НОВОСТИ ДНЯ: В СБУ настаивают, что не следят за политиками  Суд разрешил взыскать с Приватбанка в пользу банка Суркисов 364 миллиона  Рост пенсий не приведет к росту инфляции – Рева  Призывников из оккупированного Крыма отправляют служить за границы полуострова  СБУ: Россия активизировала фейковые "громады" в Украине с 2012 года  На конфискацию $1,5 млрд окружения Януковича поступила апелляция  Рада ввела языковые квоты на телевидениивсе новости дня
06.04.2017 3222

Когда же это все закончится или Захват вместо реформ

Недавно я готовил материал о теневой экономике в СССР и обнаружил удивительное совпадение процессов, происходивших в этой стране с тем, что описывает Эрнандо де Сото в двух своих книжках. Я как раз недавно перечитал их и мне кажется, что огромный материал, собранный де Сото, ясно говорит о том, что те страны, которые мы считаем развитыми, стали такими потому, что в них «победила» теневая экономика . Сам де Сото своими книгами преследует другие цели, его выводы — это рекомендация правительствам максимально легализовать тень. Я же никаких рекомендаций не делаю, я просто констатирую тот факт, что исследования де Сото прошлого «развитых» стран и настоящего «недоразвитых» однозначно указывают на то, что, мотор экономического развития находился и находится (в случае недоразвитых) в тени.

Впрочем, сейчас я хочу сказать несколько слов не о выводах, а о концепции, которую дает нам де Сото и которая оказывается весьма удобной также для анализа теневой экономики и последующего распада СССР. Более того, эта концепция помогает понять картину того, что происходит и будет происходить в мире, хотя, конечно, эта картина очень большими мазками. Интересно, что этот взгляд — это иллюстрация тезисов «австрийской школы» через призму «социально-политических процессов». Для тех кто знаком с праксиологией в истории де Сото нет ничего нового, вся она является иллюстрацией неотвратимой работы закономерностей человеческой деятельности. «Австрийцы» не удивляются, читая де Сото, при этом, сам де Сото совсем не «австриец» и я бы даже сказал, наоборот.

Разумеется, далеко не все еще у нас пока «австрийцы» и многим милее привычный «социально-политический» подход, в котором действуют химеры государств, наций и тому подобных стран и народов. Вот для этого мира и оказывается весьма удобной концепция де Сото — концепция «захвата».

Напомню, вкратце, о чем идет речь. Де Сото пишет, например, о промышленной революции в Англии, которая стала возможной благодаря тому, что тогдашние теневики «захватывали» пригороды, фактически, строили их. В городах действовали гильдии с их регулированием всего на свете и, прежде всего, цен. Во вновь создаваемых пригородах никаких гильдий не было, там был капитализм и промышленная революция. Государство, разумеется, пыталось бороться с этим явлением, но оказалось бессильным. В итоге, теневики создали основу мощи Британской империи. Государство лишь со значительным опозданием «легализовало» то, что уже существовало много лет и «отменило преграды» в виде тех же гильдий тогда, когда они уже не имели никакого реального значения.

В США основной проблемой была проблема земли. Английское право было не приспособлено к условиям, когда есть много «свободной» земли, новое право возникало явочным порядком в практике сквоттеров — незаконных захватчиков земель. Как правило, схема была следующей — государство объявляло территорией США те или иные земли, которые тем самым оказывались в государственной собственности. Оно намеревалось затем продать эти земли поселенцам, но те приходили и селились на этих землях безо всякого разрешения, явочным порядком (захвату подвергались и частные земли, когда владельцы не могли контролировать процесс). Конфликт государства и сквоттеров начался с колониальных времен и продолжался до второй половины 19 века, когда сквоттеры де-факто, победили. Знаменитый закон о гомстедах лишь узаконил сложившееся положение дел. Так возникло земельное право в США, аналогичным образом возникло и горное право во время золотой лихорадки, вообще «Дикий Запад» был освоен ( в том числе и в области правоотношений) при фактическом отсутствии государства в виду его неспособности добраться до этих мест и, тем более, что-то там контролировать. Государство затем «легализовало» уже существующие правоотношения, чем помимо своей воли и желания заложило основу будущего могущества США.

В Перу и других странах «третьего мира» теневики захватывают земли, транспортные маршруты и улицы (уличные торговцы). Нелегальное строительство и транспорт не просто «распространены», нет они являются основным строительством и транспортом. Этот процесс подробно описан в книжках де Сото. «Удачные» или «развитые» страны отличаются от недоразвитых тем, что государство на определенном этапе оказалось бессильным против осуществляемого явочным порядком захвата. При этом, под «захватом» следует понимать не только захват физических объектов или земли, а, прежде всего, осуществляемую явочным порядком без всяких санкций со стороны государства продуктивную деятельность, включая образование и поддержание правовых норм.

