НОВОСТИ ДНЯ: Власть готова к падению рейтингов из-за непопулярных реформ — Зеленский  Путин предлагает Госдуме изменить 22 статьи Конституции РФ  Десять банков нарушили нормативы НБУ  Когда и где ждать снег: синоптики дали прогноз до конца недели  В Австралии выпал град с мячик для гольфа величиной  В ближайшие дни обещают сильный снег и ветер  Память защитников Донецкого аэропорта почтили в музее Второй мировойвсе новости дня
Жизнь и Стиль
Общество
 Ладо Гегечкори 18.05.2013 8088

Собачий вопрос: «Некоторых не убивали, а только глушили, затем заживо сдирали шкуру»

Контракты узнали, что изменилось за годы независимости в подходах к решению проблемы бездомных животных в Украине.

На голом энтузиазме

Холодным декабрьским утром 1996 года недалеко от Киева в заросшем поле притаились четверо людей. Вооруженные видеокамерой, они напряженно следили за обнесенной бетонным забором территорией. Ожидание оказалось не напрасным. Через дыру в ограждении они увидели, как на территорию Цеха по утилизации животных, разбрызгивая грязь, въехал грузовик. Из кузова доносился истеричный лай и жалобный скулеж…

«Когда мы приехали на территорию цеха, нас наотрез отказались пускать внутрь, – рассказывает основательница приюта для животных Тамара Тарнавская. – В течение нескольких дней мы осаждали утильцех. Отчаявшись узнать правду легальным путем, я и трое моих коллег залегли в поле».

Вместе с Тамарой Тарнавской на поиски истины отправились ее коллеги – австриец Кристиан Янач, немецкая журналистка Криста Шехтел и представитель организации защиты животных Манфред Гиз. Увиденное просто шокировало. Процесс утилизации животных начался прямо на месте. Животных ловили с помощью железных щипцов, затем им расшибали головы ударами металлического лома. Некоторых не убивали, а только глушили, после чего заживо сдирали шкуру. Останки уходили в мыловарню – на основе собачьего жира готовили хозяйственное мыло.

«Как выяснилось, сотрудники цеха – преимущественно зеки, – рассказывает Тарнавская. – То есть, преступники и садисты могли вполне законно заниматься привычным для них ремеслом, но уже на свободе».

От увиденного журналистка из Германии потеряла сознание, ей пришлось вызывать «скорую». В тот же день Тамара и ее коллеги созвали пресс-конференцию, где продемонстрировали свежедобытый материал руководству КМДА. Но, к большому удивлению защитников животных, их обвинили во лжи и фальсификации. Тогдашний мэр Киева Александр Омельченко не поверил, что под носом у властей процветает собачий концлагерь, а в мэрии заявили, что фильм сняли с целью оклеветать и очернить Украину в глазах европейского сообщества. Особенно яростно, по словам Тарнавской, защищало утильцех начальство Киевспецтранса, которому подчинялось руководство собачьего лагеря смерти. «При более детальном просмотре выяснилось, что на пленку попал начальник утильцеха, – рассказывает Тамары. - Это он яростнее всех обвинял нас в ненависти к Украине. Но после того как он сам увидел свое лицо на пленке, деваться ему было некуда».

Тарнавская и ее единомышленники составили письмо, адресованное руководству Украины, где призывали власти, решить проблему бездомных животных гуманным путем. Собрали более трех миллионов подписей, а тем временем демонстранты в Европе заблокировали работу украинских посольств, и власти Киева были вынуждены пойти навстречу защитникам животных. Абсолютно все требования протестующих были выполнены. Утильцех закрыли – оставшиеся в живых 60 собак были спасены. А территорию «лагеря смерти» передали организации SOS на 49 лет в бесплатную аренду. Так и началась история приюта для бездомных животных SOS в Пирогово.

За шестнадцать лет существования приют SOS получил от государства 24 тыс. грн. Для приюта, в котором 1200 собак и более 200 кошек, это весьма скромная сумма. Для сравнения: приют в Бородянке, где содержится около 500 собак, только за прошлый год получил 5,5 млн грн. Государственная помощь приюту SOS за прошлый год составила 6500 гривен. Персонал приюта Тамары Тарнавской составляют шесть человек, включая водителя. «Мы получаем чисто символическую зарплату, - поделилась с нами сотрудница приюта Галина. – Ее хватает только на то, чтобы ездить на работу и обратно».

В приюте трудятся четверо девушек-волонтерок, посменно. На их плечах уборка, готовка еды и уход за питомцами. Периодически им приходит на помощь водитель.

«Нам приходится переходить на альтернативные источники энергии, – поясняет Галина. – Раньше мы пользовались электрическим котлом, но сейчас его придется сменить и топить дровами». Только на оплату электроэнергии уходит более 1000 грн в день. Руководство SOS обратились за помощью в фонд Рината Ахметова «Розвиток України» – там выделили 23,85 тыс. грн. Этого хватило, чтобы покрыть счета за один месяц. Обращения к представителям власти остались без ответа.«Помощь пришла с Запада, - вспоминает Тарнавская. – Из фонда Брижит Бордо пришло 5 тыс. евро. На эти деньги мы приобрели полевую кухню, закупили сухие корма, дрова».

