31.05.2018 1974

Что такое государство и откуда оно берется? Заключение

Итак, мы попробовали сделать беглый очерк возникновения государства, его существования и перспектив избавления от него. Теперь сделаем некоторое обобщенное заключение.  

Социальная эволюция (то есть, эволюция правил) позволила будущим людям получать преимущества от взаимодействия друг с другом. Во многом это стало возможным потому, что правила ограничивали агрессию и делали ее маргинальной. Точнее говоря, те сообщества, которые практиковали такие правила, получали преимущества перед другими, что способствовало распространению этих правил.
В более позднее время оформился механизм страховых сообществ, (как правило, «расширенной семьи»), который способствовал тому, что члены этой группы были заинтересованы контролировать своих членов, поскольку несли издержки в случае их агрессии.
Такая система хорошо ограничивала агрессию внутри «большой группы» (то есть, рода, клана, племени), но никак не ограничивала ее в случае конфликта между членами разных «больших групп». Строго говоря, все члены другого племени находились вне закона и потому не существовало ответственности за их убийство или грабеж.
Поэтому практики агрессии (вплоть до геноцида) одной группы в отношении другой поначалу не имели универсального тормоза, какой существовал в виде страховых групп для агрессии внутри группы. Это и стало почвой для появления государства.

При этом, надо отметить, что никакой обреченности на появление государства не существует.   Первоначально эволюция «победила» агрессию внутри группы, и она продолжилась и на отношения между группами. «Тормоз» находился в процессе создания. Страховая система оказалась способной масштабироваться, кланы могли включать в себя несколько миллионов человек, племена создавали союзы, в рамках общего права возникли механизмы, которые позволяли обеспечить взаимодействие между представителями разных групп (институт гостеприимства) и решать конфликты между ними (суды справедливости). То, что государство возникло и закрепилось является историческим обстоятельством, а не универсальной закономерностью, порождаемой «человеческой природой» или «механизмами функционирования сообщества».

Формы агрессии между группами тоже развиваются и эволюционируют. Более продвинутой формой грабежа становится дань, а более продвинутой формой дани — рэкет, то есть, ситуация, когда грабитель не уходит, а остается жить среди своих жертв и дань, которая имеет «срок действия» превращается в бессрочный «вечный» налог. Рэкет — это первая фаза государства. Подавляющее большинство государств не пережило этой фазы. В развитии государства можно выделить такую последовательность — набег, дань, рэкет (выделение суверенной территории), налог, присвоение правовой системы, монополизация принуждения, монополизация других сфер деятельности. 

Как только государство присваивает себе правовую систему, то есть, начинает «решать вопросы» покоренных в обмен на признание «законным» грабежа в свою пользу, происходит решающее изменение. Спонтанный порядок права отныне получает поддерживаемое регулярным применением организованной силы «исключение». То есть, государство в какой-то степени становится частью спонтанного правового порядка. С этого момента государство превращается из захватчика в паразита. Государство, как организация теряет свое значение, основные механизмы теперь работают через стейтинг - «отравленные», «зараженные паразитом» спонтанные порядки.

Здесь важно понимать, что государство не порождает никаких самостоятельных спонтанных порядков. Его функционирование на уровне взаимодействия между людьми сводится к тому, что для отдельных людей в отдельных случаях существуют исключения из правил спонтанного порядка, которые поддерживаются специальной организованной силой.
Это приводит нас также к пониманию того, что не существует никакой «проблемы состояний». Нет никаких отдельно стоящих «анархии» и «государства», которые якобы заменяют друг друга. «Анархия» никуда не исчезает после того, как в ней заводится «государство». Именно за счет «анархии», то есть, свободного взаимодействия людей в рамках правил спонтанных порядков и существует «государство». Это отношения паразита и хозяина, никакого государства без «анархии» существовать не может. 
Наконец, понимание того, что государство «проникло» в спонтанные порядки, означает, среди прочего, что итоговое воздействие, которое мы получаем от государства, больше не находится в царстве осознанного замысла, а является проявлением самоорганизующегося децентрализованного (а значит неуправляемого) процесса стейтинга - расширения государства.
Децентрализованность и самоорганизация стейтинга означает, что государство не способно остановиться и будет расширяться до полного уничтожения общества. Политические методы, то есть методы воздействия на формальную организацию никак не влияют на этот процесс, более того, в системе стейтинга они лишь подстегивают дальнейшее расширение, ликвидируя отжившие и неэффективные формы.

Будущее человечества определяется тем, какой из децентрализованных процессов возьмет верх — процесс расширения государства или процесс социальной эволюции. Последний не только не закончился, но и, видимо, ускорился, породив такие явления как интернет и т. п., однако государство демонстрирует способность поставить эти достижения себе на службу.

Более того, стейтинг уже давно бьет по самим основам механизмов социальной эволюции и продуктивных спонтанных порядков. Культурный марксизм и постмодернизм атакуют основные социальные институты, которые с одной стороны, являются продуктом социальной эволюции, с другой — обеспечивают ее продолжение и ускорение.

