Фоторепортажиметки: общество
  • Берлінський мур: 30 років нема фізично, але все ще є у головах Берлінський мур: 30 років нема фізично, але все ще є у головах

    Берлінський мур відокремлював Західний Берлін від східнонімецької держави НДР, яка перебувала в сфері впливу СРСР. Бетонна конструкція була споруджена в 1961 році. При спробах подолати її були вбиті сотні людей. 9 листопада 1989 року Берлінський мур, який розділяв Німецьку Демократичну Республіку і Федеративну Республіку Німеччина майже 30 років, був проломлений. Ця подія стала символом падіння комуністичних режимів у Центральній і Східній Європі і возз’єднання не лише Німеччини, а й Європи.

    11.11.2019 23 2705
  • Киевское метро в объективе Дмитрия Дятлова Киевское метро в объективе Дмитрия Дятлова

    Фотограф и путешественник Дмитрий Дятлов: «Киевское метро – уникально! И с годами становится все красивее. Достаточно просто покататься в нем несколько дней, и репортаж готов. Мрамор, граффити, стихийная торговля, мосты над Днепром и главное – люди – придают особый колорит. И это правда уникально, такого больше нигде нет».  

    30.10.2019 31 3488
  • Фотопроект «Разъеденяющая связь»: реальный мир или жизнь в смартфоне? Фотопроект «Разъеденяющая связь»: реальный мир или жизнь в смартфоне?

    Ал Лапковский — отмеченный наградами фотограф, а настоящее время работает в Европе. Такое описание даёт своему проекту Аль Лапковский: «В этой одежде, освещенной голубоватым светом, когда-то был человек». 7,5 часов в день. Столько времени современные дети проводят перед экранами каждый день. Подростки проводят до девяти часов только в соцсетях. Некоторые дети проводят в среднем 7,5 часов перед экранами каждый день. Всё верно — 7,5 часов. Это примерно столько же времени, сколько большинство взрослых проводят на работе каждый день. Подростки проводят до девяти часов в день только в соцсетях. Удивительно, но в среднем каждый человек тратит почти два часа (примерно 116 минут) на социальные сети каждый день, что означает 5 лет и 4 месяца, потраченных за всю жизнь. В настоящее время общее время, проведенное в социальных сетях, превосходит время, затраченное на еду и питье, общение и уход за собой. Осознание того, сколько времени средний человек на самом деле тратит на социальные сети, становится более четким, если сравнить цифру (пять лет и четыре месяца) с одним годом и тремя месяцами, которые мы проведем в течение всей жизни, общаясь с друзьями и семьей в реальной жизни. Мы исчезаем, перестаем существовать, погибаем. Мы не можем представить свою жизнь без синих экранов. Мы засыпаны новостями, обновлениями и статусами. У нас тысячи друзей, и все же мы одни. Мы полупрозрачны, потерялись в голубом свете бесполезной информации и фальшивого чувства принадлежности. Основная цель этого проекта — проиллюстрировать, как мы продолжаем разъединяться с окружающей нас реальностью в любой данный момент и вовлекаемся в то, что, возможно, реально, но не так важно и актуально сейчас; Как мы просто по привычке выбираем чаще смотреть на экран, а не оглядываться вокруг, писать кому-то вместо разговора с человеком, сидящим перед нами; Как наш разум становится глобальным в том смысле, что мы можем вступать в разговор с людьми, которых мы едва знаем, и в то же время игнорировать кого-то очень близкого и реального. Ал работает в самых разных областях и стирает границы между коммерческими изображениями и художественной фотографией. В своем стилистическом подходе Ал получил множество международных наград, в том числе первое место на конкурсе International Photography Awards (IPA) 2018 в категории «Профессиональная реклама/Самореклама» и первое место в категории «Профессиональное портфолио» в Токио. Начав свое фотографическое путешествие в Лондоне в 2003 году, Лапковский всегда был настроен на бесконечные фотографические эксперименты, бросал вызов традиционным представлениям о фотографии и предоставлял зрителю возможность визуализировать подсознание и высвободить силу воображения. «То, что происходит в мире, трудно не втянуть, по крайней мере, в свое искусство. Я не могу это игнорировать,» — говорит Лапковский.

