НОВОСТИ ДНЯ: Украина планирует запустить в космос семь спутников в течение пяти лет  Найближчим часом провакцинують осіб, що записалися в чергу - Шмигаль  Украина лидирует в выполнении задач для вступления в НАТО, - Таран  Ізраїль назвав умову припинення ударів у відповідь  Погода в Украине: синоптик рассказала, где в ближайшие дни похолодает, а какие регионы накроет циклон  Ракетный корабль России заметили возле украинского побережья  Количество сделок на «вторичке» недвижимости Киева выросло на 10-12%все новости дня
Кабинет директора
Утренний кофе
 Сергей Яременко 19.03.2012 28188

Сергей Яременко: денежный станок должен заработать на полную мощность

Экс-заместитель главы Нацбанка Сергей Яременко рассказал Контрактам о том, что: МВФ отрабатывает на Украине и других странах некие теоретические установки; Нацбанк может выдавать длинные кредиты; инфляция лучше денежного голода; Украина получит очередной транш кредита МВФ.

В последнее время курс доллара несколько просел. Почему это произошло?

Сергей Яременко: Думаю, это было политическое решение — удержать курс национальной валюты в целях экономической и политической стабильности. Подобная ситуация наблюдается и на западных финансовых рынках.

Что конкретно было сделано для удержания курса гривни?

Сергей Яременко: Для этого прибегли к механизму, который в Украине применяется с мая 2010 года. Этот механизм наносит огромный ущерб нашей экономике. Он заключается в денежном голоде. Дело в том, что Международный валютный фонд отрабатывает на Украине и других странах некие теоретические установки. Одна из них — инфляционное таргетирование, которое, к слову, нигде в мире не дало результатов. Тем не менее эта модель время от времени навязывается нам как очередная фишка о том, что инфляция — это страшная беда и с ней надо бороться монетарными механизмами — денежным голодом.

В чем опасность этого метода?

Сергей Яременко: Это приводит к полному подавлению экономического роста, нехватке оборотных средств. Когда мы начинаем бороться с инфляцией денежным голодом, в финансовом секторе генерируется тот фактор, который, собственно, и разгоняет инфляцию. Наблюдается дороговизна денег, высокие процентные ставки. Причем, согласно требованиям МВФ, ставка рефинансирования должна быть выше уровня инфляции. Получается замкнутый круг. Ведь кредитная ставка учитывается в оборотных средствах предприятий и генерирует инфляцию. То есть когда компания берет в банке ссуду под 23%, то неизбежно относит ее в издержки производства. Так что в каждом товаре заложены эти 23% издержек, которые производитель закладывает как будущую дань финучреждениям.

Стоит заметить, что наши западные учителя у себя на местах поступают абсолютно по-другому. Так, глава Федеральной резервной системы (ФРС) Бен Бернанке опустил кредитные ставки до 0% и печатает деньги, причем будет делать это столько, сколько нужно для того, чтобы завести экономику. В США инфляция составляет 2,4%, а ставка рефинансирования 0,25%, то есть в разы меньше инфляции. Так почему же у нас эта ставка должна быть больше?

Как Украине следовало бы строить монетарную политику?

Сергей Яременко: Мы за 20 лет независимости слишком глубоко залезли. Украина — рьяная исполнительница некой чужой, неприемлемой нам модели. И от смены власти, к сожалению, ничего не меняется. Запад нам внушил, что у нас не наблюдается прогресса только потому, что мы не так энергично все делаем. Украину упрекают в том, что у нас нет реформ и нет продвижения в рыночно-хозяйственном направлении. Но ведь в Греции, Испании, Италии те же проблемы, что и у нас, хотя они давно провели реформы. Значит, суть то не в том, что у нас пожилые люди раньше выходят на пенсию и что мы еще не приватизировали железную дорогу. То есть проблемы не в нашем продвижении, а в самой модели, которую нам навязали.

