НОВОСТИ ДНЯ: САП расследует 39 дел относительно "грязных денег" топ-чиновников  Постановление об отмене абонплаты за газ таки опубликовали  ФСБ через софт "Стахановец" могла качать данные из Украины – СБУ  В Европарламенте подтверждают, что безвиз для Украины будет с 11 июня  В метрополитене рассказали, как долг российской компании повлияет на пассажиров  В Минсоцполитики объяснили, как получить сэкономленную субсидию  Порошенко подписал закон о слиянии банковвсе новости дня
02.03.2017 11759

Кому нужны государственные пенсии и государственные пенсионеры

Если вам придет в голову сказать кому-то, что налоги не нужны, в ответ вы услышите две вещи — оборона и пенсии. Мы уже неоднократно обсуждали оборону, сегодня поговорим о пенсиях.

Как это обычно бывает, в эмоциональном всхлипе «а как же пенсионеры?» содержится одновременно несколько разных мыслей. Эти мысли можно извлечь путем осторожной и дружелюбной беседы с всхлипывающим и эти мысли таковы:

1. Государство нужно для пенсий

2. Вы обязаны платить налоги, потому, что они идут для пенсионеров

3. Если ты не платишь налогов, значит ты не любишь стариков

4. Пенсионеры заработали себе свои пенсии

5. Старики не проживут без пенсий

6. Пенсионный фонд и его бюджет даны нам в ощущениях и потому надо платить

7. Как же нам все это реформировать, ведь это политически невозможно?


Не обязательно в одном всхлипе присутствует весь набор, это могут быть разные сочетания, но, как мне кажется, перечень мыслей я определил довольно полно.

Итак, начнем с первой мысли о том, что государство нужно для пенсий (еще, понятное дело, для обороны, суда, законов и так далее), то есть, пенсии — это одна из причин того, что существует государство. Обычно таким людям просто лень залезть в интернет и поинтересоваться тем, что государство существует где-то 3000 лет, причем налоги оно собирает с первого дня существования, а пенсии платит только последних лет сто, причем в наших палестинах доброе и заботливое советское государство начало платить пенсии трудящимся только с 1956 года, а крестьянам так и того позже. То есть, да, государство изобрело государственные пенсии, но они не являются причиной его существования.

«Вы обязаны платить налоги потому, что они идут на прокорм пенсионеров». Нет, никто не обязан платить налоги, независимо от того, как их расходует государство. Государство может пропить эти деньги или проесть или отдать пенсионерам, налогообложение от этого не перестает быть преступлением.
«Если ты не платишь налогов, значит ты не любишь стариков». Может быть несколько равноценных ответов на это обвинение. Можно сказать, что да, не люблю стариков и я не обязан их кормить. Никто не может принуждать другого к тому, что кажется ему правильным. Кроме того, сам факт того, что кто-то где-то когда-то работал не означает появления обязательств у других людей. «Так что же это я всю жизнь проработал и теперь мне без пенсии жить?» То, что ты где-то там работал не означает, что теперь я должен тебе платить.

Но более удачным, на мой взгляд ответом будет просто указать на факт того, что платя налоги мы не платим старикам. Мы отдаем (точнее, у нас отбирают) деньги в пользу пышущих здоровьем мордоворотов, которые потом «распределяют» эти деньги на свое усмотрение. Лично я не против платить старикам, которые в этом нуждаются. Только давайте я буду платить непосредственно старикам, а не мордоворотам.

«Пенсионеры заработали себе свои пенсии». Мысль, полностью противоречащая предыдущей, но, тем не менее, часто идущая с ней в паре. Реально заработанные пенсионерами пенсии - это их подматрасные отложения, запасы в трехлитровых банках и прочих кубышках. Это действительно заработанные, то есть, сбереженные ими средства. Тот факт, что у них принудительно отбирали часть дохода, объясняя, что он якобы идет в какой-то «пенсионный фонд» не означает ровным счетом ничего ввиду простого факта принудительности происходящего. Точно так же могли отбирать и на переселение на Марс, например.

Тем более ничего не означает тот факт, что пенсионер трудился на каком-то там «заводе». Факт труда не делает его собственником этого завода ни в какой мере. За свой труд он получал зарплату, часть которой у него отбирали под соусом «пенсии», вот и вся история и все достижения.

Точно также принудительность пенсионных поборов снимает все претензии к отбирающему по поводу того, как именно он расходовал эти средства и почему сейчас денег нет. Поскольку деньги отбирались силой, поскольку здесь нет никакого свободного выбора и нет никакого договора, то, собственно, нет и правоотношений. Поэтому у отбиравшего нет никаких обязательств, он ничем никому не обязан. Единственная претензия, которую могут предъявлять пенсионеры и их защитники пенсионному фонду или государству в целом состоит только в принудительности пенсионных отчислений и налогообложения в целом. Но, конечно, вряд ли кто-то из них будет это делать.

