НОВОСТИ ДНЯ: Киевские улицы превратились в реки из-за ливня  Супрун объяснила, какие медуслуги будут бесплатными  У Кличко посчитали: зарплата киевлян выросла почти на треть и составила 10568 грн.   В Киевсовете согласовали переименование станции метро «Петровка» на «Почайна»   В Минфине сказали, кто купил украинские евробонды  Агросектор в Украине формирует 16-17 % всей украинской продукции - Гройсман  В Минсоцполитики рассказали о бонусах для украинцев, которые выйдут на пенсию позже 60 летвсе новости дня
02.03.2017 11955

Кому нужны государственные пенсии и государственные пенсионеры

Если вам придет в голову сказать кому-то, что налоги не нужны, в ответ вы услышите две вещи — оборона и пенсии. Мы уже неоднократно обсуждали оборону, сегодня поговорим о пенсиях.

Как это обычно бывает, в эмоциональном всхлипе «а как же пенсионеры?» содержится одновременно несколько разных мыслей. Эти мысли можно извлечь путем осторожной и дружелюбной беседы с всхлипывающим и эти мысли таковы:

1. Государство нужно для пенсий

2. Вы обязаны платить налоги, потому, что они идут для пенсионеров

3. Если ты не платишь налогов, значит ты не любишь стариков

4. Пенсионеры заработали себе свои пенсии

5. Старики не проживут без пенсий

6. Пенсионный фонд и его бюджет даны нам в ощущениях и потому надо платить

7. Как же нам все это реформировать, ведь это политически невозможно?


Не обязательно в одном всхлипе присутствует весь набор, это могут быть разные сочетания, но, как мне кажется, перечень мыслей я определил довольно полно.

Итак, начнем с первой мысли о том, что государство нужно для пенсий (еще, понятное дело, для обороны, суда, законов и так далее), то есть, пенсии — это одна из причин того, что существует государство. Обычно таким людям просто лень залезть в интернет и поинтересоваться тем, что государство существует где-то 3000 лет, причем налоги оно собирает с первого дня существования, а пенсии платит только последних лет сто, причем в наших палестинах доброе и заботливое советское государство начало платить пенсии трудящимся только с 1956 года, а крестьянам так и того позже. То есть, да, государство изобрело государственные пенсии, но они не являются причиной его существования.

«Вы обязаны платить налоги потому, что они идут на прокорм пенсионеров». Нет, никто не обязан платить налоги, независимо от того, как их расходует государство. Государство может пропить эти деньги или проесть или отдать пенсионерам, налогообложение от этого не перестает быть преступлением.
«Если ты не платишь налогов, значит ты не любишь стариков». Может быть несколько равноценных ответов на это обвинение. Можно сказать, что да, не люблю стариков и я не обязан их кормить. Никто не может принуждать другого к тому, что кажется ему правильным. Кроме того, сам факт того, что кто-то где-то когда-то работал не означает появления обязательств у других людей. «Так что же это я всю жизнь проработал и теперь мне без пенсии жить?» То, что ты где-то там работал не означает, что теперь я должен тебе платить.

Но более удачным, на мой взгляд ответом будет просто указать на факт того, что платя налоги мы не платим старикам. Мы отдаем (точнее, у нас отбирают) деньги в пользу пышущих здоровьем мордоворотов, которые потом «распределяют» эти деньги на свое усмотрение. Лично я не против платить старикам, которые в этом нуждаются. Только давайте я буду платить непосредственно старикам, а не мордоворотам.

«Пенсионеры заработали себе свои пенсии». Мысль, полностью противоречащая предыдущей, но, тем не менее, часто идущая с ней в паре. Реально заработанные пенсионерами пенсии - это их подматрасные отложения, запасы в трехлитровых банках и прочих кубышках. Это действительно заработанные, то есть, сбереженные ими средства. Тот факт, что у них принудительно отбирали часть дохода, объясняя, что он якобы идет в какой-то «пенсионный фонд» не означает ровным счетом ничего ввиду простого факта принудительности происходящего. Точно так же могли отбирать и на переселение на Марс, например.

Тем более ничего не означает тот факт, что пенсионер трудился на каком-то там «заводе». Факт труда не делает его собственником этого завода ни в какой мере. За свой труд он получал зарплату, часть которой у него отбирали под соусом «пенсии», вот и вся история и все достижения.

