05.04.2018 2583

Что такое государство и откуда оно берется. Скворцы и люди

У читателей этой колонки может сложиться впечатление, что если государство ведет себя как рынки, то оно так же эффективно в том смысле, что от него невозможно избавиться. Люди всегда создают рынки, они действуют в собственных интересах и если государство тоже возникает и действует таким же образом, то мы обречены. 

Разумеется, это не так. От государства можно избавиться, но ответ на вопрос как это сделать весьма неочевиден или как говорят «контринтуитивен». Для того, чтобы перейти к нему, нам нужно вернуться к тому, с чего мы начали — к спонтанным порядкам.

Является ли государство само по себе «спонтанным порядком»? Давайте разберемся с этим. Для того, чтобы упростить задачу, возьмем в качестве аналогии спонтанный порядок, который существует в живой природе и хорошо известен любителям «самоорганизующихся систем». Этот порядок — стая птиц, конкретно, стая скворцов. Думаю, многие видели видео  завораживающего полета птичьей стаи. Стая меняет свою форму, направление и скорость движения, но все это происходит удивительно согласованно.

Джеймс Шуровьески пишет: «Со стороны движение стаи представляется работой некоего коллективного разума, ответственного за ее защиту. Кажется, что скворцы действуют согласованно, следуя некой стратегии, обеспечивающей лучшие шансы на выживание. В действительности, это не так. Каждый скворец действует сам по себе, подчиняясь четырем правилам: 1) держаться как можно ближе к середине; 2) держаться на расстоянии двух-трех корпусов от своего соседа; 3) не сталкиваться с другими скворцами; 4) если приближается ястреб — уходить в сторону. Ни один из скворцов не знает, что намерены делать другие птицы и у них нет предводителя. Одни только правила обеспечивают движение стаи в правильном направлении, помогают ей отбиваться от хищников и перегруппировываться»

Этот пример должен помочь нам разобраться с тем, что такое спонтанный порядок. Итак, что именно является здесь объектом нашего внимания? Очевидно, это «стая в целом». Но не просто стая. Множество скворцов, одновременно летящих куда-то образует то, что мы можем назвать «стаей», но никакого спонтанного порядка в ней нет. О «порядке» можно говорить только тогда, когда скворцы, летящие вместе, следуют своим четырем правилам.
Почему скворцы ведут себя таким образом? Потому, что в этом случае для каждого отдельно взятого скворца вероятность быть съеденным значительно меньше, чем вероятность быть съеденным в том случае, если он летит сам или если другие скворцы не придерживаются этих правил. Строго говоря, скворец в стае и скворец вне стаи — это два разных существа, первое можно назвать «скворец плюс», так как он получает преимущество перед одиночными или «неорганизованными» скворцами в виде лучшей выживаемости.

То есть, «стая в целом» является преимуществом для отдельного скворца. Прелесть спонтанного порядка в отличие от порядка директивного в том, что для того, чтобы достичь этого преимущества ему не нужен начальник, ему нужно просто следовать четырем простым правилам.
Очевидно также, что если один скворец не будет следовать правилам, стая успешно переживет это. Видимо, она переживет и плохое поведение двух скворцов. Однако, совершенно точно, что существует критическое значение количества нарушителей, после которого вся затея теряет смысл - «стая в целом» потеряет способность к организации и маневрированию, и все остальные скворцы потеряют преимущества «скворца плюс» и превратятся в обычных скворцов — легкую добычу для хищника.  
Следующий, очень важный момент, состоит в том, что каждый отдельно взятый скворец понятия не имеет о том, как и почему его поведение (то есть, следование им неким правилам) дает ему преимущество. Чтобы получить это преимущество ему вообще не нужно ничего знать о «стае в целом» и о том, что ее маневры дурачат хищника и потому он промахивается чаще. Скворцу нужно лишь следовать правилам. Мало того, сам скворец может считать, что этих правил не четыре, а двадцать четыре, может оказаться, например, что выполняя маневры, скворцы еще и свистят три раза или возносят хвалу своему скворцовому богу. Опять-таки, скворцы даже могут полагать, что они не уклоняются от хищника, а, скажем, занимаются дыхательной гимнастикой. Для того, чтобы система работала, знание скворца о ее существовании и механизмах работы необязательно.
Далее. Четыре правила, о которых мы сказали, равно как и идея «стаи в целом» это аналитические выводы внешнего наблюдателя. Исследуя поведение птиц, он установил, что когда каждый скворец следует таким правилам, он превращается в «скворца плюс», за счет того, что «стая в целом» приобретает маневренность и самоуправляемость. Если бы скворцы обладали разумом, они бы тоже могли постигнуть суть этих правил.
И последнее. Эти правила не были придуманы скворцами, они  являются результатом эволюции, а не осознанного замысла и планирования. Никакого скворцового «общественного договора» не существует и никогда не существовало.

