Жизнь и Стиль
Общество
17.02.2008 47189

Наталия Сумская. Не родись красивой

Наталия Сумская считает, что актриса должна заявить о себе около двадцати, а потом «потеряться» в возрасте между двадцатью и сорока

Инна КОРНЕЛЮК, Контракты

В интервью Контрактам народная артистка Украины Наталия Сумская рассказала о том, что:

1) когда карьера развивается ровно, то ничего великого в жизни не происходит
2) актеры называют огромную сумму, если не хотят участвовать в каком-то проекте
3) не снимается в сериалах, потому что деньги не главное

Театр начинается с колыбели

Наталия Вячеславовна, при поступлении в театральный институт помогло вам то, что ваши родители тоже актеры?

— Помогло, ведь мне было у кого учиться, а в институте мои родители оставили о себе добрые воспоминания. Что касается привилегий, то при поступлении меня спросили: «Вы, наверное, дочь знаменитых актеров?» А я почему-то сказала: «Нет, однофамилица». Была не готова к этому вопросу. Еще не осознавая в те годы, что природные данные моих родителей: и голос, и фактура — это таланты, с которыми рождаются, я была уверена, что театральная профессия — наука, которую постигают. Имена моих родителей были постоянно на слуху, наверное, побоялась, что меня признают недостаточно способной к учебе. Хотя, конечно, со временем меня «разоблачили», я же Вячеславовна по отчеству, причем в институте преподавали педагоги, учившие еще моих отца и маму.

Итак, к какому выводу вы пришли по окончании института: актерство — наука или талант?

— У меня так сложилось, что любовь к театру, как бы это пафосно ни звучало, передалась с материнским молоком. Я в театре и росла, и училась заодно. Когда родители брали меня с собой на гастроли, мне выпадала уникальная возможность видеть и наслаждаться лучшими образцами актерской игры. Одновременно и смысл этого таинственного действа вошел в меня, мимоходом училась. Я очень любила смотреть, как играют актеры Львовского театра им. Марии Заньковецкой: Василий Яременко, Богдан Козак, Анна Опанасенко (мама Наталии Сумской. — Авт.). Это голоса, это фактура, это такая актерская убедительность, это просто кумиры! Я много переняла у отца. Когда потеряла его, тогда лишь поняла, насколько он много значил для меня и как много он мне дал. Он нигде не учился, но это не мешало ему перепеть столько оперетт! Я училась любить театр у мамы, хотя она когда-то хотела быть учителем, но ей Варвара Семеновна Довженко (первая жена Александра Довженко) посоветовала: «Вам нужно идти в театр».

Откровенное закулисье

Есть версия, что вы были одной из первых актрис, снявшихся в советские времена в откровенных сценах. Если это правда, то не жалели потом об этом?

— Нет, я не снималась. Этот вопрос не ко мне, а к моей сестре. Я работала в кино, когда вкусы зрителей не удовлетворялись оголенностью в кадре. Маэстро Феллини и Антониони обходились без этих приемов. Вообще я очень скептически отношусь к откровенным сценам, поскольку их еще надо уметь снимать. Сейчас, похоже, просто поветрие на разные откровенности перед камерой. Женщина должна, кроме красивого тела, иметь иную красоту, женщина, которая является личностью, намного ярче, чем просто красавица. На первом месте у меня всегда была не столько фактура тела актера, сколько сила его игры, актерское мастерство.


И тут выхожу я — вся в белом

Но ведь привлекательное лицо, тело — это также из актерского арсенала, и его надо задействовать.

— Да, но одного красивого тела мало. Уверяю вас, актерский талант — дар. И это еще не известно, можно ли научить играть. Ведь есть ремесленники и в этой профессии.

Тем не менее режиссеры не всегда вам доверяли те роли, к которым вы стремились. Почему?

— У каждого режиссера свои актеры, которых он регулярно снимает. В кино нужно постоянно лоббировать свои профессиональные интересы. Насильно мил не будешь. Чтобы ты был постоянно задействован в каких-то постановках или фильмах, сам должен заботиться об этом. В этом немалая сложность профессии. Ждать большой роли можно всю жизнь. С другой стороны, то время, когда ты ждешь роли, можно потратить с пользой — аккумулировать силы.

Как каждый актер вы стремились играть главные роли. Как вы получали их?

