НОВОСТИ ДНЯ: Палата представників Конгресу США схвалила проєкт оборонного бюджету-2022 з допомогою для України  Вчені вперше синтезували крохмаль із вуглекислого газу   Британії створили батарею, здатну заряджатися за 90 секунд  Синоптик пообещала украинцам второе "бабье" лето: когда его ждать  Під час цієї хвилі коронавірусу ускладнення починаються з 4-5 дня – експертка  Палата представників США затвердила $1 мільярд на «Залізний купол» для Ізраїлю  Таран розповів у Раді про будівництво житла для військовихвсе новости дня
14.05.2015 3767

Производство ада, или Откуда взялся «русский вопрос»

Сегодня опять поговорим о том, как работает политическая машина и, в частности, о том, что «интерес системы» является главным фактором в этой работе.

 

Однако для начала простой пример того, что такое интерес системы. Насколько я знаю, журналистов не учат тому, что хорошо продаются только плохие новости. Нет, конечно, можно представить себе этакого прожженного редактора, который, сидя в клубах табачного дыма, поясняет этот факт туповатому журналисту, принесшему репортаж о детском утреннике в то время, когда прямо рядом с редакцией произошло три замечательных кровавых ДТП. Это да. Но вот осознанной установки на «больше ада», насколько я помню СМИ изнутри, в них нет, и журналистам не объясняют на первом курсе, что поиск и производство ада есть главное в их профессии. Между тем, именно этим они, в итоге, и занимаются. Что CNN, что Euronews, что какие-нибудь «Новини Крижополя» —все они, как один — беспрерывные сводки о голоде, смерти, войне и катастрофе, рассадники страха и паники. Это необходимое условие для их выживания, хотя, повторю, специально их этому не учат. Поучительным моментом в этом деле является существующая иллюзия, что «раньше этого не было». Вот читаю сейчас одного философа 19-го века, который жалуется на газеты, которые «испопсились», а вот было время, когда это было серьезное чтение и т.д. и т.п. Очевидно, со временем просто меняются рамки допустимого, в течение его жизни они изменились, и теперь ему кажется, что все плохо, хотя плохо было всегда. Но это уже детали. Думаю, всем понятно, что интерес системы в продаже новостей управляет журналистами и содержанием этих новостей, которые все в большей степени представляют собой ад, ибо очевидная закономерность состоит в том, что на фоне ада можно продать только еще больший ад.

Аналогичная механика действует и в политической машине. Тот, кто считает ее нейтральной, глубоко ошибается. Приведу два примера. Первый — это роль политической машины и избирательной системы в нынешней войне. Не секрет, что в ее основе лежит «русский вопрос», то есть комплекс реальных, а чаще мифологических проблем, связанных с представлениями людей об Украине и о месте России в их жизни. «Русский вопрос» все 20 лет раскручивался нашей политической машиной. И дело тут не в националистах и «рускомирцах», а в том, что машина выбирает из каши в головах украинцев те мифы, на которых она может заработать. Совершенно справедливо (и это редкий случай, когда данные социологов имеют хоть какое-то значение) то, что «русский вопрос» для украинцев никогда не был первостепенным. Но он всегда был самым распространенным мифом. И именно это всегда делало его вопросом номер один на выборах. И по той же логике «больше ада» мы имеем теперь вполне материализовавшийся ад.

