НОВОСТИ ДНЯ: В ПАСЕ создали следственный орган для расследования коррупции в организации  Гройсман: Семенченко координировал блокаду Донбасса с Россией  Глава Приватбанка Шлапак подал в отставку  В зоне АТО военные обезвредили диверсионную разведгруппу  Тендеры на внедрение 4G запланированы на осень  Официально: Приватбанк докапитализируют на 38,5 миллиарда  Госдеп США: Россия управляет боевиками, обучает их и финансируетвсе новости дня
Кабинет директора
Юрисконсульт
20.07.2012 10106

Уголовно-процессуальный кодекс: арестовать нельзя денег взять

Новость о принятии нового Уголовно-процессуального кодекса Украины (далее – УПК) постепенно сместилась с первых страниц украинских печатных изданий. Поутихли бурные обсуждение нововведений УПК, а также дебаты на тему их практического применения. Общество переключило свое внимание на более значимое социальное событие – Чемпионат Европы по футболу.

Вместе с тем, Евро прошло, а вот УПК остался. Профессия накладывает на нас отпечаток прагматизма, что не дает возможности отстраниться от обсуждения УПК и покорно ждать, а как же все будет дальше.

В этой статье попытаемся пролить свет на предусмотренные УПК меры пресечения, которые будут применяться в рамках производства по уголовным делам в Украине.

Крушение подходов

В целом, законодатель незначительно изменил конфигурацию (набор) мер пресечения, предусмотрев в УПК, что таковыми являются: личное обязательство, личное поручительство, залог, домашний арест и содержание под стражей. В УПК отсутствуют действующие сейчас меры пресечения – подписка о невыезде, поручительство общественной организации либо трудового коллектива и надзор командования воинской части.

Смена подписки о невыезде личным обязательством, а также упразднение поручительства общественной организации либо трудового коллектива – оправданные и целесообразные меры. Сложно отрицать тот факт, что подписка о невыезде поглощается такой мерой пресечения как личное обязательство. Обязательство не выезжать за пределы определенного населенного пункта может быть возложено на лицо вместе с другими обязательствами в рамках применения такой меры пресечения как личное обязательство. К счастью, законодатель установил исключительный перечень обязанностей, которые можно применить к подозреваемому или обвиняемому (являться к определенному служебному лицу с установленной периодичностью; не покидать населенный пункт; уведомлять о смене работы или места жительства; воздерживаться от общения с человеком, которого определит суд, либо общаться, но с соблюдением определенных судом условий; не посещать места, определенные судом; пройти курс лечения от наркотической либо алкогольной зависимости; приложить усилия к поиску работы или к учебе; сдать на хранение свой загранпаспорт или другие документы, дающие право выезда за границу; носить электронное средство контроля).

В свою очередь, поручительство общественной организации либо трудового коллектива поглощается личным поручительством - глупо выделять этот пережиток советской эпохи в отдельный вид мер пресечения.

Очень значимой является кардинальная смена подходов к применению мер пресечения. Во-первых, применение любой из них осуществляется только по мотивированному определению следственного судьи (новая, ранее не существовавшая фигура в уголовном процессе). В каждом конкретном случае прокурор либо следователь, которые ходатайствуют о применении той или иной меры пресечения, должны аргументировать необходимость ее применения, а также доказать существование рисков, которые предусмотрены нормами УПК. Существующая практика применения судом мер пресечения – это провал правосудия, все аргументы прокуратуры или следствия излагаются в одном, двух или трех предложениях. К сожалению, суды, руководствуясь подобными обращениями, применяют меры пресечения. Искоренить подобную практику не удастся принятием прогрессивных правовых норм, предписывающих вести себя определенным образом. Украинскому правосудию необходимы ответственность и грамотно сформулированная процедура ее применения. Реальность такова, что в Украине никто, особенно органы государственной власти, не хотят добровольно исполнять нормы, за нарушение которых «ничего не будет».

Во-вторых, законодатель определил степень суровости мер пресечения: личное обязательство считается наиболее мягкой, а вот содержание под стражей – наиболее суровой мерой. В свете этого, следственный судья либо суд обязаны отказывать в применении меры пресечения, если прокурор или следователь не докажут, что более мягкая мера пресечения не сможет предотвратить риски, во избежание наступления которых нужно применить более суровую меру пресечения.

