НОВОСТИ ДНЯ: Президент Молдовы не подчинится решению Конституционного суда  Украинский теплоход сменил флаг и находиться уже в Керченском проливе  Сбербанк планирует уйти не только из Украины, но и из ряда стран ЕС  Минфин хочет положить на депозит 5,5 миллиарда  Украинские богачи занимают второе место по покупке паспортов Евросоюза  Прожиточный минимум в следующем году вырастет на 9%  На субсидии в бюджете предусмотрели 55 миллиардов грн. все новости дня
Политика
Украина
21.06.2017 1748

Примерка короны, или Наступит ли Порошенко на «грабли» авторитаризма

Президент Порошенко окончательно монополизировал власть и начал переход к авторитрарному правлению. Украинские олиграхи оставили явные попытки противостоять «первому среди равных», и перешли к длительным раздумьям, что им делать с бывшим «своим парнем», ныне идущим по пути концентрации всех политических, экономических и медийных ресурсов в стране. Такие утверждениея все чаще можно слышать в экспертной и журналистской среде. Маркерами процесса называют, в частности, практически полное отсутствие критики главы государства на телеканалах, подконтрольных олигархам. Мол, вся еще имеющаяся критика уходит в интернет, где быстро «растворяется» в просторах Всемирной Паутины, не особо влияя на умы. Да и экономические рычаги влияния олигархат теряет – по тем или иным причинам. Но так ли однозначен этот процесс? Можно ли говорить о монополизации, авторитаризме и, тем более, об узурпации власти? Контракты постарались разобраться в ответе на этот критически важный для развития нашего государства вопрос.

Предпосылки авторитаризма: война и теневая вертикаль

102

То, что любой из президентов Украины мог и может успешно не замечать формальных ограничений своей власти, для нашей новейшей истории не новость. Припоминаются лишь несколько эпизодов, когда «узурпаторские» намерений первого лица терпели фиаско. Например, в 2000 году Верховная Рада «прокатила» инициированный Леонидом Кучмой референдум с урезанием полномочий законодательной власти. Через четыре года от похода на третий срок под давлением суммы обстоятельств отказался и сам Кучма. В период правления Виктора Ющенко, когда президентская власть казалась максимально ослабленной - и, фактически, таковой и была, идея о сильном президенте казалась одновременно желанной и страшной, ибо понятно было, что сильным президентом будет не Ющенко, а один их двух его потенциальных сменщиков – Тимошенко или Янукович. При последнем украинцы четко разделились не только на «пророссийских» и «проевропейских», но и на сторонников «сильной руки» и «размывания» полномочий главы государства.

Аргументация обеих сторон заслуживала и заслуживает внимания, ибо отражает два подхода к формированию и функционированию власти на постсоветским пространстве вообще, и, соответственно, две тенденции общественного сознания.

Первая гласит, что сильная власть в Украине необходима сама по себе, ибо постсоциалистическое государство со слабой экономикой и компрадорской буржуазией, зависимое от внешних финансовых доноров, и находящееся в атмосфере перманентных политических интриг, иной характер власти просто не приемлет. Потому критически важна фигура главы государства, его происхождение, личностные качества, и, конечно же, внешнеполитическая ориентация.

Вторая точка зрения говорит о том, что в условиях украинской дихотомии общественного сознания как в части внешнеполитических (Восток и Запад), так и внутренних социально-политических ориентиров (национализм, социализм, либерализм), и при наличии многочисленных центров влияния (которые ассоциируются как с олигархами, так и с региональными элитами), любая сильная власть просто не может быть эффективной. Кроме того, она просто не нужна и опасна, ибо глава государства с явно выраженными политическими симпатиями будет однозначно «нагибать» всех несогласных. Дескать, недавний пример Януковича - как раз тому подтверждение. И никакой «Сталин в вышиванке» Украине тоже не нужен – по тем же причинам, дабы не монополизировать один вектор развития страны, и не раскалывать ее окончательно. Да и не проправит долго такой персонаж в наших условиях, учитывая исконное неприятие украинцами любой узурпации власти.

103

Отметим, что в рядах как сторонников «сильной руки» и «размывания» президентских полномочий соседствуют как «ватники», так и «вышиватники», как «борцы за мир», так и сторонники «войны до победного конца». Впрочем, пока они рассуждают об этих животрепещущих проблемах на кухнях, в трамваях и соцсетях, очередной глава державы молча делает свое дело, концентрируя власть и полномочия. И парламетско-президентская система, по идее, являющаяся предохранителем от подобного рода узурпации, ему как раз не преграда.

