НОВОСТИ ДНЯ: Пілот цивільної місії зняла Землю через ілюмінатор Crew Dragon  Потепление будет постепенным и с дождями: какая погода ждет Украину на выходных  У Києві створять 39 зелених просторів – список адрес  Путін говорить про один народ з українцями через неповноцінність російської імперії - Дробович  Потепление и дожди: прогноз погоды в Украине последние выходные сентября  Дев’ять гривень за добу: в Україні стало платним зберігання номерних знаків авто  Учасникам АТО та ООС нададуть пільги на паркування у столицівсе новости дня
Бизнес
Экономика
12.10.2015 3028

Куда ведет МРИЯ

Сможет ли уже год балансирующая на грани банкротства компания сохранить свои позиции на аграрном рынке?

Технический дефолт, огромные долги, скандал вокруг экс-владельца компании Ивана Гуты, которого обвиняли в отмывании денег - вот неполный перечень мэсседжей, которые не сходили со страниц не только отечественной, но и мировой специализированной прессы весь прошлый год и сумели существенно подорвать имидж агрохолдинга «Мрия» и аграрной отрасли Украины в целом. Однако на фоне всех негативных новостей компания сумела провести и посевную, и уборочную кампании и имеет план выхода из кризиса. Шансы спасти некогда одного из лидеров отрасли есть, уверены эксперты

Есть ли жизнь после дефолта 

В ближайшее время агрохолдинг «Мрия» должен представить кредиторам план реструктуризации долга. Об этом, ссылаясь на свои источники, заявило специализирующееся на долговой информации агентство Debtwire. По его данным, на сегодняшний день компания должна кредиторам порядка $1,24 млрд. В августе обсуждался вариант списания 75% этой суммы, однако кредиторов он не устроил. Новый план выработали после длительных консультаций с двумя комитетами кредиторов (один представляет интересы держателей облигаций, второй - банков). Но главная интрига, которая будоражит отечественный аграрный рынок уже второй год кряду - сможет ли «Мрия» удержатся на плаву и сохранить свои позиции в отрасли.

Напомним: «Мрия» объявила о техническом дефолте в августе 2014 г. Тогда она уведомила держателей своих бумаг на сумму $400 млн. о финансовых трудностях, которые, якобы не позволяют ей заплатить по текущим обязательствам, разместив соответствующее объявление на Ирландской фондовой бирже (ISE). «Группа не сделала процентные и амортизационные платежи по некоторым из своих долговых обязательств и находится в активных дискуссиях с соответствующими кредиторами», - говорилось в сообщении. Поясняя причины своих трудностей, топ-менеджмент «Мрии» ссылался на сложную экономическую ситуацию в Украине, рост затрат на выращивание продукции на фоне снижения закупочных цен на нее и проблемы с привлечением финансовых средств. Компания внесла в список усугубляющих кризис факторов также военные действия на Донбассе. Отечественные эксперты аграрного рынка изначально восприняли аргументы «Мрии» с изрядной долей скепсиса. По словам аналитика компании ААА Марии Колесник, причинами дефолта компании являются не столько общерыночные факторы, на которые она ссылается, а частные нюансы ведения бизнеса. «Мрия» в последние годы делала упор на сахарное и картофельное направления. Цены и на картофель и на сахар до недавнего времени были достаточно высокими. Так что, скорее всего, к дефолту привели долги, накопленные в прошлые годы», - отмечала Мария Колесник.

По данным Dragon Capital, в 2013 г «Мрия» вошла в список украинских компаний, лидирующих по объемам привлечения денежных средств на внешних рынках ($400 млн. под 9,75%). Но, пожалуй, главным фактором риска стали проблемы с управлением компанией. Ведь другие агрохолдинги, работающие в таких же условиях, как и «Мрия», не жаловалась на то, что находятся на грани банкротства.  Не удивительно, что семье владельца «Мрии» Ивана Гуты так и не удалось найти общий язык с кредиторами. В феврале 2015 г компания де-факто перешла под их контроль. Чтобы получить хотя бы часть своих денег, кредиторы начали предпринимать попытки спасти компанию. Были проведены кадровые перестановки - «Мрию» возглавил один из сильнейших топ-менеджеров на аграрном рынке Саймон Чернявский (ранее он работал в агрохолдингах HarvEast Рината Ахметова и «РоАгро» Сергея Тигипко). Он представил кредиторам свою антикризисную программу, и, судя по тому, что «Мрия» смогла провести не только посевную, но и уборочную кампании, первые результаты стабилизации уже есть.

Что посеешь, то и пожнешь

Впрочем, в экспертной среде до сих пор нет единого мнения удастся ли кредиторам и топ-менеджменту все же реанимировать агохолдинг. «Мрия» умудрилась существенно испортить свою репутацию. «Ходят слухи, что у компании до сих пор есть большие проблемы со стабилизацией земельного банка. Непонятно сколько угодий она обрабатывает и на какие из них имеет зарегистрированные права аренды», - отмечает аналитик «Украинской аграрной ассоциации» Марьян Заблоцкий. Не для прессы эксперты добавляют, что проблемы со стабилизацией земельного банка связаны с мошенничеством и выведением части земли предыдущими собственниками. На днях появилась новость о том, что агрохолдинг в рамках оптимизации земельного банка намерен продать права аренды порядка 10 тыс. га и приобрести еще 5-6 тыс. га. Комментируя планы компании, Саймон Чернявский подтвердил предположения экспертов о проблемах с земельным банком. По его словам, при переходе контроля над компанией к кредиторам, бывший менеджмент «Мрии» заявлял о земельном банке в 260 тыс. га. Однако, в ходе аудита выяснилось, что эта цифра далека от действительности. По состоянию на сегодня компания полностью контролирует 180 тыс. га.

