Политика
Украина
19.10.2018 1900

Томос как начало: что ждет Украину после решений патриарха Варфоломея

Изданное 11 октября постановление Вселенского патриарха, включающее отмену анафем главам УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ, а также решения 1686 года о подчинении Киевской митрополии Москве создало прецедент в мировом православии, и стало самым знаковым решением подобного рода за последние сотни лет. Константинопольский патриархат превращается в игрока, от которого зависят судьбы и карьеры как священников, так и миллионов прихожан. Нанесен безусловный удар по российско-московскому прямолинейному толкованию истории и политики. Однако радоваться не просто рано, а опасно, иначе можно власть в заблуждение. Томоса, как такового, еще нет, автокефалии Украине не дали, а число угроз, которые несет это решение, только умножилось. Контракти.ua разбирались в переменах на церковном фронте и попытались прогнозировать дальнейшее развитие событий.

О терминах и мифах

Долгая и далеко еще не законченная борьба вокруг самостоятельности украинской национальной церкви вернула в повседневный круг интересов рядового украинца давно забытые слова вроде «томос», «автокефалия» и «экзархат». Что же произошло на самом деле?

Во-первых, пока что никакого документа о самостоятельном управлении Константинопольский патриарх Украине не выдавал. Пока не выдавал. Когда выдаст – ведомо только Богу и тем его слугам, которые соберутся на объединительном соборе украинских церквей. Там должны быть предстоятеля новой церкви, и не факт, что собор придет к решению с первого раза. И только потому этому предстоятелю вручат окончательную бумагу о праве канонически возглавлять новую иерархию.

9635a

Заседание Синода Константинопольского патриархата

«По сути произошло два события – отмены подчинения киевской метрополии Москве, и легализация УПЦ КП и УАПЦ», - поясняет религиовед Екатерина Новикова.

«Те из иерархов, кто хотел объединиться и договориться, уже готовы к созыву объединительного собора, - утверждает президент ВГО «Украинская стратегия» Анатолий Пинчук, - Прочие уйдут в фактическое сектантство. Это их право. Но собор все равно пройдет, предстоятель будет избран, и ему вручат Томос».

Во-вторых, ни глава УПЦ КП Филарет, ни глава УАПЦ Макарий не признаны Варфоломеем в своем статусе первосвященников. С точки зрения Вселенского патриарха, они по-прежнему иерархи того порядка, в каком были на момент провозглашения себя главами собственных церквей. Недаром они названы в решении Синода Вселенского патриарха всего лишь по именам, а не по «чинам».

«Филарет и Макарий получили отмену анафемы, и очутились теперь в ставропигии, т.е. в прямом подчинении патриарху Константинопольскому, - уточняет Новикова, - Устраивает ли их этот статус? Это видится сомнительным. Как говорится, не для того они боролись. Борьба идет за главенство».

Схожую интерпретацию решения Вселенского патриарха дает и политолог Алексей Якубин. «Посмотрим на формулировку снятия анафем с Филарета и Макария – не о каком подтверждении их церковного статуса речь не идет. Отныне они, с формальной точки зрения, подчиненные Константинопольского патриарха. А свое право называться «патриархами» они должны заново «переутверждать». Не думаю, что оба, особенно Филарет, мечтали именно о таком раскладе».

111233-5

Главы УПЦ КП Филарет (слева) и УАПЦ Макарий (справа)

Созданные главами УПЦ КП и УАПЦ церковные институты и рукоположенные священники теперь обязаны будут проходить такую же процедуру «переутверждения», как и сами Филарет и Макарий. А это открывает дорогу и к появлению новых недовольных внутри этих иерархий, и к возможным новым расколам.

В-третьих, на данный момент в украинских церковных делах началось, де-юре, формальное внешнее управление. Присланные патриархом Варфоломеем экзархи (представители) официально работают над объединением церквей, а, фактически, выстраивают в Украине новую иерархию, которая будет подчиняться напрямую Константинополю.

«Ни о какой автокефалии, о самоуправлении нет и речи. Варфоломею это не нужно. Ему нужно, в идеале, прямое подчинение украинского православия себе», - уверена Екатерина Новикова. 

