08.02.2016 6416

Правительство-гибрид: кто должен отвечать за реформы

После нашумевшей истории с отставкой министра экономического развития Айвараса Абрамавичуса заявлявшие ранее о своей отставке члены кабинета отозвали свои заявления об уходе, а премьер Арсений Яценюк заявил о готовности правительства и далее работать в неизменном составе.

На этом фоне практически забыли и дискуссию во фракции БПП относительно замены министров-«технократов» политическими назначенцами, и заявления западных дипломатов о том, что «технократов» в правительстве не должны сменить политики. И все же: из кого на самом деле должен состоять украинский кабинет?

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

В управленческой практике существует две модели управления страной. Одна – это когда правительство формируется парламентским большинством из собственных выдвиженцев. В этом случае в каждое из министерств приходит политик-назначенец, главной задачей которого является организация работы ведомства и воплощение в жизнь программы коалиции. При этом политическая сила, которая выдвигает своего представителя во власть, несет прямую ответственность за результаты его работы. Увиливать от ответственности в развитых странах не принято. Не знаю, удивлю ли я кого-то сообщением, что хорошо известный украинцам Франк-Вальтер Штайнмайер – никакой не дипломат. Должность министра иностранных дел досталась  немецким социал-демократам по распределению мест в правительстве «большой коалиции». Штайнмайеру просто приходится быть дипломатом – а вот в предыдущем правительстве Ангелы Меркель, когда ее коалиционными партнерами были свободные демократы, пост главы внешнеполитического ведомства был за тогдашним лидером либералов Гидо Вестервелле. Никогда не был дипломатом и другой известный украинцам политик – швед Карл Бильдт. Просто в коалиционном правительстве правых, которое в драматические для Украины времена было у власти в Швеции, пост главы внешнеполитического ведомства достался его партии. А когда партия Бильдта выступала на выборах удачнее, он занимал пост премьер-министра страны.

Есть и другая модель управления – технократическое правительство. Как правило, такой кабинет появляется там, где по политическим причинам не удается создать устойчивое большинство – но, тем не менее, есть необходимость сохранить преемственность власти и ее способность к принятию важных решений. Технократическое правительство – это, как правило, временный кабинет. От него не ждут никаких стратегически важных решений, так как подобные решения являются частью политической ответственности. И участниками этих решений должны быть не только члены кабинета, не только депутаты парламента, но и – что самое главное – сами избиратели, которые должны на выборах дать оценку эффективности партий большинства и их министров.

То, что сформировано в нашей стране после парламентских выборов – это правительство-гибрид. С одной стороны, есть политики – их делегировала в правительство в основном фракция «Народного фронта» и расплачивается за это решение собственным рейтингом. С другой стороны, есть технократы – их делегировали в правительство все остальные фракции и эти же фракции постоянно подчеркивают, что это – не их правительство, а «правительство Яценюка». Идея президента Петра Порошенко пригласить в кабинет министров-технократов, к тому же иностранцев, оказалась не просто смелым реформаторским ходом, но и великолепной возможностью «отстраниться» от кабинета. О том, что в правительстве помимо от «технократов» по квоте БПП работают бывшие депутаты от БПП – вице-премьер и министр социальной политики – вспоминают очень редко. То, что министр аграрной политики – выдвиженец «Самопомощи» - большая часть не только избирателей, но и наблюдателей вспомнила только тогда, когда эта фракция решила своего министра отозвать. И, наконец, отставка Абрамавичуса ударила по БПП именно потому, что министр экономического развития напомнил, что является выдвиженцем именно этой фракции – а она к тому же мешает его работе!

Я вовсе не призываю к кадровым изменениям в правительстве – это решать коалиции, для того мы и голосовали за ее депутатов. Я призываю к ответственности – и только. Избиратель может оценить эффективность политической партии либо по ее пребыванию во власти, либо по ее пребыванию в оппозиции. Третьего не дано. Но большая часть политиков в Украине ищет именно этот третий путь – быть во власти, но ни за что не отвечать, иметь правительственную квоту – но дистанцироваться от результатов работы кабинета, быть готовыми присоединиться к успехам, но никогда не отождествлять себя с неудачами.