«Из «хороших новостей», которые могут способствовать выведению «Мрии» из кризиса, можно отметить тот факт, что ее земельный банк сосредоточен в самых хлебных регионах станы», - добавляет Заблоцкий.

По словам представителя USAID Александра Калиберды, новой команде удалось хотя бы частично стабилизировать бизнес. «Видно, что они предпринимают необходимые меры и результаты есть», - говорит эксперт. Более детально обсуждать нюансы антикризисной стратегии «Мрии» эксперт отказался, ссылаясь на то, что открытой информации на эту тему сейчас крайне мало. «И, возможно, это правильно», -подытоживает Калиберда. Стоит отметить, что желающих прокомментировать сегодняшнюю ситуацию вокруг «Мрии» гораздо меньше, чем год назад. Авторитетные эксперты, с которыми пытались пообщаться «Контракты» заявляли либо о том, что не осведомлены о последних изменениях в компании, либо попросту отказывались говорить, не называя причин.

Косвенно этот факт может свидетельствовать о том, что «Мрия» частично ограничила поток информации. «Известно, что компания в прошлые годы очень пострадала от внутренней коррупции. По сути на базе вполне легального бизнеса была создана схема по привлечению заемных средств, шансов вернуть которые не было, - считает Марьян Заблоцкий. Главное, что удалось антикризисному менеджменту - провести масштабные кадровые рокировки, а значит - ликвидировать эту схему. Но на самом деле «Мрия» не придумала ничего уникального. Сейчас по меньшей мере один отечественный агрохолдинг рискует повторить судьбу «Мрии», а в течение ближайшего года таковых будет уже, как минимум, 2-3, - уверен Заблоцкий. Утверждать подобное ему позволяет анализ рыночной отчетности компаний, которая, мягко говоря, вызывает недоверие.

Впрочем, как считает Александр Калиберда, риски есть и у вполне прозрачных холдингов. «Экономическая ситуация в стране сложная. Значительная часть компаний имеет долги, демонтированные в иностранной валюте. А так как цены на мировых аграрных биржах в последнее время демонстрируют понижающийся тренд, разрыв в финансовых потребностях и возможностях аграриев может только расти. И если ранее этот разрыв легко покрывался, то сейчас найти необходимые темные средства крайне сложно, а если деньги есть, то они непомерно дорогие для бизнеса», - подытоживает Александр Калиберда.

Кому принадлежит «Мрия»

Если факт потери компании семьей Гут не вызвал у рынка сомнений, то переход Саймона Чернявского породил слухи. «Масла в огонь» подлила и команда, которая перешла вместе с новым генеральным директором из HarvEast. В прессе тут же появилась информация, что, дескать, «Мрию» теперь можно считать «общим проектом» Рината Ахметова и «окружения Яценюка». Якобы, даже назначение главы тернопольской ОГА Степана Барны было спланировано с целью поддержать передел активов «Мрии».

В самой «Мрии» говорят о кредиторах, но их состав в разрезе долгового портфеля компании в 1,2 млрд. долларов раскрывать отказываются. Согласно информации из открытых источников, банк Ахметова ПУМБ, о котором так много пишут в последнее время, действительно является кредитором «Мрии», но далеко не крупнейшим. Компания должна ему порядка $25 млн. и на фоне бондхолдеров (крупные инвестиционные компании Dupont, Pioneer, Ashmore и др.), «Проминвестбанка» и МФК, долговые обязательства «Мрии» перед которыми составляют около $500 млн., $140 млн. и более $120 млн. соответственно, вряд ли может рассчитывать на решающий голос в комитете кредиторов. Ну и на фоне уже существующих проблем сомнительно, что Ахметов взял бы на себя такой сложный актив.

Вероятней всего назначение Чернявского на пост гендиректора «Мрии» - результат его активной позиции и правильных знакомств в бизнес-среде, прежде всего – европейской. Его рекомендовал финансовый советник комитета кредиторов и давний знакомый Чернявского Джованни Сальветти, управляющий директор и сопредседатель Rothschild & Cо в России и СНГ. Кстати, на эту позицию претендовал и бывший глава группы «Креатив» Юрий Давыдов. Понятно, что новый гендиректор привел с собой команду специалистов, которым он мог бы доверять, тем более, что времени на формирование команды у него не было. Чернявский рассчитывает, что уже в этом году «Мрия» выйдет на положительную EBITDA. А уже в 2016 году этот показатель может достичь $100–150/га, к 2019‑му-  $350–400/га. Чтобы добиться таких результатов команда Чернявского готовит пятилетний бизнес-план, который, помимо прочего, четко пропишет программу реструктуризации долгов, чего, собственно, и добиваются кредиторы. Звучит оптимистично, а результаты покажет время.

Автор: Людмила Волошина

Оценка материала:

4.20 / 5
Куда ведет МРИЯ 4.20 5 5
Бизнес / Экономика
12.10.2015 3028
Еще материалы раздела «Экономика»