— Дебютной ролью моей мамы была «Наталка Полтавка». Она меня назвала Наталкой, и моя первая знаковая роль тоже была в пьесе Ивана Котляревского. Или еще такая история. Нашим людям свойственно не сдавать книги в библиотеку или дарить кому-нибудь, а где-то возле дома выбрасывать, словно подкидывать. Так моя мама однажды нашла недалеко от дома книгу Веры Кетлинской «Мужество». Позже я полетела сниматься в сериале по сценарию именно этого романа. Потом мама нашла «Перехресні стежки» Франко — и я сыграла в сериале «Преступление со многими неизвестными» по мотивам именно этого произведения. В телеспектакль «Закон» по Винниченко я тоже попала вроде случайно. У меня не было крыши, никто меня не опекал, то есть ничьим протеже я никогда не была. Вот так, прежде чем я должна была сыграть каждую из «своих» ролей — или в театре, или в кино, происходили удивительные случаи. Каждой моей роли, как бы удивительно это ни прозвучало, предшествовал какой-нибудь знак.

В кино, как известно, практикуется кастинг. А как можно получить роль в театре?

— Иногда кастинга нет и перед киносъемкой. В театре его вообще нет. В моем профессиональном опыте такая процедура перед театральной постановкой была лишь раз, когда на роль Жанны в рок-опере «Белая ворона» утвердили меня и еще троих актрис. Кого выбрать на главную роль, всегда решает один человек — режиссер. И о его критериях выбора актер может лишь догадываться. Это может быть как характерная манера игры, так и выразительный тип лица, некоторые особые черты, которые являются определяющими для главного героя в замысле режиссера. Универсальных критериев не существует, поскольку имеют значение именно индивидуальные характеристики актера, которые одному режиссеру могут понравиться, а другому — наоборот. Иначе говоря, все решает персональное видение творческого руководителя.

Как вы действовали в ситуации, когда не удавалось получить ту роль, на которую претендовали?

— Как бы ни сложилась актерская судьба, творческий потенциал можно реализовать, например, на телевидении. Кроме того, если у тебя есть семья: дети и муж, то нужно им помогать и радоваться их успехам. Когда я наблюдаю за развитием карьеры зарубежных звезд — Бритни Спирс, Ким Бесинджер и многих других очаровательных женщин, то удивляюсь, почему настолько финансово успешные люди так часто ломаются психологически. Ведь имея такие крупные средства в распоряжении, можно сделать много добрых дел, дарить людям хорошие эмоции и самому получать от помощи людям радость. Как бы неожиданно это ни прозвучало, но украинские актрисы и, скажем, американские — очень разные, и жаль, что между нами нет контакта, не существует обмена профессиональным опытом.

А приходилось ли вам самой отказываться от съемок в кино?

— Да, потому что нужно выбирать. Возможно, в молодые годы я снималась в тех фильмах, которые были далеко не самыми лучшими. Но без них, вероятно, не было бы моих будущих главных кинокартин. Уже в зрелом возрасте начала отказываться от ролей сознательно. Всех денег не заработаешь. Мне дороже семья и здоровье, ведь в этой беготне можно потерять больше, чем заработаешь. Актриса перед выходом на сцену должна найти хотя бы час для сна, чтобы вечером выглядеть и чувствовать себя хорошо. Ни одна косметика не заменит дневного сна. Если играешь в спектакле главную роль, то нагрузка очень большая. А если будешь бегать по киноплощадкам, вечером у тебя не будет сил вообще.

Не требовался ли помощник или агент в карьере?

— Помнится, когда Анни Жирардо приезжала в Украину, ее сопровождал агент, однако он в основном исполнял обязанности администратора ее тура, заботился о том, чтобы ей было удобно. А она сидела в гримерке, не снимая грим, ждала и удивлялась: «А где же мои почитатели? Я бы хотела пообщаться со своей публикой». Он ей говорил: дескать, а почему же вам не отдохнуть. Она его не понимала: «Нет, это тоже моя работа. Я же для этого живу!» В отечественной театральной практике не было и нет агентов. Менеджеры и помощники появились в Америке, очевидно, от личной беспомощности актеров. Что касается наших педагогов, то они всегда были в почете на Западе, который у нас их «одалживал». Менеджеры и помощники стали сейчас у нас популярными, возможно, потому, что количество театров увеличилось, да и театральная жизнь оживилась. Наверное, чтобы вести переговоры, касающиеся организации гастрольного турне, и нужны менеджеры. А больше ни для чего. В театральной компании «Бенюк и Хостикоев», в которой я работаю, есть администратор, согласовывающий со мной организационные вопросы.