    18.10.2019 19 4999
  • Холодный октябрьский понедельник: замерзшая столица в лицах Холодный октябрьский понедельник: замерзшая столица в лицах

    В начале осени жители Киева радовались теплому воздуху и солнечным лучам. Но не долго музыка играла. Октябрь принес в столицу резкое похолодание и порывистый ветер, к чему многие оказались не готовы.  Понедельник — день тяжелый. И он становится еще сложнее, когда по дороге на работу или учебу вас пронизывает осенний холод. Резкому погодному изменению рады не все жители города. Ведь многие еще не успели достать теплые вещи из шкафа и вышли на улицу в легкой осенней одежде. Но и в этом можно найти плюс. По дороге на работу вы окончательно взбодритесь и забудете про сонливость. А если добавить в эту формулу чашечку горячего ароматного кофе — день точно удастся. В холодный понедельник жители столицы спешат по своим делам. Многие из них явно не ожидали такой погоды и стараются быстрее добежать из одного теплого места в другое. Более продуманные люди уже надели шапки и капюшоны. А «любители экстрима» прогуливаются в легких пальто и кожаных куртках.

    07.10.2019 14 3994
  • Мы сегодня дома, завтра тоже: Современные затворники Мы сегодня дома, завтра тоже: Современные затворники

    В крупных городах давно стало возможным жить не выходя из дома: службы доставки, мессенджеры и электронные платежи могут решить большинство повседневных задач. Наталья Ершова сняла людей, которые добровольно отказываются выходить из собственной квартиры. Хикикомори (или хикки, в переводе с японского — «пребывание в уединении») — современный вид затворничества, при котором человек предпочитает не покидать свое жилище и ограничивает социальные контакты с внешним миром, оставляя лишь узкий круг друзей и родственников. До появления доступного интернета многим хикки было трудно работать и делать покупки, но сейчас эта проблема решена. При необходимости интернет обеспечивает им и общение с внешним миром. Наталья Ершова — фотограф из Москвы, выставлялась в России, Латвии, Франции, Турции: — Когда в институте я писала диплом, у меня были сильные головные боли — оказывается, я простудила нерв на лице. Пока болела, я практически не выходила из дома, общалась только с мужем и в интернете. Тогда я узнала, что есть люди, которые выбрали такой образ жизни добровольно, и я даже знакома в соцсетях с некоторыми из них. Я поняла, что интернет позволяет вести такой образ жизни и это достаточно частое явление. Когда я выздоровела и защитила диплом, то приступила к поиску героев и съемкам. Герои моего проекта — люди, практически не выходящие из своего жилища. Многие работают на дому — программируют, создают сайты, обозревают видеоигры или пишут музыку; кто-то сдает квартиру, некоторых содержат родственники. Это очень разные люди, но их объединяет одно: они «живут» в интернете. У кого-то из них много друзей, с которыми они общаются в сети или у себя дома. А некоторые — современные отшельники. С поисками мне помогли знакомые и друзья: я спрашивала у всех, даже у своего парикмахера, и так постепенно нашла нужных мне людей. С некоторыми я много раз договаривалась о встрече, и они в последний момент отказывались от съемки; приходилось уговаривать. Я снимала своих героев в их квартирах, с их животными и любимыми вещами. Каждому из них я задавала вопрос: почему вы ведете такой образ жизни? Эти люди общаются по большей части с родственниками; бывает, что приглашают домой друзей из сети или старых знакомых со времен института или школы. Они достаточно социальны, у меня не было сложностей поддержать беседу с ними. У них много хобби и интересов; им нравится собирать вещи. Им нужно тепло и любовь домашних животных, поэтому у них обычно много вещей и кошек. Мои герои могут выйти из дома, у них нет панического страха перед улицей. Но делают это очень редко — может, раз в несколько месяцев, — когда, к примеру, совсем некому сходить за них в магазин. Могут пойти на какое-то мероприятие, но крайне редко, раз в несколько лет. Сейчас большинство людей так или иначе зависят от интернета, а мои герои помогают представить утрированный вариант этой зависимости. Я думаю, что с развитием и распространением интернета это очень актуальная тенденция, особенно в крупных городах, где слишком быстрый темп жизни, слишком много стресса и слишком много людей.

