НОВОСТИ ДНЯ: В Чернобыле создали художественный "Ковчег"  В Киеве не планируют переводить все школы на дистанционное обучение  На зонде NASA, который «терял» образцы астроида, уладили проблему  В Украину идут похолодание и дожди  Иммунитет после COVID-19 сохраняется не менее пяти месяцев  Синоптики спрогнозировали, когда в Украине снова потеплеет  90-95% инфицированных Covid не нуждаются в госпитализации - практикующий врачвсе новости дня
15.02.2016 8629

Победить бедность, выбраться из руин: главные задачи власти

Ко дню отчета правительства перед Верховной Радой можно отнестись как к настоящему политическому Рубикону. Этот день может стать либо окончанием затяжного политического кризиса, либо окажется его настоящим началом. При этом вариантов развития ситуации так много, что происходящее выглядит настоящим броуновским движением – процесс, который вряд ли может позволить себе страна, зависящая от международных кредиторов и с трудом преодолевающая экономические проблемы.

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.

Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.

Даже сегодня, за день до правительственного отчета, мы не знаем, хватит ли у парламента голосов, чтобы отказаться от утверждения программы кабинета и затем отправить правительство в отставку. Даже сами подписи, необходимые для внесения вопроса в повестку дня, только начали собираться параллельно двумя фракциями коалиции, каждая из которых в любой момент может приостановить этот процесс. Но, предположим хватит – и мы не знаем, достаточно ли будет голосов для формирования нового кабинета. Ясно только одно – любое новое правительство может быть сформировано теми же фракциями, которые создали функционирующий кабинет. Поэтому все призывы к персональным отставкам, даже к смене премьера – это не более чем факторы политической конъюнктуры. В правительстве – кто бы в нем ни был – сохранятся те же центры влияния. Других просто нет. Более того, те же центры влияния сохранятся даже в случае досрочных парламентских выборов – разве что уменьшится представительство Народного фронта, увеличится – Батькивщины или Самопомощи, а БПП мимикрирует под два  проекта, связанных с именами Петра Порошенко и Михаила Саакашвили – но с теми же людьми, которые работают во фракции президента или были рекомендованы ею же в правительство.

Поэтому на самом деле необходимо думать не о том, как сместить правительство, провести новые парламентские выборы и даже не о том, как успокоить народное раздражение. Народное раздражение, к моему большому сожалению, будет сопровождать любое украинское правительство вплоть до начала улучшения жизни людей. И не нужно лгать самим себе, что люди раздражаются из-за коррупции. Очевидно, что коррупция не может никого радовать. Но вот только если бы зарплаты и доходы росли, а цены падали, коррупцией были бы заинтересованы исключительно мы, журналисты – даже антикоррупционные активисты занялись бы каким-нибудь более популярным обличением. И, между прочим, именно поэтому борьба с коррупцией не стала важным трендом после Оранжевой революции – тогда люди были сыты.

Это отнюдь не означает, что с коррупцией не нужно бороться. Нужно – только народное раздражение этим не погасить. Люди станут добрее к политикам только когда последним удастся победить бедность.

Вопрос как это сделать в нынешних условиях требует простого ответа – необходимо продолжать экономические преобразования, не останавливаясь. Необходимо создавать соответствующие условия для среднего и мелкого бизнеса, реформировать суды и прокуратуру, приватизировать государственные предприятия, создать эффективную налоговую систему. На самом деле для успеха Украины нужно не так уж много – чтобы люди могли заниматься своим делом, не опасаясь чиновников, чтобы государство ушло из экономики, чтобы в стране был справедливый суд, чтобы граждане платили налоги, а не уходили в тень, чтобы страна стала привлекательной для инвесторов из-за рубежа. Но при всей простоте этой схемы она не так уж просто осуществляется. Многие европейские страны, которые уже давно присоединились к Евросоюзу, не могут похвастаться по-настоящему справедливым судом. Та же Грузия, проведшая соответствующие реформы, до сих пор не может дождаться серьезных зарубежных инвестиций – потому что ей особо нечего предложить. В наших условиях появление серьезных зарубежных инвестиций осложняется военным конфликтом с Россией. А сам этот конфликт требует тратить огромные средства на армию – что не нужно было реформируемым центральноевропейским странам, политики которых бойко рассказывают нам, как это просто – реформы на фоне “гибридной войны”. Так что не нужно скрывать от самих себя, что наши преобразования растянутся на годы – и непростые годы. И это будут годы народного раздражения.