Ну и, в-третьих, законодатель жестко ограничил сроки, в течение которых мера пресечения остается в силе. Например, домашний арест может быть применен к лицу на срок, не превышающий два месяца. Указанный срок может быть продлен, но совокупный срок домашнего ареста в рамках уголовного производства не может превышать шесть месяцев. Или, к примеру, срок содержания под стражей не должен превышать шестидесяти дней: опять-таки, срок может быть продлен, но даже при наихудшем варианте не может быть больше двенадцати месяцев.

Описанные сроки – переворот не только в уголовном процессе, но и в сознании сердобольных прокуроров и судей, которые держат невиновных людей (имеем ввиду людей, в отношении которых не вынесен приговор) под стражей по несколько лет. Украинскому правосудию известны случаи, когда без приговора человек содержался под стражей больше десяти лет. Были ли шансы у таких людей получить от украинской фемиды оправдательный приговор – вряд ли. Ведь если оправдать человека, который так долго содержался под стражей, фемида подарит ему уйму оснований для того, чтобы требовать компенсацию за незаконное заключение.

Учитывая изложенное, считаем положительным и очень необходимым шагом изменение подходов к применению мер пресечения, которые предложены УПК. При этом, не рекомендуем надеяться на скорое крушение стереотипов в сознании доблестных сотрудников правоохранительных органов и судей. То есть процессуальный закон новый, но вот методы работы останутся прежними еще надолго.

Арестовать или денег взять?

Хотим уделить внимание самой «популярной» на сегодняшний день мере пресечения – содержание под стражей, а также залогу, рейтинг которого постепенно возрастает среди мер пресечения.

О причинах популярности взятия под стражу, как меры пресечения, написано очень много - не станем вдаваться в подробности этой темы. Мы лишь немного порадуемся задекларированному в УПК принципу, согласно которому содержание под стражей – это исключительная мера пресечения, применяемая только в случае, если прокурор докажет, что ни одна из более мягких мер пресечения не может предотвратить риски, во избежание наступления которых нужно применить содержание под стражей.

Описанный принцип может послужить плацдармом для применения «разумной альтернативы» содержания под стражей – залога.

Нормами УПК урегулированы размеры залога, они разбиты на три группы и зависят от тяжести преступления, в совершении которого подозревается лицо (    от одного до трехсот размеров минимальной заработной платы).

Существует также норма, дающая право суду определить залог и в большем размере, нежели триста минимальных заработных плат.

Положительным является отсутствие в УПК нормы, которая действует сейчас, и устанавливает, что размер залога не может быть меньше ущерба, нанесенного в результате совершения преступления, либо размера дохода, незаконно полученного вследствие совершения преступления. Проблема применения существующего правила заключается в том, что размер ущерба или незаконно полученного дохода еще не определен. Его определение – одна из задач суда в рамках рассмотрения уголовного дела. Известны случаи, когда суды устанавливали объективно «неподъемные» для человека суммы залога, при этом оперируя, мягко скажем, не имеющими юридической силы письмами либо справками тех или иных органов (фискальных, правоохранительных и т.д.). Кроме того, мера пресечения, зачастую, применяется в самом начале досудебного следствия, то есть в тот момент, когда размер ущерба или незаконно полученного дохода еще только расследуется.

Таким образом, законодатель пресек прокурорским сотрудникам возможность угрожать тем, что они добьются от суда такого размера залога, с которым вряд ли справится подозреваемый (обвиняемый), и его возьмут под стражу.

Исходя из всего изложенного выше, можем сделать следующие выводы. Законодатель заложил в УПК гуманные по отношению к человеку принципы и правила применения мер пресечения. Многие новеллы УПК призваны сокрушить существующие стереотипы в применении содержания под стражей и залога. Изменятся ли в ближайшем обозримом будущем подходы в работе следствия, прокуратуры и судей – вряд ли, но правозащитники получили больше «материала», который дает возможности добиться для подзащитных применения справедливых мер пресечения.

Анатолий Летаев, старший юрист Юридической компании «Юскутум», адвокат

Оценка материала:

4.72 / 18
Уголовно-процессуальный кодекс: арестовать нельзя денег взять 4.72 5 18
Кабинет директора / Юрисконсульт
20.07.2012 10106
comments powered by Disqus
Еще материалы раздела «Юрисконсульт»