Таким образом, помимо трех православных церквей, в Украине может появиться (и уже фактически появилась) четвертая. Во всяком случае, такой статусный и неоднозначный иерарх, как митрополит Переяславский и Вишневский Александр Драбинко (бывший келейник главы УПЦ МП патриарха Владимира), уже заявил о том, что, по факту, все священники в Украине являются клириками Константинопольской церкви. Драбинко всегда считался лидером «проукраинского» крыла в УПЦ МП, потому его заявления не удивительны, равно как и подчеркивание того факта, что среди юго-восточных парафий Украины уже в ближайшее время может возникнуть очень мощное движение за прямое подчинение Москве.

23f5bc2ea61

Александр Драбинко

Таким образом, лозунг «Больше церквей, хороших и разных», появившийся еще в начале 1990-х, становится нова актуальным. Вместо объединения имеет место появление нового игрока. Выбор для иерархов и паствы расширяется. Но сама по себе подобная возможность выбора как раз не способствует единству. Многолетняя система личных связей может начать рушиться, стоит наступить на чьи-то амбиции. А эти амбиции никуда не делись ни в одной из трех ныне существующих церковных иерархий. К примеру, недовольство Филаретом, озвученное главой УАПЦ Макарием, является объективной реальностью. Вспомним, что именно оно не дало стартовать процессу объединения еще три года назад.

«Пока не соберут Архиерейский собор, никакого Томоса не будет. Уже видим новые противоречия между Филаретом и Макарием. Если они начнут ругаться прямо на соборе, Варфоломей может сказать, что Украина еще не доросла до автокефалии как полного самоуправления, и сделает ее экзархатом», - предполагает Алексей Якубин.

По его словам, Вселенскому патриарху даже выгодно, дабы Архиерейский собор еще долго не собирался. «За это время можно выстраивать свою иерархию в Украине, которая будет предана лично ему, без оглядки ни на Москву, ни на Киев», - считает аналитик.

18_tn

Патриархи Варфоломей и Кирилл после встречи в Стамбуле 31 августа 

В-четверых, очень бурная реакция Москвы на промежуточный, в общем-то, документ, показывает слабость Кирилла и возглавляемой им структуры, неумение работать тонко, на длительную перспективу, и вскрывает вероятные личные обиды главы РПЦ и его ближайшего соратника митрополита Иллариона на Вселенского патриарха. Для Украины эти личные обиды на руку, ибо гарантируют, что обе стороны будут продолжать выбранную ими политику хотя бы из неприязни друг к другу.

Наконец, в-пятых, политизация церковного вопроса как в России, так и в Украине, чрезвычайно повышает градус накала общественного мнения в обеих странах, ибо затрагивает глубинные пласты идентичности. С другой стороны, в современных реалиях столь серьезные трения могут привести к тотальному разочарованию в религии значительной части населения. Мем про «атеиста Киевского патриархата», уже облетевший интернет, говорит как раз об этом.

«Эти истории вокруг Томоса делают наше общество еще более атеистичным, равнодушным к религии. Люди разочаровываются в священниках всех направлений, увидев политизацию церкви. Многие не задумывались об этом, но теперь ситуация стала очевидной. Вера и политика почти сомкнулись, и это очень опасно для социального климата в стране, для общественных настроений», - указывает директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник.

1532717638-4164

Многие верующие теперь в недоумении...

Многим в ХХІ столетии попытка строить государство на религиозной идентичности кажется нелепой. Другие же, наоборот, видят проблему именно в давней нерешенности и сознательной запущенности этого вопроса.

Итак, определимся с терминами. В Украине на данный момент нет автокефалии (самоуправления), ей не дали Томос как окончательный документ, ее священники – как бывшие «раскольники», так и «канонические» - де-юре оказались в ставропигии (непосредственном подчинении), а новосоздаваемая церковь в Украине вполне может стать всего лишь экзархатом (филиалом) Константинопольского патриархата. В последнем случае, одно подчинение сменится на другое, хотя и намного более «мягкое». Что создает возможности для будущих злоупотреблений, если и когда, к примеру, из Москвы какому-нибудь преемнику Варфоломея снова приедут «золото и меха», как было с патриархом Дионисием в 1686-м.

Отдельным пунктом можно и нужно отметить позицию Турции. «Варфоломей, по турецкому законодательству – всего лишь госчиновник тамошнего министерства культуры. Санкцию на подобные решения он должен был получать у Эрдогана. Пока можно только гадать, что же было обещано турецкому президенту за одобрение», - указывает Руслан Бортник.