    03.10.2019 11 3640
  • Город, которого нет: Киев Александра Ранчукова Город, которого нет: Киев Александра Ранчукова

    Александр Ранчуков был уличным фотографом, которого не интересовала эстетика стрит-фотографии. Он бежал из города в лес, но не противопоставлял их друг другу. Он бросал вызов советским плакатам, показывая настоящих советских людей и настоящую советскую жизнь. Фотограф Александр Ляпин вспоминает друга, коллегу и знатока украинских улиц. «Александр Ранчуков — автор нескольких книг о Киеве и огромного числа снимков. Ранчуков боролся за сохранение памятников истории и архитектуры, был теоретиком творческой фотографии, мыслителем. А как фотограф он стал летописцем Украины времен позднего СССР. Ранчуков был уличным фотографом, но его почти не интересовала эстетика стрит-фотографии — охота за моментом, поиск уникальной композиции, которая существует доли секунды. Его интересовало типичное, то, что связывает людей его времени в разных городах Украины. Ранчуков писал картину советского бытия — скучного и невыразительного, даже омертвевшего: одинаковые серые улицы, неприглядная одежда, уличная торговля, лужи и грязь. На его снимках — горькая, безысходная пустота. Ранчуков не останавливает мгновение, а фиксирует и так застывшее время, липнущее к эмульсии фотопленки. Александр снимал на уровне глаз — «как видит прохожий» — и не признавал цветной фотографии: «Цвет — это поверхностное видение предмета. Сегодня человек может быть в красной рубашке, завтра в зеленой. Здание можно покрасить в коричневый цвет, завтра в зеленый… Невозможно понять предмет съемки в цвете. Объем, фактура определяет его. Цвет отвлекает, а черно-белый снимок помогает выявить суть объекта , который я фотографирую». Коллеги не всегда понимали, зачем Ранчуков фиксирует «никакое ничто». Этим не похвастаешься на конкурсах, не получишь золотую медаль на выставке. Сам фотограф не верил, что работы будут оценены и востребованы при его жизни. Он осознанно снимал «в стол» — но с удовольствием показывал фотографии всем желающим. «Если снимок получился удачным, возможно, он может заинтересовать кого-то еще. Таким образом, фотография — это мой способ общения с миром, с другими людьми». Мне он признавался, что работает как летописец: потом, через много десятилетий эти черно-белые отпечатки дополнят рассказ о печальном конце СССР, разложение которого так хорошо выражали тусклые улицы городов. Ранчуков верил в светлое будущее страны и говорил, что молодые люди, которые будут жить в довольной, сытой, богатой Украине, благодаря его снимкам смогут узнать, как тут все было раньше. Он хотел показать этой молодежи, как выглядели лица советских людей — совсем иначе, чем на плакатах. Ранчуков вписывал лицо прохожего в окружающую среду, не противопоставляя, не дополняя, а утверждая, что это одно и то же: лица прохожих похожи на тротуары, облезлые стены домов, темные окна с недобрыми «взглядами» мутных стекол. Ранчуков был человеком природы. Он брал палатку, садился на велосипед