЕС – прежде всего Германия и Франция – были настроены на расширение взаимовыгодного экономического сотрудничества с Россией и опасались, что претензии на включение в состав Евросоюза таких бывших советских республик, как Украина, могут вызвать раздраженную реакцию России. Именно тогда и появилась идея предложить бывшим советским республикам такую политику соседства, которая помогла бы цивилизовать их экономики и одновременно не вызвала бы в Москве негативной реакции. Кстати, стоит напомнить, что и на момент выдвижения инициативы Сикорского многие в Киеве – в том числе и автор этих строк были отнюдь не в восторге от ее появления. Потому что было совершенно неясно, почему Украина, уже несколько лет подряд заявлявшая о своих европейских устремлениях, должна оказываться в одной программе соседства с Беларусью, выбравшей курс евразийской интеграции.

На мой взгляд, первая серьезная ошибка авторов программы была связана в попытке объединить в общую программу соседства как страны, которые хотели европейской интеграции, так и страны, которые не были в ней заинтересованы. Украине и Молдавии нужна была европейская перспектива. Беларуси и Армении – формат соседства, учитывающий особые связи этих стран с Россией. А относительно Азербайджана и Грузии необходимо было вырабатывать различные специальные подходы – например, увязав европейское будущее этих не имеющих общих границ с ЕС кавказских стран с европейским будущим Турции. Но это – при наличии политической воли и запроса. А если запрос – облегчить правила игры для рынка и не поссориться с Москвой – то и возникает идея «Восточного партнерства».

Однако решение причесать всех под одну гребенку вовсе не было главной проблемой европейцев. В европейских столицах так и не поняли – и я не думаю, что в этом смысле Берлин отличался от Варшавы, а Варшава от Парижа – что в Москве согласятся с любой моделью сотрудничества бывших советских республик с ЕС, гарантирующей суверенитет соседей России по бывшему СССР. Более того, в Берлине и Париже этого понимания нет и по сей день. И поэтому нужно четко сказать: главной целью российской внешней политики является не существование бывших советских республик в сфере влияния России, а ликвидация их государственности с последующим присоединением к России (ради этого россияне переименуют свою империю в очередной Союз, не впервой). Именно поэтому программу «Восточное партнерство» в Москве официально оценили как имеющую «ярко выраженную антироссийскую направленность» - хотя, если задуматься, чего в ней антироссийского? Именно поэтому Владимир Путин предпринял беспрецедентные усилия для того, чтобы заставить бывшие советские республики отказаться от подписания соглашения об ассоциации – давление оказывалось, как известно, не только на Украину. Именно поэтому даже сейчас вопрос отказа бывших советских республик от уже подписанных и ратифицированных соглашений остается важным вопросом российской политики на постсоветском пространстве. В частности, именно эту задачу – добиться денонсации соглашения – московские «кураторы» поставили перед лидерами пророссийских сил Молдовы и организаторами нынешних массовых протестов Игорем Додоном и Ренато Усатым. Если протесты приведут к досрочным выборам и пророссийские силы придут к власти, денонсация соглашения об ассоциации станет одним из первых решений нового молдавского парламента.

Но тогда в чем смысл «Восточного партнерства», если оно тормозит европейскую интеграцию одних и никак не помогает развитию других? Для нас – практически ни в чем. Для европейцев – в возможности тянуть время и, как в детской считалке, не говорить ни да, ни нет.

Но детство окончено – хотя не все в ЕС это понимают. На пороге Европы – война. Она уже началась с российской агрессии в  Украине и грозит новыми потрясениями в случае краха самой России. Никакой «буферной зоны» ЕС создаст не сможет – Россия уже показала, что ей плевать на буферные зоны и она легко вторгается в страны, которые некому защитить. Без Европы мы никакая не «буферная зона». Мы – транзитная территория. Для войск, для беженцев, для контрабанды, для чего угодно.

Европейцы либо пойдут по пути предоставления нам реальной европейской перспективы – без всяких там «программ соседства» и отказов от упоминаний возможности членства Украины в ЕС – либо заплатят за промедление жизнями собственных солдат и таким миграционным кризисом, перед которым нынешний приток беженцев с Ближнего Востока покажется всего лишь репетицией настоящего испытания. И когда Европа будет рушиться по-настоящему – пусть не говорят, что мы не предупреждали.

Оценка материала:

4.33 / 12
«Восточное партнерство» как катастрофа: две ошибки Брюсселя 4.33 5 12
Колонки / Виталий Портников
01.02.2016 24238
comments powered by Disqus
Еще колонки: Виталий Портников
  • Умер Бжезинский: это был прирожденный антикоммунист, но страшно умный Умер Бжезинский: это был прирожденный антикоммунист, но страшно умный

    Политолог Виктор Небоженко: Последний раз я с встречался с Збигневым Бжезинским в Вашингтоне 15 лет назад. Он уже тогда был безнадежно старым. Но встречи с украинской делегацией проводил довольно энергично и жестко. Он лучше всех понимал Украину в Вашингтоне и хорошо знал ее проблемы и риски, но тогда тон задавала наша украинская диаспора, которая плотно заселилась в Госдепе и в СМИ и общественном мнении США. А он уже был довольно стар и не при власти.

  • «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке

    Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп жестко высказывается о северокорейском лидере Ким Чен Ыне в своем микроблоге, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о «конце терпимости» по отношению к КНДР. В Европе не очень хорошо понимают, какую обеспокоенность вызывают действия северокорейского руководства в Вашингтоне и – в особенности – в Токио и Сеуле. Если основатель КНДР Ким Ир Сен воспринимался как классический коммунистический диктатор, с которым можно было найти общий язык с точки зрения обеспечения безопасности соседей, то его наследники обнаруживают все большие признаки политической невменяемости. И внук, Ким Чен Ын, представляется куда более опасной фигурой, чем его отец Ким Чен Ир. Никто не знает, что он выкинет завтра, не устроит ли настоящую ядерную бомбардировку и понимает ли подлинный вес своей страны в мире. То, что для бывшего офицера Советской Армии Ким Ир Сена было лишь красивой декорацией для поддержания собственного авторитета, для его внука, похоже, стало реальностью. Если бы вы были японцем или жителем Южной Кореи, вы вряд ли были бы рады соседству с умалишенным. И, конечно, апеллировали бы к США.

  • Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы

    География белорусских митингов протеста против нелепого декрета президента Александра Лукашенко расширяется. Если первые митинги прошли в Минске и областных центрах страны, то в минувшее воскресенье можно было наблюдать протесты в таких городах, как Орша или Рогачев. Меняется и отношение к происходящему власти. Если в дни первых митингов власть демонстрировала нарочитую толерантность к протестующим - в первую очередь из-за социальной, а не политической направленности возмущения - то теперь милиция неистовствовала, а Лукашенко потребовал от сотрудников местного КГБ (да, белорусская спецслужба все ещё называется этой зловещей аббревиатурой) действовать на упреждение.

  • Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО

    Российский президент Владимир Путин приступил к следующему этапу «освоения» захваченных у Украины территорий.

  • Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям

    Вторая годовщина гибели Бориса Немцова показала, что оппозиция в России - пусть и не очень многочисленная - никуда не делась, что люди не боятся выходить на улицу, причем с самыми жесткими и бескомпромиссными лозунгами, вплоть до личных обвинений в адрес Владимира Путина в развязывании войны.