Московский гамбит

Характерно, что жесткая реакция Московского патриархата на решение Варфоломея не вызвала ответных мер. В Фанаре (так зовется место пребывания патриарха Константинопольского) не провозглашали встречного разрыва с Москвой и непризнания тамошних таинств. Впрочем, и Москва не пошла (или пока еще не пошла) на свое любимое занятие на протяжении веков – предание неугодного анафеме. Скорее всего, такой анафемы и не будет – это было бы слишком радикально, и могло бы привести к потере сторонников среди лояльных Москве церквей.

Однако жесткие меры в отношении чиновников и священников, которые продолжают, к примеру, ездить в монастыри горы Афон, вполне вероятны. И такие решения только изолируют Россию от прочего православного мира.

1503668

Особый путь главы РПЦ Кирилла... Куда он приведет?

Начнется ли после украинского прецедента «парад суверенитетов» среди прочих подчиненных Москве церквей – Беларуси, Молдовы, Литвы, Латвии, Средней Азии? Все зависит как от развития ситуации в нашей стране, так и от политической воли тамошних правительств. В Молдове, Литве и Латвии получении своих томосов может стать одним из приоритетных вопросов уже в ближайшее время, и необязательно в четкой хронологической привязке к украинским событиям, хотя и с понятной оглядкой на них. В Беларуси, которая входила (как и часть нынешних Литвы и Латвии) в состав Киевской митрополии по состоянию на 1686 год, могут также усилиться автокефалистские настроения – недаром же патриарх Кирилл выбрал именно Минск для проведения встречного собора - своего «ответа Варфоломею».

«Есть одна очень существенная тонкость в ситуации с УПЦ МП, на которую не обращают внимания в пылу полемики и пропаганды. Приставка «Московского патриархата» в ее названии была, так сказать, «технической». Ее сделали для различения конфессий, поскольку появились УПЦ КП и УАПЦ в 90-х годах, - поясняет Екатерина Новикова, - По сути же, Украинская православная церковь Московского патриархата и есть та самая Киевская митрополия, которую присоединили к Москве в XVII веке в силу политических обстоятельств. Подчинение Москве последние 300 с лишним лет было признано Константинополем только де-факто, а не де-юре».

44249081_19

Карта Киевской митрополии на 1686 год. Как видим, ее границы были совсем иными

Тем временем, Москва усиленно ждет, и явно делает ставку, на начало насильственных религиозных конфликтов в Украине. Это может дать ей поводы как еще больше усилить пропагандистское влияние, так и готовить возможное вторжение для защиты православных русскоговорящих. Снова-таки, если кому-то кажется, что такие мотивации неприемлемы для XXI века, то вся история последних лет говорит прямо о противоположном. К тому же, сознательная архаизация России делает ее действия логичными – логичными в московской системе координат. Да и чего можно ждать от страны, в которой еще сто лет монарх официально считался покровителем всех православных мира, из-за «угнетения христиан» началось несколько войн с Турцией, а затем на смену покровительству и распространению православия пришло всемирное распространение идей коммунизма?

Ставка на насилие со стороны Москвы вполне оправдана, и более чем вероятна. И правые радикалы вполне могут способствовать ее сценарию, причем даже невольно. Ведь стоит какой-нибудь общине допустить насильственное вытаскивание из церкви вопящих бабушек с иконами Николая Второго и портретами Путина, как сразу будет создана нужная картинка для российских, пророссийских и мировых медиа. Конечно, для этого российские и иже с ними СМИ еще должны оказаться в нужном месте и в нужное время. Но умение организовывать такого рода провокации, пусть и довольно примитивные, российские спецслужбы всегда умели.

«Между прочим, до сих пор никем не подсчитано количество прихожан всех украинских православных церквей. Дело в том что статистика учитывает лишь число приходов, а сколько в каждом приходе людей – неизвестно. И достаточно будет лишь пары захватов знаковых церковных объектов, чтобы Россия получила повод вторгнуться, дабы защитить православных русских», - указывает Екатерина Новикова.

5p_krest1000_d_850

Фанатичные верующие УПЦ МП уже готовятся к защите святынь от «антихристов»

На другой аспект, связанный с возможным насилием вокруг передала церковной собственности, указывает Руслан Бортник. «Пока не разработан четкий правовой механизм передачи храмов от конфессии к конфессии, пока не установлено, к примеру, что сторона, от которой забирают храм, должна получить денежную компенсацию, пока законодательно не прописана защита от церковного рейдерства, все попытки реализовать переподчинение храмов и, тем более, Лавр, чрезвычайно опасны. Московский патриархат не отдаст свои храмы. Прихожане готовы к сопротивлению. Неужели власть хочет получить 5-6 тысяч горячих точек по стране? Ведь каждый приход вправе потребовать защиты у своих единоверцев, которых он считает каноничными», - рассуждает он.