«Старики не проживут без пенсий». В 1217 году обороной замка Линкольн от французов  командовала Никола де ла Хэй. Ей было около 70 лет. Ее боевым другом был сэр Уильям Маршалл, которому тоже было за 70. Представлять пенсионеров беспомощными может только тот, кто никогда не имел с ними дела. Кстати, само государство тоже не считает их бедными и несчастными, оно пытается продать эту мысль широкой публике, но само действует исходя из совсем других представлений. Если бы государство действительно исходило из представлений о пенсионерах, как о сирых и убогих, категорически нуждающихся в помощи, оно бы не запрещало им работать.

Все почему-то представляют себе картину примерно так. Вот жил человек, ходил себе на работу, но тут пришел пенсионный возраст стукнул его по голове, человек поломался и теперь лежит и дожидается смерти. Проблемой, с которой отважно сражается большинство реформаторов, кажется то обстоятельство, что в связи с успехами медицинских наук дожидаться смерти теперь нужно намного дольше чем раньше, а ведь пока он дожидается (доживает — это совершенно официальная терминология, используемая в этой проблематике), он же, зараза, пьет и ест, а не выбросишь же его на помойку, потому, что соседи увидят.
Вот этот факт, что человек, сволочь эдакая, стал слишком долго жить и является по мнению большинства, источником проблемы, существующей объективно, вне нашей воли и желания.   В действительности объективным фактом является то, что быстрый рост средней продолжительности жизни, характерный для последних 200 лет, означает рост продолжительности активной жизни. Раньше начинали «доживать» в 50, теперь в 70. Это одна сторона медали. Другая состоит в том, что существует масса способов делать сбережения — от банального банковского вклада (в интернетах давно гуляют расчеты какова была бы пенсия, если бы те деньги, что отбирает государство просто положить на банковский депозит), до покупки акций, недвижимости и договоров с теми же частными пенсионными фондами. И, наконец, третья сторона медали состоит в том простом факте, что отнюдь не государство изобрело социальное страхование. Кассы взаимопомощи и различные способы взаимного страхования, благотворительность, простое человеческое внимание и забота существуют уже тысячи лет.

«Пенсионный фонд и его бюджет дан нам в ощущениях и потому надо платить налоги». Как и во многих других случаях, фактом наличия некоего явления часто пытаются оправдать его существование. Одним из выводов здесь является распространенная мысль о том, что пенсионный фонд столь страшен и ужасен, а расходы на него столь огромны, что мы должны делать все, чтобы он не рухнул, иначе последствия будут страшны. Но ужасные последствия являются следствием многолетней деятельностью принудительной «солидарной» системы и избежать их, а точнее, минимизировать, поскольку избежать уже не удастся, можно только ликвидировав эту систему.

«Как же нам все это реформировать, ведь это политически невозможно?» Здесь нужно уметь отделять тех, кто говорит об этом всерьез, от тех, кто просто эмоционально восклицает. Волшебное проверочное слово в этом случае - «аудит». Если в речи говорящего ничего нет об аудите, значит перед вами простой восклицающий, дискуссия с которым бесполезна. Поясню. Приходя на «Новую почту» вы обнаружите, что у нее почти всегда имеются номера телефонов клиентов. Из какого бы города и из какого бы отделения вы не отправляли бы посылки, обычно, адресат уже известен «Новой почте», достаточно вам назвать его телефон, как почтовый клерк скажет «Петро Петрович Петренко». И это логично, правильно и я бы сказал, неизбежно, поскольку бизнес «Новой почты» состоит в доставке посылок адресату. Поэтому у «Новой почты» есть база клиентов, это является необходимым условием для ее работы.
Те, кто сталкивался с пенсионным фондом, знают, что у пенсионного фонда нет общей базы клиентов. Собственно, тут можно ставить точку, и для меня, будь я каким-нибудь начальником, это было бы достаточным основанием для того, чтобы закрыть Пенсионный фонд и не вспоминать больше о нем никогда. Почему? Да потому, что наличие отсутствия общей базы делает очевидным как день тот факт, что они не для того там сидят. Понятно, что будь у них база, это не означало бы, что их не нужно разгонять, просто в данном случае, ясно, что эти люди не утруждаются даже простой маскировкой. Это машина по освоению бюджета, а не инструмент по обеспечению стариков.

В общем, начинать нужно с аудита, чтобы выяснить простой вопрос — а сколько вообще реальных пенсионеров и сколько и почему на это все тратится.
Затем, нужно полностью поменять логику «пенсионного обеспечения», речь должна идти не о пенсии, на которую можно безбедно жить, а о пособии, необходимом, чтобы не умереть. Нужно определить тех, кто действительно нуждается в помощи, то есть, одиноких и немощных. Их, на самом деле, окажется очень мало, так что частная благотворительность вполне справится с этой задачей и никакое участие государства не требуется, соответственно никакие налоги для этого не будут нужны. В общем, в один прекрасный день пенсии отменяются вместе с соответствующими налогами и вся эта шарашкина контора прикрывается.

