НОВОСТИ ДНЯ: Украинский вирус распространяется по миру - The Independent  Турчинов заявил о российском следе в кибератаке на Украину  МВД: полковнику ГУР подложили взрывчатку  В ПАСЕ создали следственный орган для расследования коррупции в организации  Гройсман: Семенченко координировал блокаду Донбасса с Россией  Глава Приватбанка Шлапак подал в отставку  В зоне АТО военные обезвредили диверсионную разведгруппувсе новости дня
15.06.2017 1526

Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 3)

В этой колонке речь мы продолжим разговор об особенностях гипотетической войны между безгосударственным обществом и государством. Сегодня речь пойдет о нескольких типичных ошибках, в оценке мощи государства.

 

Ошибка общественного блага. Первая и самая главная ошибка — это идея «общественного блага». Ее разделяют даже те, кто никогда не слышал о такой концепции, и в общем смысле, она сводится к тому, что без государства никто не будет заботиться об обороне, «потому, что ему это не надо».

Кстати, на полях отмечу, что оказывается, многие путают «общественное благо» с «общим благом», причем этим страдают даже те, кто вроде должен быть в теме. Чтобы не путаться, нужно помнить, что public goods можно перевести и как «общественные товары», то есть, концепция «общественных благ» (или «общественных товаров») относится к специфическим (по мнению этой концепции) товарам и услугам, которые не будут производиться, если не будет государства. В отличие от «общественных товаров» (экономического концепта), «общее благо» - это, скорее, философский концепт.

«Общественные товары», как считается, обладают определенными особенностями, которые создают «положительные экстерналии». Например, я вылил на себя флакон «Шипра», а все вокруг нюхают на шару, вот это и есть положительная экстерналия. Поскольку потребление такого блага неделимо, (то есть, из него нельзя исключить неплательщика), то все будут ждать, пока найдется дурак, который произведет это благо, и тогда все они потребят его даром, но поскольку дураков нет, то никто такого блага не произведет и мы все умрем, если не вмешается доброе государство, которое отнимет у нас часть нашего продукта и сделает на эти деньги «общественное благо».

То есть, по логике этой концепции, когда на вас нападет гопник и вы начнете его побеждать в честной схватке, вы должны подумать о том, что вы создаете положительные экстерналии, которыми бесплатно (эффект безбилетника!) воспользуется масса народу. По этой теории вы должны попросить гопника подождать, а сами отправиться собирать деньги (иначе ведь благо не будет производиться!) с тех, кто по вашему мнению выиграет от того, что вы покончите с гопником. Предсказуемо не собрав денег (проблема безбилетника же, ага!) вы должны вернуться к гопнику, тяжело вздохнуть и отпустить его восвояси, поскольку вас задавит жаба на халяву работать на хитреньких обывателей, которые сами ничего не сделали, а только и ждали пока вы появитесь и избавите их от угрозы. Нашли дурака! «А вот с государством все совсем не так» — жизнеутверждаеще продолжает эта теория, но здоровому человеку уже должно быть достаточно.

На самом деле, эта концепция не учитывает нескольких обстоятельств, среди которых самым простым является тот факт, что человек, прежде чем сделать что-то сравнивает издержки и прибыли от этого для самого себя, а уж потом принимает или не принимает во внимание вопли жабы, по поводу того, что результатом воспользуется кто-то еще. Как правило, люди, в отличие от экономистов мейнстрима, справляются с этой задачей.

С общественным благом, «проблемой безбилетника» и т. п. вещами постоянно случаются казусы на уровне анекдотов. Вот, например, со времен Адама Смита в экономической теории считалось, что частники «конечно же» не будут строить маяки, так как это им не выгодно, ведь непонятно, как собирать плату, плавает, кто хочет, а денег не платит, в общем, чистый пример «проблемы безбилетника» и потребности в государстве, которое решает вопрос. Так считали очень долго, больше 100 лет, пока Коуз не решил проверить этот тезис. Оказалось, в Англии государство не строило маяков, а строили их частники, которые нашли способ, как собирать деньги с потребителей. Другой анекдот случился позже, когда какой-то другой экономист, (уже зная о маяках, но не потеряв веру в экстерналии и безбилетников) написал, что владельцы ульев «конечно же» не будут договариваться с владельцами лугов и садов (транзакционные издержки же!). Опять нашелся въедливый критикан, который не поленился, проверил и оказалось, что пасечники таки договариваются с садоводами, невзирая на невозможность этого, убедительно доказанную мейнстримом. Наконец, Элинор Остром написала уже целую книжку о случаях, где люди решают вопросы, которые «конечно же» они не должны решать по мнению мейнстримной экономики.

В общем, жизнь полностью игнорирует «проблему безбилетника», как бы убедительно она не выглядела. В одном из одноэтажных районов Нью-Йорка, например, мне рассказали, что жить здесь безопасно и земля тут дорогая потому, что тут живет мафия. Мафия сама гоняет мелкую преступность, чем создает положительные экстерналии и повышает стоимость земли. Мафии не приходит в голову проблема безбилетника, хотя, из того, что мы знаем о ней, она вроде бы должна беспокоиться по такому поводу.