В Украине, где, помимо законной вертикали власти, всегда существовала и продолжает существовать еще и теневая, и где эта теневая вертикаль как раз и является одним из двух каналов контроля над всей экономической и политической жизнью страны, наличие или отсутствие у главы государства формальных полномочий является вопросом вторичным. Все зависит от воли первого лица и его ближайшего окружения пользоваться всеми возможностями для усиления себя и своего клана. Есть только два взаимосвязанных условия, которые могут влиять в долгосрочной и краткосрочной перспективе на подобную тенденцию. Это желание и умение внешнеполитических игроков (России, США и Европы) контролировать и направлять украинскую власть и ее главу, и всплески народного гнева (оба Майдана). Первая тенденция долгосрочна, вторая краткосрочна, но именно вспышки второй тенденции становятся нашими «локомотивами истории».

93

Порошенко отлично понимают ценность неформальной вертикали власти, и потому пользуется ее преимуществами. И ему помогают в этом условия, в которых он осуществляет свою власть.

Первым условием является АТО, а, фактически, война. Тут работает тезис «война все спишет». Однако его нельзя считать однозначно выигрышным. По той простой причине, что силового возвращения оккупированных территорий – в силу неравенства военного потенциала армий России и Украины – в ближайшие годы вряд ли можно ожидать. Следовательно, ссылки на войну пригодны для осуществления чего угодно, кроме ведения собственно наступательных боевых действий. Под предлогом борьбы с агрессором можно и зачислить большую часть своих конкурентов и оппонентов в российские агенты, и маргинализировать и дискредитировать «настоящих буйных» из среды патриотов, и перераспределять собственность российского бизнеса, а заодно и отечественных олигархов.

Вторым условием является нелюбовь населения к этим самым олигархам. За собственность Коломойского, Ахметова, Фирташа и прочих собирать Майданы не будут. Иное дело – отношение населения к бизнесу самого Порошенко. История с Липецкой фабрикой и увеличение числа торговых точек «Рошен» в стране точно не способствуют росту популярности главы государства. Но тревожит ли его подобная тенденция? Формально тревожить должна. Тем более, в условиях этой самой войны. И с учетом революционных обстоятельств, которые привели Порошенко к власти. Однако одно существенное обстоятельство делает положение нынешнего главы державы более устойчивым, чем у его предшественников. Это – объективное сужение экономической базы олигархата.

Нынешняя ситуация: «первый среди равных» или «босс боссов»?

100

Порошенко – возможно, последний из президентов, приведенный к власти «старым добрым» путем олигархического консенсуса. На данный момент такого консенсуса вокруг его персоны уже нет. Статус арбитра между собратьями по олигархическому цеху он быстро сменил на статус первого олигарха государства. Впрочем, некоторые эксперты считают, что быть арбитром он изначально не планировал.

«Порошенко был избран президентом в результате договоренностей олигархов, в число которых входил и сам. Его избрание было подкреплено гарантией Владимира Путина, который счел, что Порошенко, как олигарх, будет руководствоваться только бизнес-интересами, и, следовательно, договороспособен и управляем. Отчасти и олигархи, и Путин оказались правы, но их ожидания полностью не оправдались, и оправдаться не могли. В результате избрания Порошенко президентом выиграл только он сам. Украинский олигархат проиграл борьбу за власть и собственность, которая все более переходит под контроль первого лица. Олигархи теперь даже боятся собираться вместе, чтобы обсуждать актуальные вопросы, и тем более, самого Гаранта. Последний раз такое было в 2015 году», - прокомментировал Контрактам сложившуюся ситуацию директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко.

Возможен ли союз олигархов против президента? Небоженко уверен, что на данном этапе это сложно – ввиду резкого сужения экономической базы в условиях войны и общего оскудения государства. «Один олигарх должен был неизбежно выделиться, и это случилось, в т.ч. с одобрения Запада», - заявляет он.

Иного мнения придерживается директор «Агентства Моделирования ситуаций» Виталий Бала. Он уверен, что подлинная монополизация власти возможна только при двух условиях – наличии реальной народной поддержки, аналогичной тому же Владимиру Путину в России, или же при опоре на сугубо силовой вариант. Оба этих условия в Украине на данный момент не существуют, и вряд ли сработают в ближайшее время. В том числе, и по причине событий нашей недавней истории.

«Слухи о монополизации власти, и, тем более, о диктатуре, сильно преувеличены. Потенциал к этому имеется, но речь идет более о контроле, чем о полном распоряжении собственностью. Порошенко выполняет роль, скорее, главного управляющего и надзирателя за большей частью важнейших олигархических активов, чем их безраздельным владельцем, стремящимся к абсолютному обогащению», - уверен Бала.