и уезжал в лес. Находил места, куда люди не доходят, и жил там неделями — старался слиться с окружающим миром, стать его частью. Он не убивал комаров, которые пили его кровь. Как-то фотограф обнаружил рядом с палаткой гнездо шершней и лежбище ядовитых змей. Так они и жили рядом, не беспокоя друг друга. С не меньшей страстью Александр делал городские пейзажи: он снимал улицы ранним утром, в тумане — бродил по пустынным кварталам, пытаясь уловить что-то сверхреальное. Однажды он сфотографировал скамейку в «Софии Киевской» и назвал ее «Место для разговора с Богом»: «…ты можешь прийти, сесть на эту скамеечку — никто тебе не помешает — и поразмышлять: о жизни, о себе, о чем-то важном… Для кого-то это и есть разговор с Богом. Или — медитация». Интересно, что Ранчуков, будучи абсолютно нерелигиозным человеком, часто связывал свои фотографии с именем Бога. Однажды он увидел в фактуре древесной коры, в следах, оставленных короедами, некие знаки, напоминающие буквы или иероглифы. Атеист Ранчуков фотографировал их раз за разом, сделал сотни снимков — он расшифровывал письмена Бога. Глаза фотографа светились, он говорил, что почти понимает эти послания и скоро их объяснит. Пейзажи Ранчукова очень непросты: это не упоение туманами и восходами, а расшифровка посланий и знаков, игра жизни и смерти, антропоморфные и зооморфные образы. Для него это были отражения каких-то глобальных, неосязаемых человеческим разумом процессов. Ранчуков сам иногда удивлялся тому, что увидела его камера, ее неожиданному сарказму. Когда в начале 90-х он торговал своими фотографиями на Андреевском спуске, особенно хорошо продавался снимок, на котором толпа плохо одетых советских мужчин с удивлением и восторгом рассматривала американский автомобиль. Они напоминали австралийских аборигенов, впервые увидевших самодвижущуюся техническую диковинку. Такие сюжеты привлекали покупателей. Ранчуков был в отчаянии от их предпочтений и, несмотря на успех торговли, вскоре ее забросил. В конце жизни он все чаще сбегал в лес — прятался там от города, который разрушался сам и разрушал представление о гармонии в сознании фотографа. Работая в НИИ теории и истории архитектуры, Ранчуков вдоль и поперек отснял Киев и другие города Украины: детали фасадов старых домов, виды улиц и площадей. Когда пару лет назад я был у него дома, мы долго рассматривали фотографии Киева — и он с горечью замечал: этого дома уже нет, этой улицы нет, тут все по-другому. Как-то он показал свои киевские снимки студентам одного из столичных вузов: все они были киевлянами и считали, что знают и любят родной город. Они рассматривали работы и вдруг спросили: а что это за город? Ранчуков опешил: «Этого города больше нет, и жителей его тоже больше не осталось». Собрал фотографии, сказал: «До свидания» — и вышел курить.Когда прощались с Ранчуковым, выступил только один человек — Александр Гляделов. Он произнес одну короткую фразу: «Старый Киев, который любил и снимал Ранчуков, умер, а вместе с ним ушел и Ранчуков».

