НОВОСТИ ДНЯ: У украинцев на руках около миллиона легальных "стволов" – Аваков   На обслуживние госдолга в прошлом году потраченго 96 млрд грн  Аваков предложил перечень товаров для "критического" импорта из ОРДЛО  США: признание Россией документов ОРДЛО противоречит Минску  В ОБСЕ хотят создать 20 зон безопасности на Донбассе  К планируемым акциям на Майдане причастны "Курченко и товарищи", - Аваков  Экс-советник Путина назвал страну наиболее вероятного вторжения Россиивсе новости дня
02.10.2014 3780

Расследование трагедии под Иловайском: почему военные имеют право на тайну

Вчера, 01 октября 2014 года, во время заседания специальной комиссии Верховной Рады Министр обороны Валерий Гелетей и начальник Генерального штаба ВСУ Виктор Муженко не согласились рассматривать результаты расследования событий под Иловайском в открытом режиме. Это в очередной раз возбудило в украинском обществе жаркую дискуссию о том, как соблюсти баланс между потребностью общественности знать правду и необходимостью сохранять военную тайну, и, в первую очередь, не допустить попадания чувствительной информации в руки противника.

По результатам так и не закончившегося чем-то определённым заседания временной следственной комиссии некоторые СМИ поспешили обвинить представителей военного ведомства в игнорировании расследования трагедии под Иловайском и нежелании предоставить необходимую для установления её причин и виновных в ней лиц информацию. Журналистами не был принят во внимание тот факт, что по некоторым соображениям часть материалов имеет грифы, ограничивающие доступ к содержащейся в них информации, а соответственно, она, согласно законодательству Украины, не может рассматриваться публично. Так, по словам офицера, который готовил докладную записку для руководителей военного ведомства, в материалах присутствует информация о составе оперативной группировки, применяемой входящими в неё подразделениями тактике, технологиях выработки и принятия решений, а также другие сведения, опубликование которых может нанести ущерб обороноспособности страны. А это может быть явно на руку врагу. И очень странным выглядит упорство некоторых политиков в их настойчивости склонить военных к разглашению сведений, которые составляют государственную тайну – пусть и под благовидным предлогом всестороннего информирования общественности. Как здесь не усмотреть желание отдельных политических сил сыграть на чувствах избирателей в условиях развернувшейся в Украине предвыборной кампании, в том числе и за счёт авторитета вооруженных сил и их руководства.

Конфликт между необходимостью обеспечения свободы прессы и потребностью защиты интересов государства всегда был ключевым в демократическом государстве. А особенно остро он проявлялся во время военных действий, когда нужно хирургически точно соблюсти баланс между цензурой и правом человека на получение информации. Так, например в Израиле, во время Второй ливанской войны были установлены факты, согласно которым СМИ часто публиковали секретную информацию, а излишняя открытость мешала армии вести военные операции. При этом также были установлены факты, когда излишняя информативность СМИ приводила к неоправданным жертвам среди военнослужащих. В результате, деятельность израильских СМИ в ходе Второй ливанской войны была расследована специально созданной комиссией, которая в своём итоговом отчете в главе, посвящённой безопасности информации констатировала: «Когда национальная безопасность и свобода выражения мнений сталкиваются, безопасность государства важнее свободы выражения, так как безопасность является непременным условием осуществления всех других прав…». Воистину актуальное заключение, которого неукоснительно должны придерживаться украинские журналисты и, в первую очередь, политики, которые обязаны всегда помнить о возможных последствиях неаккуратно брошенного слова.

Актуальность защиты чувствительной информации в особый период подтверждается и опытом других стран. Так, например, в самой демократической стране мира, США, Законом о Шпионаже от 1917 года устанавливалось наказание до 20 лет тюрьмы за «распространение ложной информации о вооружённых силах США с целью помешать их операциям, вызвать бунт или помешать набору в армию». По этому закону на 10 лет заключения был осужден социалист Юджин Дебс. Вскоре его действие было расширено актом о подрывной деятельности 1918 года, запрещающий «произносить, печатать, писать или публиковать любые нелояльные, непристойные, оскорбительные или грубые сочинения» о конституции, правительстве и вооружённых силах США. Закон прекратил своё действие в конце 1920 года. Сейчас же, например, цензура в СМИ в США определяется в большей степени самоцензурой журналистов и политиков, которые благодаря высокому профессионализму и патриотизму большей степенью сами определяют границы возможного в вопросе раскрытия информации. Так, например, на вопрос «Что такое цензура для американских журналистов?» ответил американский журналист Джошуа Махлейдер: «Это не внешняя сила, а внутренняя, то есть самоцензура».