Что именно нужно изменить?

Сергей Яременко: Наши беды в первую очередь зависят от тех концептуальных вещей, которые мы внедрили по подсказке извне. Прежде всего, это отделение Нацбанка от государства. Мы его отдали на откуп внешним управляющим. Такое положение центробанка дает возможность продвинуть в финансовую систему миф о том, что денежная масса должна быть равна валютным резервам НБУ. Согласившись с этим, мы попали в зависимость от эмиссии доллара в нашу экономику. Поскольку у бедных стран, в число которых входит и Украина, всегда очень мало валютных резервов, то возникает необходимость занять у кого-то деньги. И эти средства нам через МВФ выделяют из центрального эмиссионного органа США — ФРС. Таким образом, делается все для того, чтобы украинская национальная валюта не выполняла всех тех функций, которые на нее возложены. А ведь одно из условий крепости доллара — это ослабление других валют.

Вторая вещь, наносящая нам вред, — это международные рейтинги. Они хотя и дискредитировали себя во время кризиса, но на них по-прежнему обращают внимание. Согласно рейтингам, Украина — очень рисковая страна, поэтому займы нам следует выдавать под достаточно высокую процентную ставку. ФРС кредитует американские компании под 0%, а Украину — под 10%. То есть они зарабатывают на нас 10%, поэтому на хлеб с маслом им хватает.

Третья вещь — НБУ не разрешено выдавать длинные деньги в нацвалюте. Значит, самая главная функция центробанка не выполняется.

А регулятор сегодня в состоянии выдавать длинные кредиты?

Сергей Яременко: Конечно. У него ведь есть печатный станок. Та же ФРС, только по официальным данным, ежегодно печатает по $1,5 трлн. Европейский центробанк в конце прошлого года эмитировал EUR490 млрд, чтобы Греция не загнулась. И сейчас ЕЦБ намерен еще изготовить EUR500 млрд. Процесс печатания денег бесконечен. Можно эмитировать сколько угодно, но нужно понимать для чего? Европа делает это для того, чтобы не погубить Грецию, причем греки получили кредит на три года под 0%. Другой вопрос, что это должно вызвать инфляцию. Но так как доллары и евро давно стали выполнять мировую роль, то любое печатание денег на Западе просто ложится налогом на все те страны, которые имеют активы и торгуют в долларах и евро. Так что это отличный бизнес: печатай деньги и живи на них.

НБУ мог бы делать то же самое, но МВФ запретил ему это. Таким образом, Нацбанк закончил свою функцию. Теперь он просто надзиратель, некий руководитель без экономических рычагов. Если бы он рефинансировал коммерческие банки под 3,5%, мы бы видели огромные структурные сдвиги. Ведь отсутствие длинных дешевых денег уничтожает высокотехнологичные отрасли Украины. На Западе понимают, что как только эти отрасли отомрут, то все кредитные ресурсы будут направлены на торговлю, которая в нашей стране построена на импорте. То есть Украина все больше генерирует угасание своего реального сектора и увеличение импорта.

Мы отстранили центробанк от участия в экономических процессах страны и приучили власть к тому, что ее дело — заниматься только бюджетом. Верхушка это проглотила и страшно счастлива оттого, что хотя бы что-то ей оставили. Сейчас вся возня идет вокруг того, как распилить бюджет. Таким образом, национальная буржуазия отдала свой пирог международному финсектору, который через инструменты займов и инвестиций неизбежно доминирует на рынке, выкачивая все финансовые потоки из украинской экономики. Наша элита не понимает, что без государственного банка никаких реформ совершить невозможно.

yaremenko_2

Сергей Яременко: печатание денег на Западе ложится налогом на все те страны, которые имеют активы и торгуют в долларах и евро

Как изменить эту ситуацию?

Сергей Яременко: Для этого необходима воля и понимание. Но ничего этого нет. Ведь взгляды, подобные моим, расцениваются как пережиток коммунистического времени.