То есть пока украинские актеры не нуждаются в услугах профессионального агента?

— По большому счету наши актеры, скорее всего, не нуждаются в профессиональных агентах — кино и театр в Украине находятся еще не на том уровне развития, как в Америке. Хотя, с другой стороны, в театре могли бы быть не просто очередные режиссеры, следящие за общим ходом спектакля, а такие, условно говоря, советники, которые после театрального представления подсказывали бы каждому актеру, как можно было бы сыграть слаженнее, убедительнее.

В семье великой...

Часто женщина должна выбирать между карьерой и материнством. Как вам удалось это совместить?

Кто играет главную роль — сомнений нет

— Существует стереотип, что актерские семьи нестабильны, но хочу заметить: разводы чаще бывают как раз не в семьях театральных актеров, к которым я себя причисляю, а киноактеров. Театр — более устойчивый организм, чем кино, то есть не нужно далеко уезжать, оставлять семью, детей. Тем не менее мне пришлось разрываться между карьерой и материнством. Так как для настоящей матери ее ребенок важнее, чем работа. Вместе с тем женщина гармоничнее, если она смогла реализоваться и как мать, и как специалист своего дела. Тем более что рождение ребенка мобилизует силы. А особенность актерской профессии в том, что нужно успеть заявить о себе в молодом возрасте, где-то около двадцати, а потом «потеряться» между двадцатью и сорока. Ведь и 40-летние актрисы играют молодых девушек, и в этом нет ничего необычного. Я успела.

Не возникало ли между вами и вашей сестрой Ольгой конкуренции в профессиональных вопросах? Вы ведь играете в постановках одной театральной компании «Бенюк и Хостикоев».

— Действительно, такого прецедента, чтобы большая семья играла в одном спектакле, еще в Украине не было. Но мы все профессиональные актеры, которыми руководит режиссер, поэтому должны подчиняться ему и отделять рабочие и семейные вопросы. Да, иногда, как и в любом коллективе, возникают недоразумения, хотя отношения, без сомнения, теплее. Я радуюсь успехам своей сестры. Ольга — это мощный двигатель, и даже если случаются испытания в жизни, они только на пользу сильной личности и хорошей актрисе. Читая о чьих-то невероятных биографиях, ловим себя на мысли, что когда судьба и карьера идут ровно, то ничего великого в жизни словно бы и не происходит.

Кажется, создание вашим мужем театральной компании крайне положительно отразилось на вашей карьере?

— Встреча с Анатолием Хостикоевым стала ключевым моментом не только в карьере, но и в жизни. Как актер он для меня будто озарение. Мой муж — это человек, который постоянно мне интересен. Мы играли в пьесе «Васса Железнова» Горького, у меня была роль такой странноватой младшей дочери Вассы — Людмилки Железновой. Режиссер тогда сказал, что эта роль мне особенно удалась. Признаюсь, похожие характерные роли чудаковатых, сумасшедших героинь мне всегда удавались. А роль Пятеркина, приживалы в уважаемом доме Вассы, играл Анатолий Георгиевич. Все были влюблены в Пятеркина, дерзкого красавца. Восхищены этим талантливым и невероятно привлекательным героем были не только актеры спектакля, но и публика. В следующий раз мы с Анатолием играли в рок-опере «Белая ворона», где я была исполнительницей роли Жанны д’Арк, а ее возлюбленного, Жюльена, играл Анатолий Хостикоев, и тогда наше творчество переросло в чувства, которые соединили нас и объединяют до сих пор.

Деньги не главное

Вы используете свои актерские таланты во время телесъемок программы «Ключевой момент»?

— На телевидении я такая, как есть. Это в театре у меня роли, а на телевидении я модератор, который переживает за героев. Жизнь гостей программы иногда такая драматическая, что в истории драматургии еще нужно поискать похожие сюжеты. В ней все по-настоящему. Однако как ведущая прежде всего я знакомлюсь со сценариями Ключевого момента, написанными редакторами программы, которые адаптируют письма, поступающие от героев программы. А я должна вникнуть в каждую историю, иначе говоря, в чужую жизнь. Это непросто сделать за 20 минут до телесъемки. Я обязана знать о своем герое как можно больше, словно родной человек. Более того, должна вызывать доверие. Сложность работы, собственно, в том, что предвидеть, что произойдет в программе, вообще невозможно. Часто мне сообщают: «Замена истории» — бывает, что кто-то не приехал, а кто-то среагировал на слова родных слишком эмоционально.