То, что мы действительно не можем себе позволить – так это отказа от международного финансирования, политического хаоса и популистского триумфа. Популисты все равно придут и многое испортят – важно только, чтобы они не приходили на руины. И это то, что должны нам обеспечить президент, парламент и правительство – победить бедность, выбраться из руин.

Оценка материала:

5.00 / 6
Победить бедность, выбраться из руин: главные задачи власти 5.00 5 6
Колонки / Виталий Портников
15.02.2016 8629
Еще колонки: Виталий Портников
  • Зачем Эрдогану Украина? Зачем Украине Турция? Зачем Эрдогану Украина? Зачем Украине Турция?

    Илья Куса, эксперт по международной политике: Что я вынес из визита президента Турции Реджепа Эрдогана в Украину? Мои мысли.

  • «Украина почти исчерпала свои девять кошачьих жизней. Осталась одна — последняя» «Украина почти исчерпала свои девять кошачьих жизней. Осталась одна — последняя»

    Александр Кочетков, политтехнолог: С некоторым удивлением понял, что восприму неудачное правление президента Зеленского как свое личное поражение.

  • Средь шумного бала, случайно: как Луценко и Коломойский в Амстердаме встретились Средь шумного бала, случайно: как Луценко и Коломойский в Амстердаме встретились

    Юрий Бутусов: А вот это на самом деле и есть одно из самых резонансных политических событий. Генеральный прокурор (близкий друг президента Украины), "случайно" встретился с бывшим владельцем и бенефициаром "Приватбанка" Игорем Коломойским, который является фигурантом уголовного дела, ранее открытого Генпрокуратурой о хищении нескольких десятков миллиардов гривен.

  • Умер Бжезинский: это был прирожденный антикоммунист, но страшно умный Умер Бжезинский: это был прирожденный антикоммунист, но страшно умный

    Политолог Виктор Небоженко: Последний раз я с встречался с Збигневым Бжезинским в Вашингтоне 15 лет назад. Он уже тогда был безнадежно старым. Но встречи с украинской делегацией проводил довольно энергично и жестко. Он лучше всех понимал Украину в Вашингтоне и хорошо знал ее проблемы и риски, но тогда тон задавала наша украинская диаспора, которая плотно заселилась в Госдепе и в СМИ и общественном мнении США. А он уже был довольно стар и не при власти.

  • «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке «Конец терпимости»: будет ли война на Дальнем Востоке

    Президент Соединенных Штатов Дональд Трамп жестко высказывается о северокорейском лидере Ким Чен Ыне в своем микроблоге, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о «конце терпимости» по отношению к КНДР. В Европе не очень хорошо понимают, какую обеспокоенность вызывают действия северокорейского руководства в Вашингтоне и – в особенности – в Токио и Сеуле. Если основатель КНДР Ким Ир Сен воспринимался как классический коммунистический диктатор, с которым можно было найти общий язык с точки зрения обеспечения безопасности соседей, то его наследники обнаруживают все большие признаки политической невменяемости. И внук, Ким Чен Ын, представляется куда более опасной фигурой, чем его отец Ким Чен Ир. Никто не знает, что он выкинет завтра, не устроит ли настоящую ядерную бомбардировку и понимает ли подлинный вес своей страны в мире. То, что для бывшего офицера Советской Армии Ким Ир Сена было лишь красивой декорацией для поддержания собственного авторитета, для его внука, похоже, стало реальностью. Если бы вы были японцем или жителем Южной Кореи, вы вряд ли были бы рады соседству с умалишенным. И, конечно, апеллировали бы к США.