Возвращаясь к нашей теме, скажем, что нет никаких теоретических препятствий для того, чтобы люди могли организовать оборону некой территории без государства, то есть, без регулярно собираемых налогов, которые якобы идут на эти цели. Угроза безопасности — неважно «внутренняя» или «внешняя» - будет побуждать людей тратить часть своего дохода на средства, которые снижают эту угрозу, точно так же, как она побуждает людей делать двери в своих жилищах и ставить на них замки.

Следующая распространенная ошибка — это «ошибка регулярной армии». Совершенно очевидно, что никакой регулярной армии с генштабом, chain of command, матрешкой подразделений, «родами и видами войск» в анкапской стране быть не может. Однако, наличие регулярной армии совсем не означает гарантированной победы тому, у кого она есть. У нас перед глазами пример украинской регулярной армии, одной из самых больших в Европе, которая мужественно оставила Крым и часть территорий на востоке и была приведена хоть в какое-то чувство усилиями волонтеров. Другая не менее регулярная армия — армия СССР почти полностью сдалась в плен немцам в первые месяцы войны, в общем, сама по себе регулярность ничего не гарантирует в военном смысле. Более того, такие мировые лидеры, как Великобритания долгое время не имели регулярной армии и, тем не менее, выигрывали войны.

Очевидно, те, кто рассуждает о преимуществах регулярной армии, представляет дело так, будто государственная армия с легкостью вторгается в беззащитную анкапскую Украину, встречая лишь неорганизованное сопротивление со стороны вооруженных мушкетами украинцев. То есть, предполагается, что отразить нападение регулярной армии может только другая регулярная армия. Однако, «организованное сопротивление» и «регулярная армия» это совсем не синонимы. Для того, чтобы организованно отразить агрессию, вам не нужно постоянно иметь под ружьем часть мужского населения страны.

Ошибка бюджета. Считается, что наличие бюджета и «концентрация капитала» (точнее — денежных средств) это, практически, синонимы. Страна, у которой есть бюджет, видится способной лучше организовать оборону, так как у этой «страны» есть средства в виде бюджета. Вспомним, что государство ничего не производит. Бюджет — это деньги, изъятые из экономики, то есть, все, что изымается в бюджет, делает экономику беднее, как минимум, на эту сумму. В самом лучшем для этатистов случае, «средства» страны с бюджетом равны «средствам» той же самой страны без него, просто они по-другому распределены. В случае государства оно является тем, кто тратит деньги на оборону, в случае анкапа те же самые деньги (можно добавить, что по условиям нашей задачи «анкапское» общество богаче государства) тратят частные лица и организации. Как государство так и общество могут переоценить или недооценить «внешние угрозы», то есть, их траты могут оказаться неадекватными реальности. Однако, государство не обладает, при прочих равных условиях, никакими особенными способностями «тратить больше денег на оборону», чем это сделало бы общество без государства, а именно эта магическая способность приписывается ему просто потому, что у него есть бюджет.

Ошибка авианосца. Предполагается, что государство каким-то образом способно разрабатывать и строить более мощные вооружения. Эта ошибка состоит сразу из нескольких ошибок. Во-первых, не нужно забывать, что военные расходы существуют для бюджета (то есть, налогообложения), а не наоборот. Это означает, что целью оборонного ведомства является не размещение заказов на разработку и производство наиболее эффективного оружия, а освоение бюджета и рост бюджета в будущем. То есть, если бы даже анкапское общество было бы беднее государства, то соответствующие исследования и производство обходились бы ему дешевле просто потому, что у него нет государства и ведомств, осваивающих бюджет. Кроме того, анкапская Украина имеет еще одно преимущество перед государственной Россией — в ней есть несколько заказчиков. В случае государства такой заказчик один, и фирмы-разработчики и производители конкурируют за его внимание (монополия покупателя), что обычно заканчивается коррупцией и попросту мешает разработке эффективных вооружений.

Однако, самое главное здесь то, что свободное общество оказывается в ситуации свободной конкуренции не только разработчиков и производителей оружия, но и разработчиков тактик и стратегий. И это куда важнее. Дело в том, что государственные армии оказываются заложниками собственной истории и собственной инерции. Стратегии и тактики предшествующих войн и вооружения предшествующих войн определяют современные вооружения и способы их применения. Государству не нужно искать и выбирать наиболее эффективные способы ведения войны и достижения целей своей военной доктрины, ему достаточно осваивать бюджеты.