Точно также принудительность пенсионных поборов снимает все претензии к отбирающему по поводу того, как именно он расходовал эти средства и почему сейчас денег нет. Поскольку деньги отбирались силой, поскольку здесь нет никакого свободного выбора и нет никакого договора, то, собственно, нет и правоотношений. Поэтому у отбиравшего нет никаких обязательств, он ничем никому не обязан. Единственная претензия, которую могут предъявлять пенсионеры и их защитники пенсионному фонду или государству в целом состоит только в принудительности пенсионных отчислений и налогообложения в целом. Но, конечно, вряд ли кто-то из них будет это делать.

«Старики не проживут без пенсий». В 1217 году обороной замка Линкольн от французов  командовала Никола де ла Хэй. Ей было около 70 лет. Ее боевым другом был сэр Уильям Маршалл, которому тоже было за 70. Представлять пенсионеров беспомощными может только тот, кто никогда не имел с ними дела. Кстати, само государство тоже не считает их бедными и несчастными, оно пытается продать эту мысль широкой публике, но само действует исходя из совсем других представлений. Если бы государство действительно исходило из представлений о пенсионерах, как о сирых и убогих, категорически нуждающихся в помощи, оно бы не запрещало им работать.

Все почему-то представляют себе картину примерно так. Вот жил человек, ходил себе на работу, но тут пришел пенсионный возраст стукнул его по голове, человек поломался и теперь лежит и дожидается смерти. Проблемой, с которой отважно сражается большинство реформаторов, кажется то обстоятельство, что в связи с успехами медицинских наук дожидаться смерти теперь нужно намного дольше чем раньше, а ведь пока он дожидается (доживает — это совершенно официальная терминология, используемая в этой проблематике), он же, зараза, пьет и ест, а не выбросишь же его на помойку, потому, что соседи увидят.
Вот этот факт, что человек, сволочь эдакая, стал слишком долго жить и является по мнению большинства, источником проблемы, существующей объективно, вне нашей воли и желания.   В действительности объективным фактом является то, что быстрый рост средней продолжительности жизни, характерный для последних 200 лет, означает рост продолжительности активной жизни. Раньше начинали «доживать» в 50, теперь в 70. Это одна сторона медали. Другая состоит в том, что существует масса способов делать сбережения — от банального банковского вклада (в интернетах давно гуляют расчеты какова была бы пенсия, если бы те деньги, что отбирает государство просто положить на банковский депозит), до покупки акций, недвижимости и договоров с теми же частными пенсионными фондами. И, наконец, третья сторона медали состоит в том простом факте, что отнюдь не государство изобрело социальное страхование. Кассы взаимопомощи и различные способы взаимного страхования, благотворительность, простое человеческое внимание и забота существуют уже тысячи лет.

«Пенсионный фонд и его бюджет дан нам в ощущениях и потому надо платить налоги». Как и во многих других случаях, фактом наличия некоего явления часто пытаются оправдать его существование. Одним из выводов здесь является распространенная мысль о том, что пенсионный фонд столь страшен и ужасен, а расходы на него столь огромны, что мы должны делать все, чтобы он не рухнул, иначе последствия будут страшны. Но ужасные последствия являются следствием многолетней деятельностью принудительной «солидарной» системы и избежать их, а точнее, минимизировать, поскольку избежать уже не удастся, можно только ликвидировав эту систему.

«Как же нам все это реформировать, ведь это политически невозможно?» Здесь нужно уметь отделять тех, кто говорит об этом всерьез, от тех, кто просто эмоционально восклицает. Волшебное проверочное слово в этом случае - «аудит». Если в речи говорящего ничего нет об аудите, значит перед вами простой восклицающий, дискуссия с которым бесполезна. Поясню. Приходя на «Новую почту» вы обнаружите, что у нее почти всегда имеются номера телефонов клиентов. Из какого бы города и из какого бы отделения вы не отправляли бы посылки, обычно, адресат уже известен «Новой почте», достаточно вам назвать его телефон, как почтовый клерк скажет «Петро Петрович Петренко». И это логично, правильно и я бы сказал, неизбежно, поскольку бизнес «Новой почты» состоит в доставке посылок адресату. Поэтому у «Новой почты» есть база клиентов, это является необходимым условием для ее работы.
Те, кто сталкивался с пенсионным фондом, знают, что у пенсионного фонда нет общей базы клиентов. Собственно, тут можно ставить точку, и для меня, будь я каким-нибудь начальником, это было бы достаточным основанием для того, чтобы закрыть Пенсионный фонд и не вспоминать больше о нем никогда. Почему? Да потому, что наличие отсутствия общей базы делает очевидным как день тот факт, что они не для того там сидят. Понятно, что будь у них база, это не означало бы, что их не нужно разгонять, просто в данном случае, ясно, что эти люди не утруждаются даже простой маскировкой. Это машина по освоению бюджета, а не инструмент по обеспечению стариков.