Что еще могут предпринять Кирилл и Путин в нынешней ситуации? Они могут подкупать недовольных иерархов всех течений с целью устроить взаимную грызню на предполагаемом Архиерейском соборе, или же пытаться вовсе торпедировать его собрание. Правда, тут многие зависит, как уже говорилось, от позиции Варфоломея – он вполне может, в случае явного саботажа собора или же громких скандалов во время него просто объявить о прямом подчинении только что «освобожденной» Киевской митрополии себе. И в таком случае усилия Москвы пойдут прахом.

Наконец, Москва будет максимально поддерживать оппозицию Варфоломею из числа предстоятелей иных церквей. И если точка зрения Сербского или Антиохийского патриарха на данный момент сомнений у Кирилла не вызывает (Антиохийского «держат в кулаке» ситуацией в Сирии), то на мотивацию прочих придется потратиться. Причем как на тех, кто пока занимает нейтральную позицию по украинскому вопросу (например, патриарх Иерусалимский), так и на своих потенциально ненадежных подчиненных (латвийский, молдавский, литовский первоиерархи).

resize_4Cu

У Варфоломея могут начаться проблемы с коллегами по церковному чину

«В мировом православии нет единоначалия. Право Константинопольского патриарха выдавать подобные документы единолично уже подвергается сомнению со стороны иных православных церквей. То есть, украинский прецедент может быть чреват расколом внутри православного мира, и не факт, что все 15 церквей примут в таком случае позицию Варфоломея. Я считаю, что примерно 5 церквей будут за Константинополь, а 10 – против. Причем важно понимать, что речь не идет о дихотомии «Кирилл или Варфоломей» - речь идет о церковной демократии, традициях и возможном волюнтаризме Варфоломея», - указывает Алексей Якубин.

При этом для самой Московской патриархии уход от евхаристического общения (совместного отправления религиозных таинств и признания силы совершения таинств) с Вселенским патриархом никак не скажется на внутрироссийской церковной жизни и мировоззрении прихожан. Церковь в РФ столь прочно встроена в государственную систему, что любое недовольство внутри нее будет раздавлено еще не стадии обычных разговоров. Подавляющее большинство российских граждан никогда не молилось в храмах Константинопольского патриархата. В канцелярии Кирилла уже в самое ближайшее время выпустят сборник с точным перечнем «безблагодатных» храмов за границей, куда истинно верующему русскому человеку не следует заходить. Если же кто-то захочет сделать этой приватно и тайно, его вряд ли будут преследовать – хотя бы потому, что подобный визит еще нужно доказать.

244_afon-3

Посещать монастыри Афона теперь россиянам не рекомендуется

«При этом Россия будет делать все, дабы не допустить перехода кого-либо из священников, и тем более, высших иерархов, в новую украинскую церковь, - уверен Анатолий Пинчук, - Возможны даже покушения на каких-либо церковных лидеров. Все это будет использоваться Москвой в качестве аргумента для «последнего и решительного боя» за Украину».

«Божье дело» Порошенко

Максимальная политизация ситуации с Томосом со стороны как российского, так и украинского руководства, делает его обоюдоострым оружием, которое может и уничтожить тех, кто жаждет слишком «резкие движения». Пока что со стороны украинского президента демонстрируется перманентная эйфория, похожая на ту, которая сопутствовала получению безвиза. Представляется, что если Томос не будет получен до майских выборов 2019 года, политтехнологи Банковой все равно выдумают что-то о «заключительной фазе окончательного этапа финальной стадии» предоставления Томоса. Только вот поверят ли в это люди, которые хотят увидеть этот документ «здесь и сейчас», и у которых рейтинг доверия к Порошенко минимален?

«Если посмотреть в его президентскую программу, то там вопроса о религии, о Томосе, вообще нет. Зато теперь, за полгода до выборов, мы видим такое оживление на религиозном фронте. Людям рассказывают, что уже приняли Томос, хотя, по факту, Константинополь еще ничего никому не дал, и неизвестно, когда даст. Порошенко пытается таким образом реализовать часть своей новой программы «Армия, Язык, Вера». С армией, как показали взрывы в Ичне, у нас, мягко говоря, не все хорошо. Языковой вопрос, снова-таки, раскалывает людей. Теперь вот и вопрос веры…», - замечает Алексей Якубин.

varfolomiy22

Спасет ли Порошенко Вселенский патриарх?