Теперь попробуем перенести это все на человеческое сообщество. Точнее, в случае спонтанных порядков нужно говорить о «сообществах», поскольку человеческие взаимоотношения создают множество спонтанных порядков. Например, передавая деньги за проезд в маршрутке, вы действуете как минимум в четырех порядках одновременно — в базовом «не убий, не укради», в спонтанном порядке «деньги», в спонтанном порядке «язык» и в порядке «передача денег в маршрутке».
Как мы говорили, некоторые из порядков, такие как язык или деньги хорошо заметны, другие нужно специально отыскивать, но все они обладают некоторыми общими свойствами.
Как и в случае скворцов, порядок образуется, когда каждый в некоторой ситуации следует некоторому правилу или правилам. При этом, сами эти правила не являются чьим-то изобретением. Они могут быть открыты аналитически, сами люди, следующие этим правилам могут не знать и не понимать их смысла и вообще не догадываться о том, что они действуют в рамках каких-то правил.

Например, спонтанный порядок «деньги» начинается с правила, которое гласит, что некоторые товары могут выступать в качестве товара-посредника и имеют ценность в этом качестве. Человек, незнакомый с этим правилом просто не поймет, почему люди обменивают какие-то бумажки или железки на вполне полноценные товары. Спонтанный порядок «язык» — это правила извлечения звуков и произнесения их в определенной последовательности, то есть, формирования слов, а также правила, определяющие значение этих слов, расстановки этих слов и так далее.

Мы называем эти действия «правилами», потому, что они так или иначе привязаны к определенным ситуациям, то есть, они описывают порядок действий (или запрещают некие действия). Эти ситуации могут быть самыми общими (правило «не убий-не укради» действует при любом взаимодействии) или довольно частными (правило передачи денег в маршрутке).

Существование этих правил делает возможным сосуществование с незнакомцами, то есть, делает возможным взаимодействие неограниченного числа людей. Обращаясь к кому-то вам просто нужно произносить звуки в правильном порядке, то есть, попав в ситуацию, когда вам нужно взаимодействие с любым человеком в любом месте вы просто следуете правилам, зная, что незнакомец тоже знаком с этими правилами и может расшифровать ваше послание. Точно так же спонтанный порядок «деньги» связывает вместе миллиарды людей, поскольку они знают о том, что деньги меняются на что угодно. 
Как и в случае скворцов, правила спонтанных порядков создают своего рода «человека плюс». Собственно, эти правила и отличают нас от животных. «Человек минус» - то есть, человек незнакомый с правилами спонтанных порядков практически не встречается, это либо люди с серьезными отклонениями в психике, либо маугли.
И последнее на сегодня — правила спонтанных порядков передаются воспитанием и подражанием. Базовые и наиболее сложные правила — язык и этика — это дело воспитания (которое тоже часто просто подражание), большинство остальных мы перенимаем осознанно или неосознанно. Человек, который никогда не ездил в маршрутке, попав в нее, обычно бывает способен выделить правила, которые применяют люди, когда они оказываются в ситуации «еду в маршрутке, оплачиваю проезд».

Продолжение следует

Оценка материала:

5.00 / 14
Что такое государство и откуда оно берется. Скворцы и люди 5.00 5 14
Колонки / Владимир Золотoрев
05.04.2018 2583
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Немного о разнице между психологией и праксиологией Немного о разнице между психологией и праксиологией

    Наткнулся на очередные цікаві досліди в области психологии, которые, как обычно, претендуют на то, чтобы объяснить социальное поведение людей, но вместо этого демонстрируют его полное непонимание.

  • Ведь Мизес и Хайек не были анархистами! Ведь Мизес и Хайек не были анархистами!

    Уже несколько раз в качестве аргумента против «анархо-капитализма» слышал примерно такое: «Вот вы ссылаетесь на Мизеса и Хайека, а ведь они не были анархистами». После этого иногда приводят цитаты, в которых Мизес или Хайек говорят о пользе государства.  

  • Есть ли от активистов польза или Добрыми намерениями Есть ли от активистов польза или Добрыми намерениями

    Читатели этой колонки, наверное, давно заметили критическое отношение автора к разного рода активистам. Активисты, вне зависимости от их целей и методов проходят у меня под общим именем «прогрессивной общественности». Эта самая общественность постоянно занята поисками непорядка и попытками его устранить, чем и вызывает неодобрение автора этих строк.  

  • Why nations prosper. Уроки английского Why nations prosper. Уроки английского

    В этой колонке мы опять будем вспоминать книжку Аджемоглу и Робинсона Why nations fail и вспоминать в связи с одинм важным моментом, который стал для меня более понятен благодаря этой книге.

  • Why nations prosper. Ужасы экономического роста Why nations prosper. Ужасы экономического роста

    В предыдущей колонке мы говорили о том, что мейнстримные экономисты до сих пор ищут ответ на вопрос о происхождении богатства народов. Ответ, который дает экономическая теория их не удовлетворяет, поскольку в нем нет места правительству и проводимым им «политикам». В результате, мейнстрим не только порождает целые направления вроде «экономики благосостояния», которые призваны бесконечно “решать проблему», но и регулярно радует нас толстыми книгами, авторы которых разгадывают «загадку» богатства.