В теории Федеральной резервной системы говорится о том, что США в первую очередь стремятся обеспечить занятость населения и экономический рост. Украина же нацелена на стабильность. Однако неизвестно, какими рычагами поддерживается эта самая стабильность. Меня удивило недавнее заявление премьера Николая Азарова, что правительство собирается думать о том, где взять длинных и дешевых денег на ипотечное строительство. Как будто этот вопрос возник только сегодня. Да страна уже угробила 55 собственных отраслей, в числе которых: самолето и судостроение, производство станков, тракторов и пр. Почему это произошло? Именно потому, что предприятиям нужны были длинные и дешевые деньги, а им их не смогли или не захотели предоставить.

Нас запугали мифом, что эмиссия денег неизбежно приводит к инфляции. Но почему-то в США, где в открытую печатают деньги, нет инфляции. Они придумали Q1, Q2, Q3 и назвали это «денежным смягчением». Америка каждые три месяца увеличивает дефицит бюджета, который уже дошел до $15 трлн и сравнялся с ВВП. Почему же украинское правительство не обращает внимания на это, а все вспоминает 1991 год, когда рухнуло все народное хозяйство ввиду обрыва всех народно­хозяйственных связей, конца единой валюты, а также — единых Минфина и центробанка?

Как долго будет наблюдаться ревальвация гривни?

Сергей Яременко: Она долго не продлится, поскольку не нужна Украине. Движение в сторону ревальвации наблюдается сегодня под влиянием сиюминутных задач, таких как покупка газа, нефти. И, конечно же, присутствует психологическая составляющая: мол, смотрите, какие мы крепкие.

По идее, фиксированный курс нацвалюты должен действовать как эффективная защита экспорта и противодействие импорту. Нельзя держать нулевой рост, поскольку он накапливает риски. Так что если курс гривни зафиксирован, то следует девальвировать его на 5–7% в год. Ведь таким образом эффективный и реальный курсы уравновесятся между собой и никакие риски не будут нарастать. К тому же это автоматически защитит экспорт, а импорт будет угнетен.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то денежный голод неизбежно порождает отрицательный торговый баланс, который уже достиг неимоверной величины: 12 млрд грн. Это угрожающая цифра. Причем эта угроза вряд ли будет устранена, а только станет нарастать — ввиду событий на финансовых рынках Европы. Хотя теоретически в Украину могут в качестве инвестиций вернуться деньги из офшоров. Но поскольку наблюдается мировая экономическая рецессия, то создавать новые предприятия сейчас нецелесообразно. А национальным сектором с точки зрения гражданской позиции украинские олигархи не озабочены. Поэтому я не представляю, чем правительство будет равнять сальдо торгового баланса.

Думаю, в долгосрочной перспективе будет наблюдаться дисбаланс валютных поступлений в страну и из нее. А это указывает на возможность ослабления Нацбанка, который будет вынужден прибегнуть к валютным интервенциям.

Как вы считаете, будет ли регулятор печатать гривню к Евро­2012? Ведь если сейчас не хватает нацвалюты, то во время чемпионата тем более, поскольку иностранцы будут «изымать» ее из банкоматов.

Сергей Яременко: В настоящее время отечественного дензнака не хватает потому, что его сознательно изъяли из оборота. Сегодня руководство страны радуется тому, что удалось остановить инфляцию и удержать курс гривни. Но это достигнуто высокой ценой. Ведь умирающий просит пить и есть. В Украине все меньше потребляется импортных товаров, экономическая деятельность затухает из-за отсутствия кредитных ресурсов. А если учесть условия, которые сегодня банки выставляют для получения займов, то получить их практически невозможно. В этой ситуации хороший банкир должен задуматься о надвигающейся дефляции. Это очень страшный тренд, и его нельзя игнорировать. У нас падают цены не по причине избытка товаров, а из-за снижения спроса и возможностей участников рынка производить продукцию с меньшими издержками. Такое положение долго продлиться не может.

