НОВОСТИ ДНЯ: В России выбрали название для моста в Крым  Ксения Собчак заявила о готовности сняться с выборов президента России  ЕС поставил крест на анонимности биткоин-платформ  Украинцам в воскресенье обещают дождь и мокрый снег  Евросоюз вводит более жесткие правила для биткоин-платформ  Назван самый прибыльный актер 2017 года  В Миграционной службе рассказали, когда нужно менять паспорт на ID-карточкувсе новости дня
23.11.2017 999

Что такое государство и откуда оно берется? Как люди победили агрессию

Прежде чем мы продолжим рассмотрение вопроса откуда берется государство, я должен заметить, что это очень обширная тема, которую трудно раскрыть в рамках нескольких колонок.

Я попробую сделать лишь самое общее описание, за пределами которого обязательно окажутся вопросы, которые тем или иным читателям покажутся важными. Это неизбежно, поэтому заранее прошу меня простить.

Итак, вернемся к нашей теме. Одной из проблем, с которой сталкиваются антропологи и представители других наук, изучающих происхождение и эволюцию человека, является неагрессивность. Понятно, что для того, чтобы человеческое сообщество могло существовать и объединять количество людей, далеко выходящее за рамки прямых родственных связей, люди должны быть неагрессивными по отношению друг к другу. Объяснений этого обстоятельства, вероятно, существует много. Я постоянно встречал ссылки на «размер мозга». Этот самый размер служит объяснением вообще чего угодно. Бывают и другие объяснения, недавно мелькало что-то о том, что наши предки, оказывается, ̶к̶у̶р̶и̶л̶и̶ ели какую-то траву, которая делала их неагрессивными.

Все эти объяснения, как фантастические, так и те, что выглядят разумно, так или иначе, пытаются объяснить неагрессивность внешними, несоциальными причинами. То ли человек был уже настолько умен (размер мозга), что мог понять, что агрессия невыгодна, то ли были какие-то другие факторы, вроде травы, которые ограничили его агрессию.

Однако, понимая общие закономерности функционирования современного общества и видя отчетливую и не вызывающую сомнений социальную эволюцию, логично предположить, что человеческое общество начинается там, где биологическая эволюция дополняется социальной. То есть, факторы, ограничивающие агрессию и «укрощающие дикаря» имеют внутреннюю социальную природу.

Социальная (или культурная) эволюция — это эволюция практик и шаблонов поведения. Обезьяна не эволюционировала биологически в человека, как это рассказывают на уроках биологии, это случилось на другом уровне. Человеками стали те наши общие с обезьянами предки, которые в биологическом эволюционном процессе набрели на социальную эволюцию. Как пишет Хайек: «механизм культурной эволюции действует не с появления Homo sapiens, но в течение долгого времени существования рода человеческого и его гоминидных предков».

Разумеется, можно сказать, что для того, чтобы быть способным усваивать практики и шаблоны, и что гораздо сложнее, - усваивать некие универсальные правила, то есть, уметь применять некую концепцию к разным ситуациям, - нужно обладать определенными биологическими способностями. Вероятно, это так. Однако, скорее, биологическое развитие наших способностей происходило одновременно с первыми ростками культурной эволюции и какое-то время это были два взаимосвязанных процесса. Опять-таки, культурная эволюция, будучи более быстрой и эффективной, занимала все больше места в судьбе наших предков, пока, практически полностью не отодвинула биологию на задний план. Пожалуй, последнее проявление биологической эволюции, вызванное эволюцией социальной — это способность взрослых особей гомо сапиенс пить молоко. Эта биологическая мутация вызвана культурным процессом — одомашниванием скота — и случилась она исторически относительно недавно.

Сегодня мы имеем дело с «готовыми» формами социальной эволюции (понятно, что их «готовность» весьма условна), которые наполняют нашу жизнь и меняют ее буквально на глазах («научно-технический прогресс»), однако мы ничего не знаем и вряд ли когда-нибудь узнаем о том, как и почему эта эволюция началась.

«Смысл» социальной эволюции, как и эволюции биологической, состоит в выживании и «преуспевании» сообщества. Только в биологии механизмом являются изменения генов и их передача по наследству, а в социальной — изменения практик, шаблонов поведения и правил и их передача от одного человека к другому. Несмотря на то, что оба процесса выглядят похожими, отличия между ними огромны, о некоторых из них мы скажем дальше. 

Собственно, «эволюционный вопрос» применительно к гоминидам состоял в том, каким образом наиболее эффективно использовать друг друга. Гоминиды, как и все социальные животные, являются частью структур, позволяющих им использовать друг друга. В любом случае, существование стаи подразумевает исключение или минимизацию произвольной агрессии ее членов, иначе стая просто не сможет существовать и особи погибнут. Каким образом это может быть сделано? Сейчас нам известны два способа — сосредоточить агрессию в руках самого сильного самца и второй — следовать неким абстрактным правилам (для чего, конечно, нужно иметь соответствующий аппарат, то есть зачатки сознания). Мне кажется, что здесь и лежит развилка, отделившая людей от прочих приматов. Наши предки оказались способными следовать правилам.

Два способа минимизации агрессии приводят к совершенно различным результатам. Результат работы иерархической модели (я понимаю, что я сильно упрощаю и здесь не все так просто) мы можем наблюдать в зоопарке. С экономической точки зрения, животные и «социальные» обезьяны в том числе, это такие специальные существа, которые обладают бесконечным временным предпочтением, они потребляют все, что добывают, не делают сбережений, у них  нет капитала и потому нет никакого развития. Поведение определяется рамками произвольных приказов вожака, здесь нет места для сознания, вся система работает исключительно на простое выживание. Человеческая аналогия такой системы — концлагерь, где заключенных как раз фактически превращают в животных. Кроме того, размеры стаи ограничены способностями вожака контролировать ситуацию и потому относительно невелики. То есть, в этой модели использовать друг друга могут только члены одной стаи.

Другая модель — следования правилам, подражания и обучения продуктивным практикам, в принципе, не ограничивает численность сотрудничающих людей и позволяет им использовать друг друга с максимальной эффективностью. Я сейчас сижу в комнате, предметы в которой созданы трудом миллионов разных людей, о которых я ничего не знаю. Но я использую их для своих нужд. В мире правил появляется и развивается сознание и свободный выбор, появляется время (которого не знают животные), планирование, сбережения и капитал. Этот мир развивается, он создает свою среду, а не просто пытается приспособиться к окружающей природе.

В следующей колонке мы продолжим разговор о социальной эволюции.

Продолжение следует

Оценка материала:

5.00 / 7
Что такое государство и откуда оно берется? Как люди победили агрессию 5.00 5 7
Колонки / Владимир Золотoрев
23.11.2017 999
Еще колонки: Владимир Золотoрев