    30.09.2019 45 6165
  • Осенняя столица в лицах: как жители Киева спасаются от ветра и холода Осенняя столица в лицах: как жители Киева спасаются от ветра и холода

    Еще недавно мы загорали на пляжах и наслаждались летним солнцем, но сентябрь преподнес нам неприятный сюрприз. Осень решила прийти без долгой раскачки и сразу заставила пересмотреть свой гардероб в поисках теплых вещей. Не все жители Киева успели подобрать свой лук для такой прохладной осени, а потому, судорожно перебирая гардероб, думали больше о тепле, чем моде. Кожанки, свитера и даже куртки с мехом — вот неполный того, в чем согреваются жители Киева сегодня.

    19.09.2019 15 5795
  • KharkivPride: как прошел Марш равенства в Харькове KharkivPride: как прошел Марш равенства в Харькове

    В минувшее воскресенье в Харькове впервые состоялся Марш равенства в поддержку сообщества ЛГБТ. Акции стартовали на Площади Свободы. Участников Марша равенства, всего около 2000 человек, который проходил в рамках KharkivPride, отделили рядом правоохранителей и автобусов. Несколько противниц Марша легли на землю перед колонной. Участники марша просто обошли их.В то же время на Площади Свободы проходило два мероприятия сторонников «традиционных семейных ценностей». На них присутствовали представители религиозной общины и общественной организации «Фрайкор» – всего около 500 человек. Через некоторое время после старта участники шествия за традиционные ценности начали бросать в участников Марша равенства яйца, возникали также мелкие стычки и потасовки. Участников акции KharkivPride охраняли около 2500 правоохранителей, в том числе личный состав из других регионов Украины – спецназовцов, подразделения ТОР и курсантов Харьковского университета внутренних дел. Руководство полиции Харьковской области сообщило, что правоохранители не получили ни одного обращения из-за избиения или другого правонарушения. После завершения шествия участники Марша равенства разъехались на метро и автобусах.

    16.09.2019 40 8384
  • Burning Man 2019: лучшее с фестиваля радикального самовыражения Burning Man 2019: лучшее с фестиваля радикального самовыражения

    С 25 августа по 2 сентября в пустыне Блэк-Рок в штате Невада проходил фестиваль радикального самовыражения Burning Man. В этот раз его темой стали метаморфозы. Со всего мира в пустыню съехались около 70 тысяч бернеров: самые интересные снимки участников фестиваля.

    09.09.2019 21 6575
  • Атлети через недолю: пірнальники з «Ріки креветок» Атлети через недолю: пірнальники з «Ріки креветок»

    Одними з найбільш атлетичних людей в Камеруні і, можливо, в усій Африці є шахтарі-пірнальники, які працюють на ріці Вурі. Це найбільша за площею басейну камерунська ріка, власне назва держави «Камерун» і походить від слова «креветка», бо у водах Вурі можна віднайти креветку виду Lepidophthalmus turneranus. Коли португальський дослідник Фернан ду По в 1472 році дослідив гирло ріки, то був здивований колосальною кількістю цих креветок, за що ріка отримала назву Rio dos Camarões – «Ріка креветок». В наші дні кожен день шахтарі приходять на береги Вурі, аби добувати пісок неподалік від міста Дуала. Щодня до 4000 дайверів одночасно працюють у водоймі, і більшість з них не мають офіційного працевлаштування. До фарватеру ріки чоловіки дістаються на вузьких каное, на яких перевозяться відра для збору піску. Потім вони пірнають під воду на глибину в 7 метрів, аби зачерпнути з дна вологий пісок. За допомогою жердин вони потім піднімаються назад на поверхню. Кожен з шахтарів-дайверів протягом зміни робить до 100 занурень під воду на день. Зміна триває 3 години, і за цей час вручну кожен шахтар видобуває 1,7 тони піску. Це великий результат, враховуючи, що місткість відра складає 15 кг піску. Шахтарі за рахунок складної роботи стають дуже вправними та стрункими. Зовні їх можна вважати еталоном краси чоловічого тіла та використовувати для створення скульптур атлетів. Втім, для здоров’я ця праця несе величезний ризик та шкоду. Шахтарі-пірнальники страждають від кровотечі з вух, носу, очей через роботи на глибині під водою. Особливо небезпечними є пірнання під час відливу, бо за статистикою саме в цей час трапляється найбільше нещасних випадків. Головні причини загибелі шахтарів: втоплення, проковтування піску, що потрапляє, зокрема і до вух, потрапляння під корпус каное під час виринання в невірному місці. Також небезпеку являють отруйні змії та скати. Загалом, платня за цю низько кваліфіковану роботу є дуже незначною, проте це є характерним для Камеруну, де 30% населення мешкають за межею бідності, а 32% дітей живуть у стані постійного недоїдання. За показником The Human Development Index (HDI) за 2017 рік, що розраховує ООН, Камерун перебуває на 151 позиції з 189 країн, що аналізуються. Для порівняння, Україна в ньому посідає 88 сходинку. Середня тривалість життя в Камеруні складає лише 58,6 років, але шахтарі-дайвери зазвичай живуть менше. Нелюдська за важкістю робота дає їм атлетичну статуру, але аж ніяк не щасливу долю.

    26.07.2019 15 5637