Тут, кстати, нужно сказать, что в отмене пенсий нет никакой политической проблемы. Что будет тому политику, который отменит пенсии? Ничего. Пенсионеры никогда не были и не будут какой-то страшной силой, которую якобы боятся наши смелые реформаторы. Пенсионеры никогда не выступали и никогда не будут выступать самостоятельно, это просто подставки для флагов разномастных политиков, спекулирующих вокруг этой темы. Политики не отменяют пенсии не потому, что это «политически невозможно», а потому, что это им не выгодно. Пенсионеры и прочие бюджетозависимые — это молчаливая и покорная опора любого режима, что предельно ясно показали события последнего майдана. Неконтролируемый пенсионный фонд и соответствующие возможности далеко не главная причина того, что политики цепляются за пенсионную систему руками и ногами, это, скорее, приятный бонус, как и соответствующие налоги и связанный с ними контроль. В общем, пенсионная система - это не та вещь, которой можно легко поступиться, она является одним из столпов, на которых держится современное государство, причем не только у нас. Поэтому, серьезных реформ пенсионной системы, скорее всего, не будет, она реформируется явочным порядком, когда все это просто рухнет нам на голову и пенсии отменятся сами собой.

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

4.19 / 27
Кому нужны государственные пенсии и государственные пенсионеры 4.19 5 27
Колонки / Владимир Золотoрев
02.03.2017 11759
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Логика пятен или Покажите, где же это ваше “без государства” Логика пятен или Покажите, где же это ваше “без государства”

    Эта колонка — своего рода короткая памятка для тех, кого волнует (или кому задают) вопрос «покажите, где есть территории без государства». Подразумевается, что таких территорий нет, и потому, без государства нельзя. Более того, подразумевается, что такого никогда и не было, и, как завещал Гоббс, люди от состояния первобытной войны всех против всех, перешли в состояние государства и начали, наконец-то процветать. 

  • Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится

    Думаю, многие слышали (и в свой адрес тоже) фразу вроде «не нравится — уезжай!» Ее произносят по разным поводам, мы поговорим о том случае, когда она идет в ответ на критику государства. То есть, вы говорите, что государство плохое, а вам в ответ - «не нравится — уезжай!»

  • В чем польза Трампа, или Когда ваши кудри примелькаются В чем польза Трампа, или Когда ваши кудри примелькаются

    С большим интересом наблюдал за реакцией нашей прогрессивной общественности на неожиданную с ее точки зрения атаку США на сирийскую авиабазу. Многие комментаторы, что называется, переобулись в воздухе, но некоторые продолжают упорствовать, утверждая, что все это Трамп сделал специально, чтобы мы поверили, что он теперь против русских, а на самом-то деле, он за... В общем, думаю, уже скоро мы дойдем до уровня, когда история о том, как кролик сам себе откусил голову, будет выглядеть логично и правдиво.

  • Когда же это все закончится или Захват вместо реформ Когда же это все закончится или Захват вместо реформ

    Недавно я готовил материал о теневой экономике в СССР и обнаружил удивительное совпадение процессов, происходивших в этой стране с тем, что описывает Эрнандо де Сото в двух своих книжках. Я как раз недавно перечитал их и мне кажется, что огромный материал, собранный де Сото, ясно говорит о том, что те страны, которые мы считаем развитыми, стали такими потому, что в них «победила» теневая экономика . Сам де Сото своими книгами преследует другие цели, его выводы — это рекомендация правительствам максимально легализовать тень. Я же никаких рекомендаций не делаю, я просто констатирую тот факт, что исследования де Сото прошлого «развитых» стран и настоящего «недоразвитых» однозначно указывают на то, что, мотор экономического развития находился и находится (в случае недоразвитых) в тени.

  • Бесчеловечная идея «борьбы с неравенством» и как с ней бороться Бесчеловечная идея «борьбы с неравенством» и как с ней бороться

    В последнее время все более популярной у нас становится идея «борьбы с неравенством». Точнее, это такой «мировой тренд», который наиболее ярко проявился на Западе в популярной книжке Пикетти  и в кампании Берни Сандерса. Еще точнее, это очередное пришествие, очередная мода на старую и добрую идею, которая живет уже многие века в самых разных формах. Суть ее сводится к тому, что нужно ограбить (или как-то еще ущемить) одних в пользу других, поскольку эти другие — хитренькие Буратины и слишком хорошо живут. «Борьба с неравенством» предстает в разных формах — от идеи того, что все должны быть одинаковы (на практике, которую демонстрирует нам, например, «гендерная политика» и феминизм, одинаковость означает привилегии) до более простой и откровенной идеи о «равном распределении доходов».