Почему вы не снимаетесь в телесериалах? Вас не устраивают условия работы, небольшая плата за длительные съемки?

— Честно говоря, предпочитаю не тиражировать себя так, как Александр Домогаров. Возможно, кто-то поймет, что зритель не хочет видеть постоянно одни и те же лица в телевизоре. Сейчас в Киеве снимают питерцы и москвичи, приглашают, но я не соглашаюсь. Меня интересует, в какой роли меня увидят в Украине, а какое к этому отношение имеют российские второсортные сериалы? Что касается оплаты, за один день съемок актер получает от ста долларов. Роли примитивны настолько, что понимаешь: без них проживешь. Обычно актеры называют огромную сумму, если не хотят участвовать в каком-то проекте. Когда у меня спрашивают о деньгах за съемку, я не кокетничаю, а спрашиваю: «На какую сумму вы рассчитываете?»

Хотелось ли вам поработать с зарубежными режиссерами?

— Да, с Никитой Михалковым. Кстати, он знаком с Анатолием Георгиевичем, они обсуждали возможность сотрудничества, правда, потом профессиональные пути разошлись. Я мечтаю поработать с Мэлом Гибсоном, Пьером Ришаром, хотя понимаю, что мы движемся по разным траекториям.

Почему зарубежные режиссеры нечасто приглашают украинских актеров к сотрудничеству?

Галатея нашла своего Хостикоева

— На мой взгляд, главная причина в том, что между нами нет контактов. Если бы был международный клуб деятелей театра и кино! Например, рок-опера «Белая ворона» появилась на самых высоких подмостках благодаря тому, что меня натолкнули на эту идею коллеги из провинции, и я поняла: она достойна реализации в Киеве. Так что от общения очень много можно почерпнуть.

Были ли вы довольны заработками в советское время?

— В начале 80-х заработала три тысячи рублей благодаря киноролям. На то время это были большие деньги, когда в среднем актер зарабатывал где-то 20-30 рублей за съемочный день. Как-то так пошло, что роли одна за другой. Кстати, дороже всего стоил съемочный день у именитых актеров, таких как Тихонов, — 70 рублей. Но с умом эти деньги потратить молодая актриса, то есть я, не сумела, так как надо было приобрести шубку, духи. (Смеется.)

Сколько сейчас платят театральному актеру в месяц?

— Около трех-четырех тысяч гривен, это зависит от категории актера. В последнее время речь идет о том, что актерам национального театра повысят зарплату. В конце концов, когда я начинала, то зарабатывала 90 рублей в месяц, чуть позже — 120 рублей и так далее по восходящей. Кроме того, я еще снималась в кино и за это тоже получала деньги. Это были 1970-е годы. Прежде всего я жила сценой, а не преследовала цель заработать. Теперь актеры кино могут иметь значительно больше, чем когда-то. Заметьте, театральные актеры и на Западе не получают за свою игру таких больших денег, как киноактеры... Это особое состояние — жить на сцене. Его никто никогда не исследует. Это такое вдохновение, что иногда забываешь, что ничего не ела в течение дня. На мой взгляд, это свидетельство высокого качества работы.

 

Досье

Наталия Сумская родилась 22 апреля 1956 г. в с. Катюжанка Киевской области

Образование

Киевский государственный институт театрального искусства им. И. Карпенко-Карого

Достижения

Народная артистка Украины, актриса Национального академического драматического театра им. И. Франко, киноактриса и телеведущая, лауреат премии «Киевская пектораль» 2000 года (за роль Маши в «Трех сестрах»)

Роли в театре: Дидона («Энеида»), Элиза Дулитл («Пигмалион»), Жанна д’Арк («Белая ворона»), Мари («Блез» Манье), Фиорелла, Матильда («Сеньор из высшего света»), Анна («Кин IV»), Маруся Кайдашиха («Кайдашева сім`я»);

в кино: Мария («Горы дымят»), Маричка («Государственная граница»), Юлия Шаблинская («Для домашнего очага»)

Кем бы могла стать: певицей в варьете

Главное событие в жизни: встреча с Анатолием Хостикоевым

Кредо: работа

Хобби: историческая, мемуарная, философская литература

Последняя крупная денежная трата: покупка автомобиля

Оценка материала:

4.60 / 5
Наталия Сумская. Не родись красивой 4.60 5 5
Жизнь и Стиль / Общество
17.02.2008 47189
Еще материалы раздела «Общество»