Еще более оптимистичного мнения придерживается коллега Виталия Балы Анатолий Голобуцкий. Он считает, что Порошенко до своего избрания вообще не мог считаться олигархом, и стал таковым лишь в силу президентских полномочий. Окончание этих полномочий сделает его, безусловно, богаче и влиятельней, но не более того. Никаким «суперолиграхом» он не станет.

94

Мнение Голобуцкого, к слову, подтверждается и статистикой, гласящей, что Порошенко далеко на самый богатый бизнесмен в Украине. Так, рейтинг 100 богатейших украинцев по версии журнала «Фокус», согласно итогам 2016 года, по-прежнему возглавляет Ринат Ахметов с состоянием в $2,2 млрд. Второе, третье и четвертое места, как и раньше, занимают Игорь Коломойский ($1,2 млрд), Геннадий Боголюбов ($1,2 млрд) и Виктор Пинчук ($1,1 млрд). На пятом - владелец «Кернел Групп» Андрей Веревский ($871 млн). Характерно, что именно он в прошлом году разбогател стремительнее всех в Украине, переместившись с 10-й позиции на 5-ю.

Порошенко в списке – лишь восьмой, с $589 млн. Он уступает даже «венскому узнику» Дмитрию Фирташу, чье состояние оценили в $623 млн.

Конечно, оскорбленные и выброшенные из системы представители олигархического пула утверждают иначе, вовсю крича об исключительной монополизации власти главой государства. Так, опальный Александр Онищенко в феврале этого года в интервью изданию «Апостроф» утверждал, что активы Порошенко увеличилась за уже прошедшее время президентства примерно в 3-4 раза. «У всех бизнес только падает, у него только растет. Нет ни одной сферы, где нет его участия – ни газовая, ни нефтяная, ни государственные предприятия … Нацбанк уничтожил около 100 банков, никто из бизнесменов не может иметь своих банков, потому что те, кто не с ним, не в его команде, те сразу же все теряют. Все финансы идут только через него. Я не удивлюсь, если на следующих выборах денег уже ни у кого не будет, кроме Петра Алексеевича», - вещал тогда Онищенко.

Фактор Запада: «карточный домик» и «их сукин сын»

91

И здесь мы подходим к еще одному ключевому вопросу: а кому такая тенденция нужна, кроме самого Порошенко? Нужно ли это Западу в условиях более чем прямой вовлеченности Украины в большую геополитическую игру, и являющейся, в прямом смысле, фронтом борьбы с российской экспансией?

О позиции Европы говорить сложно в силу отсутствия ее как целостной. Кроме предельно общих фраз о необходимости соблюдать демократические нормы, которые мы давно устали слышать из-за безвизовых ныне границ, никаких предостережений в отношении концентрации власти руках президента Украины оттуда не раздается. Не замечают? Разочаровались? Заняты своими проблемами? И то, и другое, и третье верно в условиях кризиса нынешней Европы и самой европейской идеи. Иное дело – США.

Приход к власти Дональда Трампа стал важнейшим моментом для мировой политики, и для ее украинского направления, в частности. Однобоко поставив на победу кандидата от Демократической партии, Порошенко пришлось срочно исправлять свою оплошность, налаживая отношения с новой командой в Вашингтоне в авральном режиме. Мониторинг выделенных Украине предыдущей администрацией Обамы средств неизбежно приведет Трампа к пониманию необходимости перезагрузки, или, как минимум, ребрендинга нынешней власти. Усиление контроля над выделенными средствами будет сопровождаться поиском новых фигур в отечественном политическом истеблишменте, более приемлемых для американского восприятия внешней политики. В этих условиях возможным видится появление некоего «нашего», а вернее, «их сукина сына», который сможет одновременно проводить достаточно жесткий стиль руководства – в первую очередь, во взаимоотношениях с Россией и борьбе с разворовыванием внешней помощи, и сохранять достаточную видимость демократии – без нарочитых перегибов в сторону явного авторитаризма (например, путем изменения Конституции или заключения в тюрьму основных оппонентов).

98

Порошенко не может удовлетворять этим требованиям в перспективе, хотя проводить такую политику он готов уже сейчас, и собственно, уже проводит. Он выступает орудием и проводником одобряемой Западом концентрации ресурсов – с тем, чтобы впредь можно было не бояться какого-либо олигархического заговора, чреватого если не сваливанием в очередную «многополярную республику», то возможными договоренностями с Россией за спиной главы государства.

Таким образом, по мнению Виктора Небоженко, если и можно вести речь о движении к авторитаризму, то это будет авторитаризм «инструментальный», направленный на решение практических задач текущего момента.

