НОВОСТИ ДНЯ: Киев выделил из бюджета почти два миллиарда грн. на подготовку школ  Экс-канцлер Германии Шредер готов работать на «Роснефть»  Австралия построит самую большую в мире солнечно-тепловую электростанцию  Украинский список невъездных персон пополнила российская поэтесса  Мельбурн в седьмой раз признали лучшим городом для проживания  Только сила может остановить агрессию России – Министр обороны Польши  Ахметов купил блокпакет ПАО «ДТЭК Донецкоблэнерго»все новости дня
05.02.2016 4027

А вы застраховались от России?

Когда речь заходит о том, что без государства можно обойтись, военная сфера является, так сказать, последним рубежом обороны. Этатисты готовы согласиться, что без государства можно обойтись везде, кроме армии. Автор этих строк неоднократно писал о проблемах обороны свободного общества, сегодня я хочу добавить некоторые моменты, которые мне казались очевидными, но выяснилось, что это не совсем так.

Во-первых, как справедливо заметил Станислав Мазуренко, в случае свободного общества нет деления на «внутреннюю» и «внешнюю» агрессию. Это для государства «внешняя» агрессия отличается от «внутренней», для любого же человека любая агрессия - «внешняя», будь то грабеж, разбой, или нападение какой-нибудь армии. То есть, когда у нас нет государства, существование того, что сегодня называется «защитой от внешней агрессии», в общем случае определяется тем, насколько это необходимо людям. Перспективы войны оцениваются ими наравне с перспективами землетрясения, ограбления или разбойного нападения. Обычно люди проявляют предусмотрительность в этих вопросах — в сейсмически активных зонах строят дома, рассчитанные на землетрясения, предотвращая ограбления, люди ставят двери и окна в своих домах и так далее.

zolotorev

Владимир
Золоторев

гражданская специальность – радиоинженер. Военная – специалист по противоракетной обороне. В 93-м поневоле стал журналистом. Свою работу называет не «аналитикой», а «синтетикой». Считает, что человечеству срочно необходимы две вещи – аналоговый компьютер и эволюционная теория Бога.

Если мы представим, что существует некая свободная от государства Украина и рядом с ней — агрессивное государство Россия, то украинцы, очевидно, будут предпринимать меры для того, чтобы отразить возможное вторжение и минимизировать его последствия. Действия эти могут быть самыми разными — от создания отрядов самообороны до найма частных армий компаниями, гражданами и их различными ассоциациями.

Вариантов такой деятельности может быть много, но обычно здесь приводят возражения не по поводу организации, а по поводу вооружений. В частности, всегда говорится о том, что современные вооружения стоят очень дорого. Это возражение не очень серьезно, поскольку частные компании строят и покупают, например, суда, порты, самолеты и аэропорты, то есть, механизмы и объекты инфраструктуры, сравнимые по стоимости с вооружениями.

Серьезное возражение состоит в другом — все эти самолеты и корабли приносят их хозяевам прибыль в мирное время. Танки и бомбардировщики не приносят. Кроме того, выглядит крайне желательным, чтобы в обществе были структуры, интерес которых состоял в том, чтобы держать руку на пульсе потенциального агрессора и отслеживать и по возможности координировать усилия по обороне.

Здесь можно сказать следующее. Во-первых, нужно понимать, что целью войны является не уничтожение армии противника, а нанесение ему политически неприемлемого ущерба. Например, если у вас есть несколько атомных бомб, спрятанных в укромных уголках на территории вероятного агрессора, то вам не очень-то и нужны танковые дивизии. Ваш ответ на агрессию нанесет политически неприемлемый ущерб и война на этом закончится. Точно так же, вам не нужны танковые дивизии, если вы способны устроить политический переворот в стране-агрессоре или уничтожить бенефициаров войны. То есть, задача, которую должны решить те, кто возьмется за оборону гипотетической свободной Украины, выглядит совсем не так, как ее представляют наши журналисты, эксперты и обыватели.

Во-вторых, непонятно почему определенные стратегии и тактики считаются «данными», как и определенные вооружения. Нельзя забывать, что все это — продукт государственной армии, у которой нет конкуренции и военно-промышленного комплекса, который прямо заинтересован в дорогих заказах. Примеров того, как в военном деле нечто можно сделать дешевле, а делается дороже, огромное множество. Что тут далеко ходить, мой отец в свое время сделал изобретение, которое бы позволило увеличить дальность обнаружения уже устаревших на тот момент систем ПВО. Когда дело дошло до внедрения, в ГУВе ему сказали, что все это, конечно, хорошо, но слишком дешево. Это был Советский Союз на пике своего военного могущества, который многие считают образцом порядка. В нем не было жадных капиталистов и злых коррупционеров, но система работала, так же, как и сейчас. Точно так же она работает во всем мире. Неленивый читатель найдет примеры, скажем так, разорительной деятельности ВПК США, равно как и примеры невероятно дорогих, но не совсем адекватных вооружений, вроде новомодного самолета F-35.