Роль машины в этом процессе легко оценить, если проделать простой мысленный эксперимент. Представим себе, что по каким-то волшебным причинам с первых дней независимости у нас утвердилась парламентская модель и выборы по спискам с низким барьером. В этом случае «русский вопрос» исчез бы из повестки дня за две-три каденции парламента и стал бы уделом маргиналов. Россия воспринималась бы как обычное «иностранное государство», вроде Польши, и, скорее всего, никакой войны сейчас бы не было. Почему? Потому что в этом случае логика политической машины была бы другой. Сейчас это логика президентских выборов — то есть логика мобилизации наиболее распространенного мифа для последующего паразитирования на нем. Происходит это потому, что в президентских выборах побеждает тот, кто может мобилизовать больше, чем оппонент. Логика многопартийных выборов другая. Там, прежде всего, нужно отмобилизовать какое-то меньшинство, достаточное для прохождения барьера. Конечно, это такой же обман и надувательство, как и система большинства, но содержание этого обмана в данной конкретной Украине было бы другим. На полях замечу, что президентские выборы являются основой нашей машины, именно они задают в ней основное направление. Парламентские выборы лишь следуют по уже проложенной дорожке, поэтому я и сравниваю президентские выборы в одной системе с парламентскими в другой, я говорю о тех механизмах, которые определяют логику политической машины.

zolotorev

Владимир
Золоторев

гражданская специальность – радиоинженер. Военная – специалист по противоракетной обороне. В 93-м поневоле стал журналистом. Свою работу называет не «аналитикой», а «синтетикой». Считает, что человечеству срочно необходимы две вещи – аналоговый компьютер и эволюционная теория Бога.

И еще раз. Разумеется, не прямые выборы президента, а Владимир Владимирович Путин является причиной войны, просто в случае другой политической машины Путину нечего было бы тут делать. Нельзя вести гибридную войну там, где нет никакой почвы, там, где предмет накручивания не является частью повседневного, извините, дискурса. Наша политическая машина все эти годы раскручивала «русский вопрос», убедила многих людей в том, что он им жизненно необходим. Путин в этом процессе тоже принимал участие где-то с позднекучмовских времен, когда появились всякие организации «соотечественников» и началось прямое финансирование нужных политиков и партий, но не он придумал и раскрутил этот дискурс, он лишь воспользовался им.

Теперь другой, несколько парадоксальный пример. Я заметил за собой, что, читая какие-нибудь новости о жизни нашего государства, о производимых им законах и распоряжениях, волей-неволей ставлю себя на место президентов, премьеров и прочего начальства и представляю, насколько разумно и грамотно я поступил бы в их ситуации и как спас бы галактику. И это я - старый антигосударственник. Представляю, что творится в голове у прогрессивной общественности, как скрежещут ее зубы и как сжимаются ее кулаки при виде того маразма, который в титанических объемах производит наша власть. «Да что же они делают, идиоты! Разве они не понимают, что...». Думаю, не ошибусь, если скажу, что это - рефрен околополитических текстов и особенно комментариев к ним. Оставим в стороне содержание предложений, которые, по мнению общественности, являются правильными, а не идиотскими. Сейчас мы о другом, а именно о том, что кретинизм государства является очень ходовым товаром на рынке.

Государство сходило с ума на моих глазах. Я ведь помню, как все это начиналось, как создавались «идеологические» партии, писались умные программы и т.д. и т.п. С каждыми новыми выборами система становилась все более популистской, а политики все больше напоминали каких-то умственно отсталых клоунов. Почему? Потому что, как и для СМИ, первое и главное для государства и политиков — это внимание к себе. СМИ добиваются его, производя и продавая страх, политики — продуцируя кретинизм. И, как и в случае со СМИ, их этому не учат специально, и они даже не осознают, что делают. Просто побеждают те, кто способен произвести больше ада. И, таким образом, система не только поддерживается в рабочем состоянии, но и постоянно расширяется, поскольку ваше желание «показать этим негодяям» поддерживает производство политиков, выборов и всей прочей машинерии. Системе не страшна гипотетическая победа «правильных» сил, поскольку не содержание программ и деятельности политиков важны для нее, а налогообложение в широком смысле. Пока оно есть и расширяется — все хорошо. Неважно, кто там у власти.

Оценка материала:

4.64 / 11
Производство ада, или Откуда взялся «русский вопрос» 4.64 5 11
Колонки / Владимир Золотoрев
14.05.2015 3767
Еще колонки: Владимир Золотoрев