В общем, начинать нужно с аудита, чтобы выяснить простой вопрос — а сколько вообще реальных пенсионеров и сколько и почему на это все тратится.
Затем, нужно полностью поменять логику «пенсионного обеспечения», речь должна идти не о пенсии, на которую можно безбедно жить, а о пособии, необходимом, чтобы не умереть. Нужно определить тех, кто действительно нуждается в помощи, то есть, одиноких и немощных. Их, на самом деле, окажется очень мало, так что частная благотворительность вполне справится с этой задачей и никакое участие государства не требуется, соответственно никакие налоги для этого не будут нужны. В общем, в один прекрасный день пенсии отменяются вместе с соответствующими налогами и вся эта шарашкина контора прикрывается.

Тут, кстати, нужно сказать, что в отмене пенсий нет никакой политической проблемы. Что будет тому политику, который отменит пенсии? Ничего. Пенсионеры никогда не были и не будут какой-то страшной силой, которую якобы боятся наши смелые реформаторы. Пенсионеры никогда не выступали и никогда не будут выступать самостоятельно, это просто подставки для флагов разномастных политиков, спекулирующих вокруг этой темы. Политики не отменяют пенсии не потому, что это «политически невозможно», а потому, что это им не выгодно. Пенсионеры и прочие бюджетозависимые — это молчаливая и покорная опора любого режима, что предельно ясно показали события последнего майдана. Неконтролируемый пенсионный фонд и соответствующие возможности далеко не главная причина того, что политики цепляются за пенсионную систему руками и ногами, это, скорее, приятный бонус, как и соответствующие налоги и связанный с ними контроль. В общем, пенсионная система - это не та вещь, которой можно легко поступиться, она является одним из столпов, на которых держится современное государство, причем не только у нас. Поэтому, серьезных реформ пенсионной системы, скорее всего, не будет, она реформируется явочным порядком, когда все это просто рухнет нам на голову и пенсии отменятся сами собой.

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

4.19 / 27
Кому нужны государственные пенсии и государственные пенсионеры 4.19 5 27
Колонки / Владимир Золотoрев
02.03.2017 11955
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • «Захват», «реформы» и Саакашвили «Захват», «реформы» и Саакашвили

    Появление этой колонки вызвано пересечением украинской границы господином Саакашвили, а точнее — ажиотажем, которое это событие вызвало у прогрессивной общественности и не только у нее. Как известно читателю, некоторая, возможно, весьма значительная часть этой общественности верит в «прогрессивные реформы», которые провел Саакашвили в Грузии и с нетерпением ожидает когда он проведет такие реформы в Украине. Среди ожидающих есть люди, которые верят в то, что государство может быть сокращено «сверху», то есть, путем административного приказа одного начальства другому начальству больше так никогда не делать.

  • Страдать должны все или На ком держится режим Страдать должны все или На ком держится режим

    Одной из главных тем последней недели стали попытки репрессий властей в отношении владельцев автомобилей «на литовских номерах». Страсти разгорелись не на шутку, дело дошло до перекрытия улиц «евробляхами». Сказано по этому поводу уже очень много, написано не меньше, я в этой колонке хочу добавить буквально два слова с позиции сторонника свободы.

  • Ваша теория против нашей теории или Что не так в спорах с этатистами Ваша теория против нашей теории или Что не так в спорах с этатистами

    В этой колонке речь пойдет об одной ошибке, которую мы часто делаем, пытаясь спорить с этатистами. Ошибка эта состоит в том, что мы начинаем играть на их поле по их правилам, иногда даже не замечая этого. Мне кажется, что этого можно избежать и я в двух словах попытаюсь объяснить, как это сделать. 

  • Как государства могут превратить будущую промышленную революцию в Армагеддон Как государства могут превратить будущую промышленную революцию в Армагеддон

    В последнее время мне все чаще попадаются ужасные истории о том, как совсем уже скоро роботы отнимут у нас всю работу и мы все умрем. Истории эти отличаются лишь степенью наукообразия и претензий авторов на респектабельность, в остальном суть их сводится к пережевыванию последствий роботизации, которые кажутся авторам совершенно очевидными и не нуждающимися в доказательствах. В этой же струе развиваются еще две параллельные темы — о том, как искусственный интеллект уничтожит человечество и о том, как «безусловный основной доход» (БОД) спасет нас от всей этой напасти.

  • О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике

    Те, кто жил в Советском Союзе должны помнить специфический эстетический голод, который испытывало большинство его жителей. Советский Союз был очень неприглядным и унылым местом, любая красивая или просто необычная вещь была предметом интереса советского человека, особенно, если этот человек ребенок.