НОВОСТИ ДНЯ: В Україні вже цього тижня сильно похолоднішає  До «червоної» зони можуть потрапити ще 7 областей  Ситуація з коронавірусом погіршується, Київ потрапить у «червону» зону - Кличко  Украину охватит арктическим воздухом: где будет до -7 мороза  Столтенберг прокоментував демарш Росії щодо закриття місії при НАТО  Вакцина Pfizer на 90% ефективна серед підлітків, - дослідження  НБУ погіршив прогноз динаміки зростання економікивсе новости дня
21.05.2021 295

Back in the USSR. История о том, как советские диссиденты вдруг снова стали неудобны

Павел Казарин: В Москве власти сорвали выставку к столетию Андрея Сахарова. Чиновники отказались согласовать цитаты ученого и правозащитника. В принципе, их можно понять. Андрей Сахаров принадлежит к той части российского наследия, которая чрезвычайно неудобна для современной России. Он успел побывать в опале при жизни, а теперь оказался в опале посмертно.

Потому что для российского государства выгоден лишь один Андрей Сахаров. Тот, что создавал водородную бомбу. Тот, что изучал управляемую термоядерную реакцию. Тот, что доктор наук, академик и трижды герой социалистического труда.

И совсем неудобен иной Сахаров. Тот, что подписывал письмо к Брежневу с призывом не реабилитировать Сталина. Тот, что осуждал вторжение в Чехословакию. Тот, что протестовал против репрессий и ездил на процессы над диссидентами.

Москве неудобен Сахаров-правозащитник. Тот, что был против ввода советских войск в Афганистан. Тот, которого лишили наград и отправили в ссылку. Сахарову позволят вернуться в Москву лишь после начала перестройки. Он умер в 1989 году, не дожив два года до разрушения империи.

А теперь империя воскресла. И пытается вновь убрать имя Сахарова из собственной истории. Современная Россия занимается всем тем, что он критиковал: вторгается в другие страны, строит железный занавес и преследует инакомыслие. Цитаты советского физика-правозащитника на этом фоне перестают быть историей, а начинают звучать как разгромное обличение.

Впрочем, не Сахаровым единым. В девяностые годы, когда официальная Россия демонстративно рвала со своим советским прошлым, она впустила в свой пантеон диссидентов. Запрещенные авторы становились мейнстримом. Засекреченные архивы – достоянием общественности. На очень короткий период замки и запреты были упразднены – и прежние изгои были водружены на пьедестал.

А затем наступил откат. По мере того, как Россия скатывалась в имперский рецидив, список «допустимых» и «игнорируемых» героев был обречен на очередную ревизию. И этот список уж точно не исчерпывается одним лишь Сахаровым.

Если российские чиновники хотят чистоты жанра, если им по душе идея зачистки пантеона от неблагонадежных – они могут вычеркнуть оттуда Довлатова. Того самого, что высмеивал советскую реальность и считал Че Гевару бандитом. Вряд ли бы Сергей Донатович нашел много различий между Че Геварой и Игорем Стрелковым-Гиркиным, а потому Москва может смело отправлять Довлатова в опалу.

Можно поставить клеймо неблагонадежных на братьев Стругацких. Сплошное национал-предательство: их повесть «Обитаемый остров» прошита неприятными аналогиями вдоль и поперек. Да и общая атмосфера российской действительности все больше напоминает реальность из их поздних романов.

В современной России уже не получается быть за все хорошее против всего плохого. Флаги неотделимы от ценностей, а эпоха безвременья закончилась. Каждый вынужден давать ответ на вопрос – какая сторона баррикад ему ближе. И в компании каких именно фигур из прошлого ему лично уютнее. Тех, что были за государственное величие или тех, что были за свободу?

Как только Россия выбрала свой курс – ее диссиденты перестали ей принадлежать. Они перестали быть частью ее музейного прошлого, потому что вновь оказались на баррикадах. Их слова и биографии уже не просто главы в хрестоматиях – они стали этическим камертоном нынешней реальности. Их оценки вновь звучат так, будто написаны накануне в социальных сетях.

Творчество вновь неотделимо от нравственного посыла, а художественное произведение – от позиции. Человек для государства или государство для человека? Право в силе или сила в праве? Какую цену ты готов заплатить за «особое мнение»?

Россия превращается во все то, с чем боролись диссиденты из ее прошлого. И оттого она вновь пытается вычеркнуть их из истории. Умолчать, не заметить, отвести глаза. Возможно, кто-то в Кремле считает, что таким образом можно избежать неприятных сравнений и аналогий. Но только аналогии и сравнения от этого становятся лишь рельефнее.

Автор: Павел Казарин, публицист, журналист

Оценка материала:

5.00 / 1
Back in the USSR. История о том, как советские диссиденты вдруг снова стали неудобны 5.00 5 1
Колонки / Колонки / Блоги
21.05.2021 295
Еще колонки: Колонки / Блоги
  • Covid в Украине: «Высокий сезон на кладбищах и в крематориях объявляется открытым» Covid в Украине: «Высокий сезон на кладбищах и в крематориях объявляется открытым»

    Евгений Истребин: Для любителей выбирать вакцину – докладываю: Файзера осталось на 5-7 дней. Так что, кто еще не получил первую прививку, у вас времени практически нет, с учетом ажиотажа который вчера начался. А теперь подробно, кто любит длинные посты.

    Колонки / Блоги 19.10.2021 1078
  • После отставки Разумкова: Зеленский на пути вниз После отставки Разумкова: Зеленский на пути вниз

    Юрий Романенко: Отставка Разумкова является переломным этапом президентства Владимира Зеленского. На Банковой царит эйфория, поскольку видят перед собой безграничные возможности, которые открывает контроль над всеми ветвями власти. Чем это чревато?

  • Подача по бенефициарам: как это происходит и для чего вообще весь этот цирк? Подача по бенефициарам: как это происходит и для чего вообще весь этот цирк?

    Дана Яровая, предприниматель: Знаете, какое сейчас самое посещаемое место в любом из городов? Это Центр оказания административных услуг. В связи с чем, спросите вы? В связи с диджитализацией по-украински, и принятым совершенно долбанутым требованием подать данные по конечному собственнику-бенефициару. Подать лично директору.

  • «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». Последний шанс Разумкова «Пусть ненавидят, лишь бы боялись». Последний шанс Разумкова

    Виктор Небоженко: Для того чтобы остаться на своем посту спикера Верховной Рады Разумков должен публично попросить прощения у жестокого и скандального Арахамии, куратора монобольшинства фракции «Слуг народа» и «директора парламента», за нанесенные ему морально-политические обиды и излишнюю гордыню. А также демонстративно покаяться в легкомыслии и политических ошибках перед «Партией» и лично Президентом Украины Зеленским.

  • Дмитро Разумков і Іван Багряний. До чого тут Іван Багряний, запитаєте ви? Дмитро Разумков і Іван Багряний. До чого тут Іван Багряний, запитаєте ви?

    Олесь Доній: Чи влада (партія «Слуга народу» і персонально Володимир Зеленський) можуть змістити Дмитра Разумкова з посади голови Верховної Ради? Так, влада це може зробити. Голоси депутатів влада в разі необхідності як знаходила, так і знаходитиме. Серед депутатів майже нема самодостатніх особистостей, тому переважна більшість піддається впливу (вказівки керівництва, гроші тощо). Чи має на це право влада?