Там, где государство сумело противостоять стихийному захвату, страны впадали в длительную стагнацию (Испания, Португалия) или бесконечную череду кровавых революций и войн (Франция, Россия). В Мексике или в Бразилии, территория которых тоже очень велика, и где тоже было много свободной земли не случилось никакого бурного экономического роста, в том числе и потому, что сквоттеры не победили там правительство. Повторю, когда я говорю «сквоттеры победили», я имею в виду не то обстоятельство, что некую землю используют те или иные конкретные люди, вместо других конкретных людей, которые должны были бы делать это «по закону». Нет, победа сквоттеров — это победа простых и понятных правил над замысловатым, неповоротливым и жадным до денег государственным правом. Где ее не случилось, не случилось и взрывного роста.

В СССР происходил все тот же процесс захвата, причем, самый масштабный из всех известных. Когда прекратились массовые репрессии и стало ясно, что они вряд ли вернутся, люди начали использовать в своих целях, все, до чего могли дотянуться. Поскольку ничего своего у них не было, все было государственным, то использовать начали формально принадлежащие государству объекты и возможности. И это были не только и не столько банальные «несуны» (это называлось «принести с работы» и воровством не считалось), сколько те, кто использовал свое рабочее время с максимальной для себя и для других пользой. Врачи, принимающие «по блату», а не по очереди, учителя, занимающиеся репетиторством, «работники торговли», распределяющие дефицит (дефицитом было все, кроме кильки в томате) среди друзей и знакомых, а не среди покупателей у прилавка, водители государственных транспортных средств, отоваривающие талоны на бензин и занимающиеся частным извозом, завмаги, завбазами, директора заводов, санаториев, поликлиник, а позже даже служащие советской армии и милиционеры — все были включены в процесс захвата. Именно этот муравьиный труд разрушил СССР.

Интересно, что в этом процессе вы не найдете никаких следов «реформ». Лидерство и благополучие стран Запада и особенно, англосаксонского мира не есть результат осознанных реформ, а есть результат действия «стихии рынка», людей, стремящихся завтра жить лучше, чем сегодня и использующих для этого имеющиеся у них возможности. Дальновидность (а возможно, то, что мы принимаем за дальновидность) англосаксонских политиков состояла лишь в «легализации» сложившихся практик, которая всегда наступала только после того, как эти практики одерживали верх. Никакого осознанного планирования и осознанной политики «реформирования» здесь не было.
Наоборот, большинство известных нам реформ преследовали цель остановить процессы захвата или взять их под контроль. СССР, который, как и нынешняя Украина, всегда находился в состоянии перманентного реформирования, является здесь поучительным примером, реформы, включая горбачевскую перестройку, были здесь всегда направлены на поиски наилучшего сочетания квадратиков и стрелочек в схемах «государственного управления». Горбачев не «развалил СССР», он пытался его спасти. СССР спасся другим путем — развалившись по «территориальному признаку» на маленькие ССССРы, практически в каждом из которых процесс захвата удалось остановить и повернуть вспять. Это был не осознанный план, а спонтанная реакция системы. Но это уже другая тема.

Для нас во всем этом важно то, что «лучшая жизнь», которую получили англосаксы, а за ними по инерции жители Западной Европы наступила в результате спонтанного захвата, а не осознанного реформирования, то же самое верно и в отношении СССР, где гораздо лучшая в материальном смысле жизнь и большая (по крайней мере, политически) свобода опять-таки, стали следствием захвата, а не «реформ».

В целом, все «политические» процессы в любой точке мира определяются в своей основе взаимодействием характерного для данного места захвата и попыток противодействовать ему.

Следующий шаг, который поможет сделать нам концепция захвата, это (лучшее) понимание того, что мы имеем дело со стихийными процессами, причем не только со стороны частных захватчиков, но и со стороны государства. В конце-концов, государство является всего лишь набором «предприятий» и «рынков» существующих вокруг узаконенного грабежа и точно также стихийно захватывает все, до чего может дотянуться.

То есть, мы имеем дело с взаимодействием стихийных процессов, один из которых является продуктивным, а другой — паразитирует на нем. Тут важно понимать, что никакого баланса и гармонии между ними быть не может, один должен окончательно уничтожить другой. Либо победит государство и цивилизация будет уничтожена, либо победят «захватчики» и цивилизация рванет вперед к новым высотам развития и благополучия.

Это и есть те большие мазки, которыми рисуется картина того, что происходит в мире. И величина этих мазков имеет причиной человеческую природу, то, что каждый человек всегда стремится улучшить свое текущее состояние доступными для него средствами. Именно эта неизбежная «каждость» делает этот процесс масштабным и основополагающим.

