НОВОСТИ ДНЯ: На Москву обрушился ураган, есть жертвы   Украинская библиотека в Москве прекратила работу  Ученые изобрели новый способ утилизации пластика  Рейтинг 100 самых богатых людей Украины вновь возглавил Ахметов  Только четверть украинцев откладывает деньги на пенсию  В деле Скрипаля определены ключевые подозреваемые - The Telegraph   В России умерла известная актриса Нина Дорошина, сыгравшая в фильме Любовь и голуби все новости дня
20.07.2017 2802

Убийство, насилие, коррупция. Отравленный язык власти

В этой колонке поговорим о том, как манипуляции с языком искажают реальность и тем самым, помогают получить и удерживать власть. Разумеется, эти манипуляции не делались осознанно некими масонами или рептилоидами, это просто очередной пример того, как работает «невидимая рука», в данном случае, «невидимая рука» бюрократического рынка.

Итак, наша социальная реальность выстраивается вокруг того, что можно назвать «правами собственности», то есть, вокруг совокупности правил, которые помогают избегать конфликтов по поводу использования тех или иных ресурсов и помогают разрешать эти конфликты. Соответственно, в конфликтной ситуации есть два типа действия — действия того, кто нарушает чужие права собственности (агрессия) и действия того, кто защищается (защита). Первые действия — неправомерные, вторые — правомерные.

При этом, для того, чтобы социум работал исправно, люди должны де-факто придерживаться этих правил, для этого им даже не нужно формулировать их. Совсем не обязательно наличие толстого свода законов и «развитой правовой системы». Часто эти правила существуют в неявной форме либо, как моральные ограничения. Например, в Библии говорится «Thou shalt not murder”. То есть, ты не должен убивать (быть агрессором). И если кто-то хочет тебя to murder, то в ответ ты можешь его to kill, твои действия в этом случае законны.

Кажется, все просто и логично. Тем не менее, эта заповедь все чаще встречается в виде “Thou shalt not kill”. Но что будет, если murder заменить на kill, слово, обозначающее убийство вообще? “Thou shalt not kill” - ты не должен убивать, вообще никого и никогда. Что теперь получается? Теперь получается, что эта моральная заповедь не осуждает агрессию, а осуждает «убийство вообще», в том числе, и в целях защиты от агрессии. Агрессор и его жертва уравнены в осуждении.

Зачем и кому это нужно? Это нужно тем, кто хочет легитимизации грабежа, ведь если право защищаться легитимно, то вы можете и даже должны защищаться и от государства с его налогами и прочим грабежом. Объявив грехом «убийство вообще» вы объявляете грехом и агрессию и защиту от нее, тем самым снижаете сопротивление и делаете грабеж легитимным.

В англосаксонской мире еще можно найти версию заповеди «Thou shalt not murder”, а вот в русском языке, что характерно, даже нет аналога слова murder, коллективизм здесь победил давно и победил уже на уровне языка.

Следующий прием из этой серии, это пресловутое «насилие» и «монополия» на него. Здесь подмена несколько иная и более замысловатая. Почему говоря о государстве говорится о «монополии на насилие»? Что имеется в виду? Это означает, что только государство может применять насилие, все остальные делают это незаконно.

Действительно, бандит оказывается преступником (не в формально-юридическом смысле, а в рамках логики всей этой конструкции) не потому, что посягает на собственность других людей, а потому, что посягает на государственную монополию. Сомневающимся напомню, что в «уголовном праве» преступления совершаются фактически против государства, оно де-факто считает себя пострадавшей стороной.

Но точно так же преступником оказывается и тот, кто защищается от бандита. Он тоже нарушает «монополию на насилие». Именно этот результат и нужен государству. В результате вооруженная защита от агрессии максимально ограничена во всем мире. Даже там, где оружие «разрешено», существуют «меры необходимой самообороны», которые сильно ограничивают, а иногда и фактически делают невозможной защиту от насильственной агрессии.

Ну и теперь совершенно закономерно оказывается, что отбирание у вас государством денег и собственности легитимно, потому, что у государства должна быть «монополия на насилие». Вы не можете выступать против налогов и прочего грабежа, потому, что тогда вы выступаете против «монополии на насилие» и, (о ужас!) вы фактически выступаете за то, чтобы бандиты грабили и убивали нас, ведь если у государства нет «монополии на насилие», значит все позволено!

Как работает трюк с «насилием»? Напомню, что с точки зрения права у нас есть агрессия и защита от нее. Это два противоположных действия. Что же такое «насилие»? Оно является просто-напросто характеристикой действия, ведь агрессия может быть и без насилия (ограбление или мошенничество), точно так же без насилия может быть и защита (стены, двери, сигнализация и т. п.).

То есть, мы подменяем содержание действия его характеристикой. Главное, не чтобы агрессии не было, а главное, чтобы не было насилия, для этого мы отдадим «монополию» на него государству. Вуаля! «Монополия на насилие» выносит за скобки правомерность этого насилия, она сама по себе, а не соответствие тех или иных действий праву, объявляется ценностью.

Если манипуляция с «монополией на насилие» подрывает вашу способность к вооруженной защите, то следующее понятие, о котором пойдет речь - понятие «коррупции» направлено на дискредитацию невооруженной, ненасильственной защиты. Вообще говоря, то, что называют коррупцией является частным случаем более общего понятия «оппортунизма». Оппортунизм - это использование наемным работником тех или иных служебных возможностей для собственного обогащения.