Однако при ведении боевых действий министерство обороны США осуществляет доступ журналистов к информации и событиям, дозируя его так, чтобы не нанести ущерба успеху операции и, как следствие, жизни солдат. При этом министерство обороны также обеспечивает безопасные условия для работы прессы в зоне ведения боевых действий.

riabih

Валерий
Рябых

директор по развитию Defense Express

 

Информационно-консалтинговая компания Defense Express оперативно освещает события происходящие в украинском ОПК, военно-техническое сотрудничество и государственную политику Украины в сфере безопасности и обороны.

Бесспорно, общество должно знать правду, какой бы она горькой ни была. Однако не следует забывать и о том, что чрезмерная информированность общественности сегодня может обернуться реальными потерями завтра, тем более что потери исчисляются жизнями патриотов Украины. Так что, пока в нашей стране не достаточно сформировано чувство патриотизма и профессиональные качества у отдельных журналистов и, особенно, политиков, закон подобный Закону США о Шпионаже от 1917 года помог бы решить проблему вольного или невольного пособничества врагу.

А что делать с устойчивым желанием некоторых политиков получить политические дивиденды на эксплуатации актуальных в обществе, но чувствительных в плане обеспечения национальной безопасности и обороны тем – это, скорее всего, должно стать предметом изучения компетентных органов.

Напомним, ранее СМИ сообщали, что Министр обороны Валерий Гелетей потребовал от специальной комиссии Верховной Рады рассматривать результаты расследования событий под Иловайском в закрытом режиме. Гелетей также заявил, что недопустимым является то, что «политики дают оценки военным операциям». Также министр обороны сказал, что готов обсуждать подробности событий под Иловайском, но в закрытом режиме работы ВСК.

Оценка материала:

4.00 / 4
Расследование трагедии под Иловайском: почему военные имеют право на тайну 4.00 5 4
Колонки / Колонки / Блоги
02.10.2014 3780
comments powered by Disqus
Еще колонки: Колонки / Блоги
  • Псевдомайдан проходимцев Псевдомайдан проходимцев

    Сергей Фурса: Многие политические силы в Украине проходят естественный жизненный цикл. Сначала они показывают себя прогрессивными, чуждыми популизма и готовыми к реформам. Потом у них проявляются скрепы. Потом скрепы становятся основным. Это сужает круг избирателей, закрывает в своем гетто и вынуждает падать в популизм. Потом популизм становится основным. Но они играют на чужом поле и проигрывают настоящим популистам. И потом они падают в маргинес. Откуда уже не выбраться. А потом они умирают. И их выносят на мусорник истории.

  • Украинцев целенаправленно ломают стрессом Украинцев целенаправленно ломают стрессом

    Политтехнолог Дмитрий Бачевский: "Отупевшие от постоянного стресса и сломленные люди готовы на все, лишь бы получить покой. И украинское общество постепенно и целенаправленно ведут к тому, чтобы оно согласилось на любой поворот событий в войне с Россией. Погружение украинцев в состояние тотального стресса осуществляется несколькими инструментами".

    Колонки / Блоги 17.02.2017 9677
  • Сергей Фурса: Почему я считаю, что с ОРДЛО торговать надо Сергей Фурса: Почему я считаю, что с ОРДЛО торговать надо

    Блокадники подняли ряд важных вопросов. В первую очередь, в плане ценообразования на уголь и коррупции, которая его сопровождает. Но сама идея блокады, как и люди, которые ее осуществляют, крайне деструктивна. И так, почему же нам надо торговать с ОРДЛО.

    Колонки / Блоги 14.02.2017 3130
  • "Кто я?" Несбывшееся достоинство.  Майдан, которого не было "Кто я?" Несбывшееся достоинство. Майдан, которого не было

    Cтатья "Страх" доктора культурологии, поэта, активистки Майдана и, в прошлом - Правого сектора, Евгении Бильченко, вызвала бурную, неоднозначную и полярную реакцию в украинском обществе. Помимо плодотворной, если можно так выразиться, полемики с писателем Борисом Херсонским и другими, вполне предсказуемо произошло то, что сама Евгения назвала "обоюдоострой травлей в сетях": "Реакцию националистов с их обвинениями в "русском мире" предсказать было нетрудно, о чем свидетельствует травля у меня на странице в Фейсбук  и увеличение числа угроз. Также нетрудно было предсказать радость (подчас переходящую в злорадство) противников Майдана, с разной степенью изящества (и разной степенью правоты) потирающих руки от запоздалых признаний "бандеровца" в его исторической вине".

  • Кондуктор нажал на тормоза Кондуктор нажал на тормоза

    Министерство всея инфраструктуры Украины. «Кабинет Кирпы». Каждый следующий министр кажется после него арендатором. Стол Кирпы, стиль Кирпы, позже появилась, похоже, лишь транспортная карта Евро-2012, которая, при нынешних темпах строительства дорог может использоваться ещё не один год.