Чем это грозит?

Сергей Яременко: Данная ситуация может спровоцировать рост цен, который будет сдерживаться падением спроса и борьбой с инфляцией по существующей неверной методологии. Без изменения подхода к монетарной политике вырваться из этой ловушки невозможно. А подход никто не изменит, поскольку в Украине нет своей концепции. Так что правительство и НБУ будут выполнять то, что навязал Международный валютный фонд. Самое обидное в этой ситуации то, что мы все равно не получаем траншей от МВФ, поскольку не выполняем пункты по ценам на газ для населения, пенсионные и другие вещи. Правда, регулятор свою часть выполняет. Но уж лучше бы он этого не делал и не гробил экономику — кредит ведь все равно не дают.

И все-таки придется ли Нацбанку запустить печатный станок перед Евро­2012?

Сергей Яременко: НБУ разрешено печатать гривню под покупку иностранной валюты. Схема такая: приезжают иностранцы, продают валюту, Нацбанк ее скупает и эмитирует гривню. Сегодня ощущается нехватка национальной валюты, потому что нет желания и идеологии ее печатать. Почему бы не рефинансировать тот же Ощадбанк на пять лет под 2% и не разрешить ему использовать эти деньги для ипотечного строительства? Почему мы ищем валюту где-то за пределами Украины? Нам нужна не инвалюта, а кирпичи. Но так как по соглашению с МВФ нам нельзя печатать собственные деньги, то мы вынуждены обходиться без ипотеки и домов. Механизм мировой валюты обеспечивает доллару навар с любой туземной страны — иначе он жить не может. Он так кормится, это его питательная среда. В противном случае весь этот механизм рушится, поскольку доллар становится ненужным. Он будет необходим только для международного обмена, торговли и т. п. А в рамках самостоятельной политики он нам будет не нужен. На Западе это знают, но не могут нам позволить такое: не для того они конструировали весь этот механизм, чтобы Украина печатала собственные деньги. Причем ни одна страна не покушается на разрушение этой системы мировой валюты. А это значит, что всегда все они будут просить у МВФ кредиты и осуществлять его желания. А он так распишет условия, что вы не сможете их выполнить.

Как вы думаете, получит ли Украина очередной транш кредита МВФ?

Сергей Яременко: Конечно. Мы будем получать деньги от Фонда, потому что он сам в этом заинтересован.

Если это так, то почему МВФ не дает нам кредит?

Сергей Яременко: Это временная ситуация, которая наблюдается на фоне проблем с сотнями миллиардов евро, необходимых для лечения тех «образцовых» стран, к которым мы стремимся, как на «Титаник». Сегодня Украина отошла на второй план и ее лучше держать в подвешенном состоянии. Но у нас есть альтернатива — взять кредит у России. Правда, в этом случае мы сталкиваемся с сопротивлением со стороны местных националистов, которые считают, что заимствовать у Запада — это добро, а у РФ — попадание в зависимость. Но в общем-то нет большой разницы, у кого занимать деньги. К тому же северный сосед может кредитовать без всяких условий.

Когда Украина сможет получить кредит от МВФ?

Сергей Яременко: Получим обязательно. Фонд выждет какое-то время и даст нам его на еще более жестких условиях.

Что будет с Украиной, если она не возьмет кредит ни у МВФ, ни у России?

Сергей Яременко: Дефолт. С ним надо уметь бороться в условиях глобализованного рынка. Мы к этому не готовы.

Фото Светланы Скрябиной

Оценка материала:

4.00 / 14
Сергей Яременко: денежный станок должен заработать на полную мощность 4.00 5 14
Кабинет директора / Утренний кофе
 Сергей Яременко 19.03.2012 28188
comments powered by Disqus
Еще материалы раздела «Утренний кофе»