Современные люди привыкли считать прогресс само собой разумеющимся состоянием, однако, не существует никакой обреченности на прогресс. Наше развитие невозможно без свободы человека самому принимать решения, которые касаются его жизни и следующих из нее феноменов права, частной собственности, капитала и т.д. Как показывает опыт коммунистических стран, попытки радикально воздействовать на эти факторы развития, приводят к войнам, деградации и физической гибели огромного количества людей. Поэтому, успешный стейтинг вполне в состоянии ликвидировать сами причины роста и привести нас к деградации и вымиранию.

Остановить стейтинг привычными политическими методами невозможно. Основная проблема состоит в том, что он осуществляется через спонтанные порядки, попросту являясь их регулярным «узаконенным» нарушением. Преимущества, которые дают нам спонтанные порядки, не являются очевидными, точнее, не являются легко идентифицируемыми. Чаще всего, благотворные результаты их использования имеют вид непредвиденных последствий и попросту не замечаются, не осознаются или считаются само собой разумеющимися. Точно так же не осознаются и последствия их нарушения. Подавляющее большинство людей исходят из того, что все, что встречается им в социальной жизни является плодом чьего-то замысла и ищут ответы на свои вопросы в системе, которая позиционирует себя как царство осознанного замысла, то есть, в политике и, шире, в социальной инженерии.

Тем, кто хочет повлиять на происходящее, нужно для начала понимать его. Большинство экономических, социологических и юридических концепций являются в той или иной мере продуктами стейтинга. С другой стороны, альтернативные взгляды не имеют пока что вида сколько-нибудь законченных теорий и здесь открываются возможности для обширной исследовательской программы.

 

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 12
Что такое государство и откуда оно берется? Заключение 5.00 5 12
Колонки / Владимир Золотoрев
31.05.2018 1974
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Трамп, комсомол и перестройка Трамп, комсомол и перестройка

    С большим, скажем так, интересом наблюдаю за таким явлением, как Дональд Трамп. Явлением потому, что этот человек в силу обстоятельств (к которым относятся и его личные качества) показал, чем является современная политика, во что она превратилась и во что еще может превратиться. Грубо говоря «президентство Трампа» это такой себе «срыв покровов», для многих неожиданный причем до такой степени, что они отказываются замечать то, что под этими покровами обнаружилось.

  • Стивен Пинкер, насилие и агрессия или Поубивают ли друг друга анархисты Стивен Пинкер, насилие и агрессия или Поубивают ли друг друга анархисты

    Периодически встречаю в сети ссылки на книгу Стивена Пинкера The Better Angels of Our Nature: The Decline of Violence In History And Its Causes. Почти всегда ссылки на Пинкера приводятся в качестве аргумента того, что без государства прожить невозможно или что государство, хотя и зло, но тоже приносит пользу. И, опять-таки, почти всегда цитируют одну и ту же фразу  "Если бы уровень смертности от насилия был в 20 веке, как у племенных войн, то погибло бы в двух мировых войнах и Холокосте не 100 миллионов человек, а два миллиарда". Эта фраза и ссылка на исследование Пинкера является тем самым аргументом против анархии. 

  • Конституция против права или Устарел ли hardcore? Конституция против права или Устарел ли hardcore?

    Дискуссия вокруг конституанты полезна хотя бы тем, что в ней постоянно всплывают всяческие заблуждения. Вот, например, Дацюк в своей заметке написал: “Проблема пана Бистрицького (Быстрицкий, отвечая Дацюку, говорил об общественном договоре в его историческом понимании, - ВЗ) в тому, що він використовує дуже архаїчне розуміння суспільного договору, посилаючись на класиків суспільно-політичної думки.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2)

    В предыдущей заметке мы говорили о происхождении «общественного договора» и о том, что какой-то смысл в этой идее есть только тогда, когда она используется как метафора неких подразумеваемых правил взаимоотношений между «властью» и «народом». Кроме того, шла речь о том, что нельзя понимать конституцию, как синоним «общественного договора» и о том, что конституция сама по себе не является инструментом «изменений к лучшему», принятие новой конституции не способно «отменить» сложившиеся отношения.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1)

    Недавно среди украинских экспертов и прогрессивной общественности вновь началась дискуссия по поводу «конституанты» и «нового общественного договора» (Дацюк написал заметки здесь, здесь и здесь, вокруг этого возникло обсуждение, а вот здесь можно понаблюдать за людьми, которые в прямом эфире пишут новый общественный договор). Активизация дискуссии была вызвана выступлением Тимошенко, которая произнесла несколько  новых для пересичного слушателя слов (общественный договор, конституанта, блокчейн). Понятно, что Тимошенко знать не знает, что такое «общественный договор», «конституанта» и, тем более, «блокчейн». Точно так же, очевидно, что если она когда-то и прибегнет к мероприятиям, которые она назовет «конституантой», то исключительно ради своих политических целей. Тем не менее, новые слова были сказаны «топовым политиком» и, тем самым, перенесены из маргинального поля активизма и экспертизы в политическую повестку дня.