Но даже получение Томоса вряд ли спасет Петра Алексеевича на выборах – слишком велик его антирейтинг. И наоборот, окончательное поражение в ситуации с Томосом может только еще больше консолидировать пророссийский электорат.

Более того, по мнению Якубина, Порошенко хотел бы видеть во главе новой иерархии митрополита Винницкого Симеона – своего старого знакомого. И это тоже отлично известно и Филарету, и Варфоломею.

Что касается угрозы со стороны правых радикалов, о которой так много любят говорить в Кремле и в его филиале – Московской патриархии, – то она объективно существует. И неизвестно, насколько ситуация обострится ближе к выборам. Причем инициаторами насилия могут быть разные силы.

«Пока что правые не получили команду «фас», т.к. первый же случай насильственного захвата храма будет негативно оценен со стороны международного сообщества и скажется на репутации самого Варфоломея, который «разжег пламя» насильственного религиозного конфликта, - уточняет Руслан Бортник, - Но во время предвыборной кампании власть может показать свою заинтересованность в конфликтном сценарии, и тогда всему украинскому обществу мало не покажется».

w1056h594fill

«Страх и ужас» для верующих Московского патриархата - праворадикалы

Банковой вспышка радикализма в стране в целом, и в церковном вопросе, в частности, может быть выгодна с двумя, прямо противоположными целями. Первая состоит в том, чтобы показать решительный патриотизм власти. Вторая – отсрочить выборы из-за вспышки насилия по всей стране. Представим себе попытку штурма Лавры в самый канун выборов…

Естественно, что такая вспышка насилия очень выгодна и противникам Порошенко – как внешним, так и внутренним. С учетом того, что радикалы находятся «на привязи» Арсена Авакова, то задействовать их можно будет только после его приказа. А на чью сторону он перейдет в решительную минуту, неизвестно.

Что касается Москвы, то о ее заинтересованности в эскалации насилия и говорить банально. Не сомневаться можно только в одном: даже при самом благоприятном и быстром завершении сюжета с Томосом, сопротивление и провокации обязательно будут. Слишком «вкусная» и долгоиграющая тема – церковный вопрос. Особенно на таком пике цивилизационной и мировоззренческой борьбы, которая имеет место сейчас.

«Провокации могут быть только со стороны Москвы и ее слуг. Причем провокации любого рода - вплоть до использования молодчиков, маскирующихся под правых радикалов», - уверен Анатолий Пинчук.

1535203499-5653

В Почаеве настроения «последнего часа» у прихожан еще более сильны, чем в Киеве

Таким образом, вопрос о единстве церквей в Украине и финальном вручении Томоса на данный момент времени в очередной раз «подвис», и не столько из-за бюрократических вопросов, сколько из-за его излишней политизации. Заинтересованность в максимально быстром созыве Архиерейского собора проявляют патриарх Филарет и, отчасти, Администрация президента. Глава УАПЦ Макарий, равно как и Вселенский патриарх, занимают выжидательную позицию. Московский патриархат занят поисками врагов и раздумывает над срывом собора. Все стороны изготовились к очередному витку противостояния. Иллюзий насчет безболезненного передела церковной собственности в Украине, рано как и судьбы Лавр, ни у кого из них нет.

Выгоден ли Украине экзархат, т.е. подчинение Вселенскому патриарху? Тактически да, стратегически нет. Только создание подлинно автокефальной украинской православной церкви будет являться бесспорно позитивным, исторически верным и необходимым решением. Но на данном этапе оно неизбежно приведет к конфликтам, обострив и без того непростую ситуацию в нашей стране. Дойдет ли дело до новой религиозной войны? Вопрос далеко не праздный и не риторический.

Ведь если еще недавно казалось, что и аннексии, и войны в духе 80-100-летней давности в Европе невозможны, а все вопросы можно решить исключительно дипломатией, то теперь остается все меньше иллюзий по поводу возвращения «темных веков», непременным атрибутом которых были религиозные войны. А они, подобно всем войнам за идентичность, были наиболее жестокими. В любом случае, в предвыборный 2019-й год Украину ожидает еще и нестабильность на религиозном «фронте». Действительно решающий год грядет…

Павел Ковалев

Оценка материала:

5.00 / 2
Томос как начало: что ждет Украину после решений патриарха Варфоломея 5.00 5 2
Политика / Украина
19.10.2018 1900
Еще материалы раздела «Украина»