Захват и борьба с ним определяют содержание политики в любой стране. Иногда захват очевиден. Пиратские радиостанции эпохи рок-н-ролла и цифровое пиратство в наши дни, интернет в целом и такие порожденные им феномены как биткоин и блокчейн — это захват и понять это не составляет труда. Но бывают случаи более трудные, например, тот же Брекзит или избрание Трампа — это тоже реакция на захват со стороны государства, реакция «рэднеков», которых «либеральные» умники ошибочно считали покорной и управляемой массой.

И последнее. Люди действуют в своих интересах, независимо от убеждений, которые они разделяют. Пример СССР, где люди, тотально индокринированные коммунизмом растащили при первой же возможности «свое» государство здесь весьма поучителен. Однако, тот же распад СССР, точнее, его сохранение путем распада, говорит нам о том, что когда разрыв между «делаю» и «думаю» большой, события могут повернуться в другую сторону. На вопрос «когда же это все закончится» можно ответить так — когда значимое количество людей будет заниматься захватом осознанно. Наиболее простым критерием осознанности является открытое сопротивление государству в его попытках отнять чужое. Вот когда разного рода проверяющих, инспекторов, милиционеров и титушек начнут гонять и бить, вот тогда можно будет говорить о том, что права собственности начинают осознаваться и что  появляются шансы на то, чтобы захват стал окончательным и бесповоротным.

Автор: Владимир Золоторев

Оценка материала:

5.00 / 16
Когда же это все закончится или Захват вместо реформ 5.00 5 16
Колонки / Владимир Золотoрев
06.04.2017 3222
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Власть тупых, волей тупых, для тупых Власть тупых, волей тупых, для тупых

    Наверное, каждый второй пользователь интернета на «постсоветском пространстве» пострадал в той или иной форме от mail.ru. Ящик на mail.ru задолго до всякой войны был маркером человека, мягко скажем, совершенно далекого от сети (как правило, чиновника или кого-то из обслуги). Если вы знали, что у вашего собеседника есть аккаунт в «одноклассниках», то это много говорило о том, стоит ли вообще с ним общаться и если придется это делать, то как именно лучше себя вести. Ну, а «Вконтакте» был маркером «школоты». «Яндексом” я не пользуюсь потому, что есть «Гугл» и вообще я уже давно, еще до всяких майданов, стараюсь не пользоваться российским, не читаю современную российскую прозу, не смотрю кино, и даже фильмов с российским дубляжом не могу выносить. И это не потому, что я патриот — Боже упаси! Нет, просто мне не нравятся эти сервисы, а российское искусство вызывает почему-то устойчивое отвращение.

  • Первая мировая, вторая мировая и no skin in the game Первая мировая, вторая мировая и no skin in the game

    В Первой мировой больше всего поражает ее неожиданность. Если вы попытаетесь найти причину этой войны, вы ее не найдете. У этой войны нет какой-то одной причины, то есть, некоего обстоятельства, которое невозможно разрешить иначе, нежели войной. Скорее, за причины здесь выдаются разной степени хотелки разнообразных «кругов», которые они решили реализовать раз уж такой случай представился. «Контроль над проливами», «больше колоний германской нации», «Багдадская железная дорога», все эти «мемы», которые всплывают в виде «причин» войны таковыми, конечно же, не являются, хотя бы потому, что их слишком много, они разные по своем «весу» и ни одна из них не является решающей.

  • Является ли биткоин деньгами или О чем говорят издержки Является ли биткоин деньгами или О чем говорят издержки

    В этой колонке буквально в нескольких словах поговорим о проблеме, которая часто возникает у тех, кто впервые сталкивается с понятием «криптовалюта» и хочет выяснить для себя, является ли биткоин деньгами.

  • Логика пятен, или Покажите, где же это ваше “без государства” Логика пятен, или Покажите, где же это ваше “без государства”

    Эта колонка — своего рода короткая памятка для тех, кого волнует (или кому задают) вопрос «покажите, где есть территории без государства». Подразумевается, что таких территорий нет, и потому, без государства нельзя. Более того, подразумевается, что такого никогда и не было, и, как завещал Гоббс, люди от состояния первобытной войны всех против всех, перешли в состояние государства и начали, наконец-то процветать. 

  • Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится Кто и почему должен уезжать, если ему здесь не нравится

    Думаю, многие слышали (и в свой адрес тоже) фразу вроде «не нравится — уезжай!» Ее произносят по разным поводам, мы поговорим о том случае, когда она идет в ответ на критику государства. То есть, вы говорите, что государство плохое, а вам в ответ - «не нравится — уезжай!»