Попросту говоря, вам нужно найти эффективный способ нанести поражение противнику, а не  наклепать сотни танков и самолетов. Это две совершенно разные задачи, государство хорошо решает лишь вторую из них, решения в первой области встречаются крайне редко. Приведу пример такого (редкого) элегантного решения, чтобы было понятно, о чем идет речь. В свое время советская пресса была заполнена грозными статьями по поводу американских межконтинетальных баллистических ракет MX. Советский Союз очень переживал по поводу этих ракет. Суть проблемы была не столько в самих ракетах, сколько в методе их базирования. Ракеты размещались в шахтах, достаточно близко расположенных друг к другу (т. н. «метод компактного базирования»). Это означало, что если бы СССР атаковал такую ракетную базу, то он бы смог вывести из строя только одну шахту. Ядерный взрыв поднял бы в воздух тонны пыли и все советские боеголовки, направленные на другие шахты на этой базе, попросту сгорели бы в ней. В свою очередь, для американских ракет, стартующих из этих шахт, пыль не представляет проблемы, так как их скорость очень низка. Обычная геометрия и законы физики, никаких дополнительных затрат и вы обеспечили себе гарантированную возможность ответного удара.
Кстати, система ПРО, основанная на создании пылевых облаков, рассматривалась, как один из вариантов. В случае ядерной войны между СССР и США вам нужно было иметь систему предупреждения о ракетном нападении, которая бы фиксировала старт ракет противника. После этого у вас было 20 минут для того, чтобы создать пылевое облако над объектом, который вы собрались прикрывать. В этом облаке сгорели бы все боеголовки противника. Такая система могла бы прикрывать множество объектов, включая большие города. Но выбор пал на традиционную ПРО, дорогую и неэффективную систему, неспособную защитить от массированного ядерного удара и способную прикрыть от несанкционированных пусков только Москву (для СССР) и часть ракетных баз (для США).

Я не сомневаюсь, что существуют столь же элегантные решения и в других областях военного дела. Сейчас они никому не нужны, поскольку весь ВПК «заточен» на определенный тип вооружений, диктуемый определенным пониманием целей и задач вероятной войны. Никакой конкуренции и желания получить дешевое и эффективное решение здесь нет.

Но опять-таки, если анкапские стратеги посчитают необходимым построить и содержать в мирное время авианосец — я не вижу причин, почему они не могут этого сделать.

 

Продолжение следует

Оценка материала:

5.00 / 16
Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 3) 5.00 5 16
Колонки / Владимир Золотoрев
15.06.2017 1526
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 4) Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 4)

    В этой колонке мы продолжим рассмотрение гипотетического конфликта между свободной «анкапской» Украиной и государственной Россией. Поговорим о том, как будет выглядеть «анкапская армия», что это такое и почему эта «армия» может выиграть войну у регулярной государственной армии.

  • Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 2) Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 2)

    В этой колонке мы продолжим разбирать ситуацию гипотетической войны между свободным безгосударственным обществом (на примере анкапской Украины) и государством (на примере России). В предыдущей колонке я привел семь обстоятельств, которые делают положение свободного общества «при прочих равных условиях» более выгодным, чем положение государства. Сегодня мы продолжим этот перечень. Итак,

  • Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 1) Страховая компания «Сонечко» против Московского царства (Часть 1)

    Тема войны в свободном обществе, точнее, войны между государством и свободным обществом является одной из вечнозеленых тем для перебранок, споров, дискуссий и анализов. Оно и понятно — это, так сказать, предельная тема, многие уверены в том, что военное преимущество, которым якобы по умолчанию располагает государство, является неоспоримым аргументом против свободы. Они согласны, что государство не должно регулировать экономические отношения и частную жизнь, они даже согласны, что можно обойтись без монопольных «законов», но вот как быть если Путин нападет?

  • И вот пришла пора расстаться. «Ушельцы», как способ мирного решения конфликта И вот пришла пора расстаться. «Ушельцы», как способ мирного решения конфликта

    В общем, глядя на весь этот государственнический шабаш, на всех этих людей, радующихся тому, что им самим и их соотечественникам власти каждый день запрещают что-нибудь новенькое, хочу сделать предложение.

  • Власть тупых, волей тупых, для тупых Власть тупых, волей тупых, для тупых

    Наверное, каждый второй пользователь интернета на «постсоветском пространстве» пострадал в той или иной форме от mail.ru. Ящик на mail.ru задолго до всякой войны был маркером человека, мягко скажем, совершенно далекого от сети (как правило, чиновника или кого-то из обслуги). Если вы знали, что у вашего собеседника есть аккаунт в «одноклассниках», то это много говорило о том, стоит ли вообще с ним общаться и если придется это делать, то как именно лучше себя вести. Ну, а «Вконтакте» был маркером «школоты». «Яндексом” я не пользуюсь потому, что есть «Гугл» и вообще я уже давно, еще до всяких майданов, стараюсь не пользоваться российским, не читаю современную российскую прозу, не смотрю кино, и даже фильмов с российским дубляжом не могу выносить. И это не потому, что я патриот — Боже упаси! Нет, просто мне не нравятся эти сервисы, а российское искусство вызывает почему-то устойчивое отвращение.