И это не самая честная позиция не только и не столько по отношению к партнерам по коалиции. Это не самая честная позиция по отношению к своим избирателям.

Оценка материала:

5.00 / 5
Правительство-гибрид: кто должен отвечать за реформы 5.00 5 5
Колонки / Виталий Портников
08.02.2016 6416
comments powered by Disqus
Еще колонки: Виталий Портников
  • «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке

    Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп жестко высказывается о северокорейском лидере Ким Чен Ыне в своем микроблоге, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о «конце терпимости» по отношению к КНДР. В Европе не очень хорошо понимают, какую обеспокоенность вызывают действия северокорейского руководства в Вашингтоне и – в особенности – в Токио и Сеуле. Если основатель КНДР Ким Ир Сен воспринимался как классический коммунистический диктатор, с которым можно было найти общий язык с точки зрения обеспечения безопасности соседей, то его наследники обнаруживают все большие признаки политической невменяемости. И внук, Ким Чен Ын, представляется куда более опасной фигурой, чем его отец Ким Чен Ир. Никто не знает, что он выкинет завтра, не устроит ли настоящую ядерную бомбардировку и понимает ли подлинный вес своей страны в мире. То, что для бывшего офицера Советской Армии Ким Ир Сена было лишь красивой декорацией для поддержания собственного авторитета, для его внука, похоже, стало реальностью. Если бы вы были японцем или жителем Южной Кореи, вы вряд ли были бы рады соседству с умалишенным. И, конечно, апеллировали бы к США.

  • Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы Контракт аннулирован: почему бунтуют белорусы

    География белорусских митингов протеста против нелепого декрета президента Александра Лукашенко расширяется. Если первые митинги прошли в Минске и областных центрах страны, то в минувшее воскресенье можно было наблюдать протесты в таких городах, как Орша или Рогачев. Меняется и отношение к происходящему власти. Если в дни первых митингов власть демонстрировала нарочитую толерантность к протестующим - в первую очередь из-за социальной, а не политической направленности возмущения - то теперь милиция неистовствовала, а Лукашенко потребовал от сотрудников местного КГБ (да, белорусская спецслужба все ещё называется этой зловещей аббревиатурой) действовать на упреждение.

  • Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО Ползучая аннексия Донбасса. Чем опасны для Украины путинские паспорта ОДРЛО

    Российский президент Владимир Путин приступил к следующему этапу «освоения» захваченных у Украины территорий.

  • Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям Марш Немцова: Мы отдали Россию негодяям

    Вторая годовщина гибели Бориса Немцова показала, что оппозиция в России - пусть и не очень многочисленная - никуда не делась, что люди не боятся выходить на улицу, причем с самыми жесткими и бескомпромиссными лозунгами, вплоть до личных обвинений в адрес Владимира Путина в развязывании войны.

  • Марш раздраженных и будущее Беларуси и России Марш раздраженных и будущее Беларуси и России

    Сам факт проведения акций протеста во всех областных центрах Беларуси – совершенно беспрецедентное событие для страны, в которой оппозиционная активность всегда сосредотачивалась в столице, да и там, как правило, проявлялась только в дни подсчета голосов на выборах или во время, когда отмечались те или иные важные исторические даты. В этом смысле «марш недармоедов», несмотря на то, что в Минске на нем выступали оппозиционные политики, выбивается из общего ряда. Это – экономический протест и направлен он против совершенно уже карикатурного президентского декрета, согласно которому граждане, которые не платят налогов или платят их менее 183 дней в году, должны платить специальный сбор. Естественно, в нищающей стране такое откровенное желание запустить руку в карман отнюдь не самых богатых людей приводит к естественному раздражению. К раздражению, которое не наблюдалось столь явно – и тем более в провинции – когда Лукашенко отбирал у Беларуси ее символику, вводил второй государственный язык, разгонял парламент, фальсифицировал выборы, сажал в тюрьмы конкурентов…