«Становясь «последним олигархом», Порошенко объективно выступает и как могильщик олигархата, олигархической системы владения собственностью и экономического устройства, централизуя власть и демонтируя систему, созданную Кучмой, - рассуждает Небоженко, - Что касается Запада, то он, и, в первую очередь, США, имеет задачу работы с украинскими олигархами, дабы нивелировать их влияние на ключевые аспекты экономики Украины. Там уже понимают, что в Украине у них два основных врага – олигархи и бюрократия. И тем, и другим не нужен приход сюда иностранных ТНК, и они будут до последнего защищать свое «болото».

Анатолий Голобуцкий приводит примеры иных стран Восточной Европы, близких к нам по форме экономического устройства, менталитету и уровню жизни. «И в Болгарии, и в Румынии до сих пор многие ключевые отрасли монополизированы. И Запад мирится с этим, предпочитая договариваться с ключевыми фигурами бизнеса, и держа их «на крючке». А Украину мониторят более остальных, и точно не дадут здесь развиться какой-либо диктатуре, ибо в таком случае это будет означать провал усилий самого Запада на таком важном геополитическом направлении», - уверен политолог.

И если в случае с Виктором Януковичем, помимо закрепления доминирования России на постсоветском пространстве, существовала угроза передачи власти по наследству в прямом смысле слова, и тем самым закрепления статуса «Семьи» на долгие годы, то в случае с Порошенко опасности «династии» не существует, а сам он пребывает в более уязвимом положении, управляя страной не в условиях стабильной, а в условиях сжимающейся экономики. В таких обстоятельствах концентрация власти и собственности вокруг одной персоны и его ближайших соратников носит неизбежный характер. И, что важнее всего, выстраиваемая таким образом вертикаль «власти-собственности» может быть в любой момент обрушена, как тот самый «карточный домик», каждая карта в котором означает определенный бизнес, госпредприятие или отрасль.

Но Запад в условиях большой геополитической игры не заинтересован в обрушении власти в Украине как таковой. Потому что это приведет к «северному ветру» - попытке прямого российского военного вторжения, развалу страны и всем прочим проблемам, которые пророчат нашей стране при таком варианте развития событий (впрочем, как и в случае пресловутого «Третьего Майдана»).

Заговор олигархов: в последний бой пойдем?

95

По этим же причинам обрушение пирамиды власти, как самоцель, не выгодно и олигархам. Однако это не означает, что они сознательно потакают Порошенко на данном этапе, или же однозначно им запуганы. Речь идет, как говорилось выше, о ситуативном нейтралитете и экономически предопределенном ослаблении позиций. Замена фигуры на вершине пирамиды всегда может быть произведена, надо лишь такую фигуру найти. Но искать ее уже будут точно не они, и выдвинется она не из олигархической среды.

Нынешнее ослабление ключевых олигархических фигур на самом деле не значит их самоустранение из политики и экономики. Именно озвученное выше сужение базы для получения сверхдоходов является фактором, который как демотивирует олигархов, так и одновременно придает им импульс для борьбы за свои интересы. Опыт истории нашего государства показывает, что «раскрутить» какую-либо фигуру можно менее чем за год. Так что время у богатейших людей Украины еще имеется.

Вряд ли это будет фигура из политического прошлого, имеющая негативный шлейф и неоднозначную репутацию. Потому о возможности прихода к власти той же Юлии Тимошенко вряд ли можно беспокоиться. Еще менее вероятно, что к власти снова придет представитель олигархата или иной довольно крупный бизнесмен – желающих взять на себя ответственность за управление государством, тем более, в нынешних условиях, среди них не наблюдается. Так что речь может идти именно об относительно новой политической фигуре, притом, естественно, достаточно незапятнанной - насколько это вообще возможно в нашей стране, когда общество разуверилось во всех и всяческих «патриотах» и «антикоррупционерах».

Разве что Порошенко не решит пойти по модифицированному пути Кучмы, и взрастить на смену старому некий «новый олигархат», например на основе земельных латифундий. Но это процесс длительный, и снова-таки, находящийся под контролем Запада. Успеет ли он «вырастить» таким образом некоего «наследника» к 2019 году, и собирается ли вообще это делать, станет понятно ближе к дате выборов. Пока что такой тенденции не наблюдается, но аналитики считают ее возможной.

К тому же, учитывая продолжающуюся войну и постоянную угрозу российского вторжения, в данной ситуации говорить о политических перспективах более чем полугодовой давности вообще сложно. Многие явления носят ситуативный характер. Так что элементы непредсказуемости в украинской политике еще даст о себе неоднократно знать.

Ведь Майданы и война тоже были «ожидаемой неожиданностью», не так ли? 

Автор – Павел Серов

Оценка материала:

5.00 / 3
Примерка короны, или Наступит ли Порошенко на «грабли» авторитаризма 5.00 5 3
Политика / Украина
21.06.2017 1748
Еще материалы раздела «Украина»