В случае оппортунистического поведения в какой-нибудь корпорации имеет место нарушение контрактного права, что, как правило, приводит к убыткам собственника. С точки зрения государства, коррумпированный чиновник тоже наносит ущерб собственнику — государству, но вот с точки зрения права дело обстоит совсем не так. Перенося оппортунизм на поле чиновничьей деятельности мы обнаружим, что его правовое содержание меняется, поскольку государство занимается как правомерными, так и неправомерными делами.

Если вы даете взятку налоговому инспектору, чтобы ваше предприятие оставили в покое или если вы подкупаете таможенника, чтобы провести контрабандный товар, ваши действия правомерны и «социально полезны», ваше предприятие и дальше работает и приносит пользу потребителям, а контрабандный товар удовлетворяет спрос и создает конкуренцию. Вы откупаетесь от институционализированной агрессии государства, от его «законов» и прочих правил и инструкций и это — правомерное действие. С другой стороны, когда убийца или грабитель дает взятку следователю или судье, это нарушает правовой порядок.
И то и другое действие государство называет «коррупцией», но правовое содержание этих действий совершенно разное.

Объединяя противоположные по содержанию действия в одно, государство тем самым маскирует разницу между ними, оно делает вашу защиту нелегитимной. Для государства чиновник, который берет взятку у предпринимателя и оставляет его в покое и чиновник, берущий взятку у грабителя и убийцы одинаково преступны. Но самое важное тут то, что в результате этого отождествления, навязываемого государством, со временем и в глазах общества человек защищающийся от агрессии начинает выглядеть агрессором, это парализует нашу защиту от государства и увеличивает его власть.

Подведем итоги. Давайте представим, что мы - рептилоиды, придумавшие государство и мы хотим его усовершенствовать. Наша задача снизить сопротивление грабежу, которым мы занимаемся на «законной» основе. Хороший способ добиться этого - сделать сопротивление любой агрессии нелегитимным. Заметим, что люди используют одни и те же средства как для агрессии, так и для защиты от нее. Если мы объявим грехом или преступлением эти средства, то есть способ действия, а не его содержание, то грехом станут и правомерные и неправомерные действия. Они будут уравнены в грехе и тем самым правомерные цели будут дискредитированы. Во всех трех случаях, о которых идет речь в этой колонке, используется именно этот прием — средства отождествляются с содержанием. Убийство как защита и убийство как агрессия уравниваются между собой, насилие как средство защиты уравнивается с насилием, используемым для агрессии, откуп от чиновника для защиты уравнивается с откупом для агрессии.

Конечно, эта картина мира неверна. Для получения правдивой картины нужно удалить из этой схемы рептилоидов и заменить их эволюцией.

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 17
Убийство, насилие, коррупция. Отравленный язык власти 5.00 5 17
Колонки / Владимир Золотoрев
20.07.2017 2802
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Что такое государство и откуда оно берется. Паразит Что такое государство и откуда оно берется. Паразит

    Теперь мы можем ответить на вопрос, с которого начали весь этот затянувшийся цикл заметок, а именно — является ли государство спонтанным порядком?

  • Что такое государство и откуда оно берется. Порядки и санкции Что такое государство и откуда оно берется. Порядки и санкции

    Спонтанные порядки возникают и исчезают по мере того, как люди ощущают полезность неких правил или перестают ее ощущать. Одно из очевидных преимуществ спонтанного порядка — предсказуемость поведения незнакомцев. Если вы едете по узкой дороге и вам на встречу едет другой автомобиль, вы рассчитываете на то, что при встрече каждый из вас примет вправо. Это правило, известное задолго до появления всяких ПДД (только тогда принимали влево, так как движение было «левосторонним») создает предсказуемость, позволяет вам планировать свое поведение и легче достигать своих целей.

  • Что такое государство и откуда оно берется. Скворцы и люди Что такое государство и откуда оно берется. Скворцы и люди

    У читателей этой колонки может сложиться впечатление, что если государство ведет себя как рынки, то оно так же эффективно в том смысле, что от него невозможно избавиться. Люди всегда создают рынки, они действуют в собственных интересах и если государство тоже возникает и действует таким же образом, то мы обречены. 

  • Что такое государство и откуда оно берется. Почему они пилят сук, на котором сидят? Что такое государство и откуда оно берется. Почему они пилят сук, на котором сидят?

    Взгляд на государство, как на рынки, основанные на отношениях эксплуатации позволяет объяснить некоторые феномены, которые будоражат мозг прогрессивной общественности. И, прежде всего, феномен «иррациональности» или точнее, «нерациональности» государства. Почему государства часто поступают нерационально? Почему они убивают бизнес, с которого сами же кормятся, почему, куда ни глянь, они ведут «неразумную» с точки зрения прогрессивной общественности политику?   

  • Что такое государство и откуда оно берется. О том, что произошло в 19 веке Что такое государство и откуда оно берется. О том, что произошло в 19 веке

    В предыдущей колонке мы говорили о том, что когда отношения, основанные на принудительном изъятии собственности становятся законными, они проникают в «ткань рынка». Это, в итоге, приводит к тому, что с некоторого момента поведение государства (и чем дальше, тем больше) определяется «рыночными механизмами». Осознанный замысел (то есть, выбор целей) участников системы больше не играет решающей роли в том, что именно и как будет в ней происходить и последствия все в большей степени определяются «невидимой рукой», то есть, выбором средств.