08.02.2016 6388

Правительство-гибрид: кто должен отвечать за реформы

После нашумевшей истории с отставкой министра экономического развития Айвараса Абрамавичуса заявлявшие ранее о своей отставке члены кабинета отозвали свои заявления об уходе, а премьер Арсений Яценюк заявил о готовности правительства и далее работать в неизменном составе.

На этом фоне практически забыли и дискуссию во фракции БПП относительно замены министров-«технократов» политическими назначенцами, и заявления западных дипломатов о том, что «технократов» в правительстве не должны сменить политики. И все же: из кого на самом деле должен состоять украинский кабинет?

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

В управленческой практике существует две модели управления страной. Одна – это когда правительство формируется парламентским большинством из собственных выдвиженцев. В этом случае в каждое из министерств приходит политик-назначенец, главной задачей которого является организация работы ведомства и воплощение в жизнь программы коалиции. При этом политическая сила, которая выдвигает своего представителя во власть, несет прямую ответственность за результаты его работы. Увиливать от ответственности в развитых странах не принято. Не знаю, удивлю ли я кого-то сообщением, что хорошо известный украинцам Франк-Вальтер Штайнмайер – никакой не дипломат. Должность министра иностранных дел досталась  немецким социал-демократам по распределению мест в правительстве «большой коалиции». Штайнмайеру просто приходится быть дипломатом – а вот в предыдущем правительстве Ангелы Меркель, когда ее коалиционными партнерами были свободные демократы, пост главы внешнеполитического ведомства был за тогдашним лидером либералов Гидо Вестервелле. Никогда не был дипломатом и другой известный украинцам политик – швед Карл Бильдт. Просто в коалиционном правительстве правых, которое в драматические для Украины времена было у власти в Швеции, пост главы внешнеполитического ведомства достался его партии. А когда партия Бильдта выступала на выборах удачнее, он занимал пост премьер-министра страны.

Есть и другая модель управления – технократическое правительство. Как правило, такой кабинет появляется там, где по политическим причинам не удается создать устойчивое большинство – но, тем не менее, есть необходимость сохранить преемственность власти и ее способность к принятию важных решений. Технократическое правительство – это, как правило, временный кабинет. От него не ждут никаких стратегически важных решений, так как подобные решения являются частью политической ответственности. И участниками этих решений должны быть не только члены кабинета, не только депутаты парламента, но и – что самое главное – сами избиратели, которые должны на выборах дать оценку эффективности партий большинства и их министров.

То, что сформировано в нашей стране после парламентских выборов – это правительство-гибрид. С одной стороны, есть политики – их делегировала в правительство в основном фракция «Народного фронта» и расплачивается за это решение собственным рейтингом. С другой стороны, есть технократы – их делегировали в правительство все остальные фракции и эти же фракции постоянно подчеркивают, что это – не их правительство, а «правительство Яценюка». Идея президента Петра Порошенко пригласить в кабинет министров-технократов, к тому же иностранцев, оказалась не просто смелым реформаторским ходом, но и великолепной возможностью «отстраниться» от кабинета. О том, что в правительстве помимо от «технократов» по квоте БПП работают бывшие депутаты от БПП – вице-премьер и министр социальной политики – вспоминают очень редко. То, что министр аграрной политики – выдвиженец «Самопомощи» - большая часть не только избирателей, но и наблюдателей вспомнила только тогда, когда эта фракция решила своего министра отозвать. И, наконец, отставка Абрамавичуса ударила по БПП именно потому, что министр экономического развития напомнил, что является выдвиженцем именно этой фракции – а она к тому же мешает его работе!

Я вовсе не призываю к кадровым изменениям в правительстве – это решать коалиции, для того мы и голосовали за ее депутатов. Я призываю к ответственности – и только. Избиратель может оценить эффективность политической партии либо по ее пребыванию во власти, либо по ее пребыванию в оппозиции. Третьего не дано. Но большая часть политиков в Украине ищет именно этот третий путь – быть во власти, но ни за что не отвечать, иметь правительственную квоту – но дистанцироваться от результатов работы кабинета, быть готовыми присоединиться к успехам, но никогда не отождествлять себя с неудачами.

И это не самая честная позиция не только и не столько по отношению к партнерам по коалиции. Это не самая честная позиция по отношению к своим избирателям.

Оценка материала:

5.00 / 5
Правительство-гибрид: кто должен отвечать за реформы 5.00 5 5
Колонки / Виталий Портников
08.02.2016 6388
comments powered by Disqus
Еще колонки: Виталий Портников
  • Хофер не признает Крым: чем важны австрийские выборы Хофер не признает Крым: чем важны австрийские выборы

    Если бы новым президентом Австрии стал представитель ультраправой Партии Свободы Норберт Хофер, он действительно мог бы признать принадлежность аннексированного Крыма Российской Федерации?

  • Десятилетие упущенного шанса: урок гайдаровских реформ для Украины Десятилетие упущенного шанса: урок гайдаровских реформ для Украины

    В дни, когда в Украине отмечают годовщину Майдана, в России другая дата – 25-летие гайдаровских реформ. На самом деле опыт этих реформ более чем поучителен даже не для самой России, а для нашей страны. Ведь само формирование правительства Егора Гайдара и проведение экономических преобразований стали прямым и главным результатом поражения путчистов в августе 1991 года. Тогда на защиту новорожденной российской демократии встал народ. И именно этот народный мандат позволил первому президенту России Борису Ельцину решиться на куда более масштабные преобразования, чем во всех остальных (за исключением балтийских стран, разумеется) бывших республиках Советского Союза.

  • Трамп, нефть и Россия Трамп, нефть и Россия

    Эксперты во всем мире строят прогнозы относительно того, что из предвыборных обещаний нового президента Соединенных Штатов может оказаться частью его экономической программы. Ведь американцы, которые голосовали за Трампа, ожидают улучшения своего собственного положения. И президенту необходимо будет понять, как этого добиться не на словах, а на деле – иначе его популярность станет таять, как на дрожжах и уже через два года после избрания он рискует получить демократический конгресс. А с ним и крах любых своих серьезных начинаний.

  • Москва и покушение на Джукановича: Кремль готов на все Москва и покушение на Джукановича: Кремль готов на все

    Специальный прокурор Черногории Миливойе Катнич – он занимается расследованием обстоятельств попытки срыва недавних парламентских выборов в стране – заявил, что переворот в Черногории готовили некие “российские националисты” и они же планировали убить премьер-министра Мило Джукановича, многолетнего лидера Черногории.

  • Декларации ошибок Декларации ошибок

    История с электронными декларациями – одна из самых забавных иллюстраций того непонимания, которое существует между западными кредиторами Украины и украинским обществом.