Поэтому, если конкуренция в военной сфере будет не только на рынке освоения денег налогоплательщиков, как это имеет место сегодня, но и на рынках стратегий, тактик и вооружений, а также на рынках логистики, снабжения и прочей инфраструктуры, тогда то, что можно назвать «армией», то есть, средства защиты от агрессии и средства нанесения агрессору неприемлемого ущерба, будет в несколько раз дешевле и эффективнее.

Теперь поговорим о субъектах рынка, интерес которых состоял в том, чтобы держать руку на пульсе потенциального агрессора и отслеживать и по возможности координировать усилия по обороне. Такими субъектами вполне могут стать страховые компании.

Очевидно, что страховая компания, предлагающая вам страховку «от России», должна делать несколько вещей. Во-первых, она должна иметь возможности нанести противнику неприемлемый ущерб. Во-вторых, она должна убедить вас покупать страховку у нее, а не у конкурента, то есть, вы должны понимать, что произойдет в случае военного вторжения и почему методы ведения войны, принятые этой компанией могут принести ей успех. В-третьих, такая компания должна постоянно следить за потенциальным агрессором, для того, чтобы подготовиться к возможной атаке. В-четвертых, компании необходимо координировать свои усилия с теми, кто тоже занимается предотвращением агрессии.

Все это создает конкуренцию, о которой мы говорили выше и заставляет искать наиболее дешевые и эффективные способы решения проблемы. Понятно, например, что таким компаниям выгодно поддерживать различного рода самообороны, предоставлять людям, которые состоят в этих организациях, участвуют в учениях, стрельбах и прочих зарницах большие скидки на страховку, а то и самим организовывать такие организации, курсы юных подрывников, юных санитаров и т. п. Понятно также, что такая компания максимально заинтересована в том (в противоположность, кстати, правительству), чтобы конфликт был как можно более коротким, поскольку компания рискует своими деньгами, а не деньгами налогоплательщиков. Ну и, наконец, понятно, что победа приносит такой компании огромные барыши, хорошую репутацию и, как следствие, рост на рынке. В общем, имеет смысл стараться.

Оценка материала:

4.56 / 9
А вы застраховались от России? 4.56 5 9
Колонки / Владимир Золотoрев
05.02.2016 4027
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Как государства могут превратить будущую промышленную революцию в Армагеддон Как государства могут превратить будущую промышленную революцию в Армагеддон

    В последнее время мне все чаще попадаются ужасные истории о том, как совсем уже скоро роботы отнимут у нас всю работу и мы все умрем. Истории эти отличаются лишь степенью наукообразия и претензий авторов на респектабельность, в остальном суть их сводится к пережевыванию последствий роботизации, которые кажутся авторам совершенно очевидными и не нуждающимися в доказательствах. В этой же струе развиваются еще две параллельные темы — о том, как искусственный интеллект уничтожит человечество и о том, как «безусловный основной доход» (БОД) спасет нас от всей этой напасти.

  • О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике О чувстве стыда или Почему я больше не пишу о политике

    Те, кто жил в Советском Союзе должны помнить специфический эстетический голод, который испытывало большинство его жителей. Советский Союз был очень неприглядным и унылым местом, любая красивая или просто необычная вещь была предметом интереса советского человека, особенно, если этот человек ребенок.

  • Убийство, насилие, коррупция. Отравленный язык власти Убийство, насилие, коррупция. Отравленный язык власти

    В этой колонке поговорим о том, как манипуляции с языком искажают реальность и тем самым, помогают получить и удерживать власть. Разумеется, эти манипуляции не делались осознанно некими масонами или рептилоидами, это просто очередной пример того, как работает «невидимая рука», в данном случае, «невидимая рука» бюрократического рынка.

  • Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 7) Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 7)

    Это последняя колонка из серии «как либертарианцы будут защищаться от военной агрессии государства». В ней мы остановимся на нескольких не связанных между собой моментах, которые не вошли в предыдущие тексты, в виду своей локальности, но они достаточно интересны для того, чтобы все-таки, сказать о них.

  • Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 6) Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 6)

    Теперь мы перейдем, пожалуй, к самому важному моменту в нашей истории. Обычно, люди рассуждающие об анкапе и его войне с государством, не могут выбраться из «ловушки централизованной армии». Им кажется, что только централизованная армия может достичь результата. Отсюда совершенно логичен вывод, что если анкап не обладает такой армией, ему все равно придется ее создавать. Точно так же, ему придется «переводить экономику на военные рельсы», так как она у него, разумеется, работает на «мирных рельсах». Таким образом, анкап обречен на поражение или на неорганизованную партизанщину или он должен инсталлировать у себя государство, чтобы отбить агрессию.