Часть собак свободно перемещаются по территории, а в вольерах сидят преимущественно «старожилы». Четвероногие при виде корреспондентов Контрактов сначала забеспокоились, но, обнюхав каждого как следует, завиляли хвостами. Собачий фейс-контроль был пройден. Толпа из нескольких десятков собак сопровождала нас по всей территории приюта.

Питомца себе может выбрать любой желающий абсолютно бесплатно. Из печально известного приюта в Бородянке SOS выкупил 163 собаки. Животных отправили в Германию, где их в считанные дни разобрали сердобольные немцы. А для четвероногих, которые после пребывания в Бородянке бросались на всех, из Германии выслали… собачьего психолога.

Прибывший специалист провел в нашей стране более двух недель. Он сначала просто сидел у вольера с двумя разъяренными псами. Потом начал с ними говорить, читал им книги и даже ставил музыку. В конце концов, он уже спокойно сидел с ними в вольере и кормил их из рук. Он возродил их веру в людей. И увез обоих псов с собой в Германию.

«Наш приют посещали и украинские знаменитости, - поделилась успехами Тамара Тарнавская. – Особенно мне запомнился визит Виталия Кличко. Он хотел заехать на двадцать минут, а остался на два часа. Никогда не забуду, с какой нежностью этот огромный, сильный мужчина смотрел на крохотных щенков которых держал на руках…»

Идет хота на дворняг, идет охота…

Но есть и другой взгляд на решение проблемы бездомных животных. Радикальный. Его представляют догхантеры.

«Охота на дворняг вовсе не хобби, а необходимость, – утверждает догхантер Юлия. – В регионах бездомные собаки расплодились до количества, которое реально представляет угрозу для людей. Наше государство на подобную проблему не обращает внимания и не предпринимает никаких попыток по зачистке улиц от стай диких собак».

Для симферопольского догхантера Михаила, стезя догхантинга началась с небольшого подвига. «У нас возле двора жила бездомная собака Эльза, все соседи ее кормили. В принципе, она была довольно добрая. Но однажды собака загуляла. Кобелей набежало штук с 10. Все боялись пройти мимо, а псина с насиженного места уходить не собиралась. Как-то утром услышал крики соседей. Выглянул в окно и увидел, что один из кобелей набросился на мальчика. Работаю я охранником, да и поохотиться люблю, стрелять умею. Ну, взял ружьё и уложил собаку. Стая разбежалась. С тех пор у нас на районе собачки не бегают».

Примечательно, что догхантеры не отождествляют себя с садистами и живодерами – напротив, изо всех сил стараются отделаться от подобного имиджа. По словам Юлии, общество с легкой подачи СМИ, готово записать в догхантеры первого попавшегося садиста, издевающегося над четвероногими. В более редких случаях изверги сами называют себя догахнтерами, чтобы оправдать свою жестокость. С такими немногочисленная гвардия охотников на дворняг активно борется. «Настоящий догхантер никогда не применяет сподручных средств – ножей, ломов, молотков или лопат. Собак уничтожают двумя способами – пулей и ядом, – делится опытом охотница. – Причем яд всегда должен передаваться из рук – в рот вредителю. А человек, разбрасывающий яд хаотично – возле детских площадок и на местах выгула домашних собак - не является догхантером».

Внесите свою лепту в решение проблемы – приютите одну из сотен тысяч бездомных собак

На охоту команды охотников выходят в 4-5 часов утра, когда улицы городов пусты. В своей среде догхантеры ценят хладнокровие и компетентность. А к большинству своих идеологических оппонентов – зоозащитников, презрения не скрывают. «По всему миру ежедневно убивают десятки тысяч животных, - говорит Юлия. – А большинство тех, кто защищает дворняг, носят кожаную одежду. Они сами и их питомцы каждый день едят мясо. Они делают то же, что и мы. Вот только в разы более жестоко и абсолютно легально. Они защищают один вид животных, но при этом сквозь пальцы смотрят на убийство других».

Саму Юлию, встать на тропу войны вынудил несчастный случай. Когда она выгуливала своего питомца на улице, на них напал бродячий пес. В результате долгой борьбы хозяйке удалось спасти своего любимца. Но пес был так искусан, что его пришлось везти к ветеринару. После этого случая, девушка твердо решила, что единственно возможный метод борьбы с дворнягами – яд и ружейная пуля.

Кормежку бездомных собак, догхантеры считают занятием вредоносным. По их мнению, дворняги – хищники по природе, которые не имеют ничего общего с домашними собаками. Разница лишь в том, что живя в городской среде, они полностью под нее адаптировались, и в отличие от лесных хищников – не испытывают страха при виде людей.

На решение в Украине вопроса бездомных животных европейскими методами догхантеры смотрят крайне скептически. «В Европе власти тратят на решение проблемы бездомных собак большие средства. Но встаёт вопрос о самой целесообразности расхода бюджета на бездомных собак, – говорит Юлия. – У нас беспризорных детей сейчас больше, чем после гражданской войны».

«Если речь будет идти о стерилизации животных, то и это несколько непродуктивно, - продолжает Юлия. - Собаки не насилуют, а кусают. Ну, допустим, лет через 6-7 такая собака умрёт. Но до этого, она вполне может сожрать кого-то! Подобные решения хороши для Европы, пусть там волонтеры этим и занимаются. А на постсоветском пространстве настоящими волонтерами остаются догхантеры».

«Стерилизация никогда не решит проблему бродячих животных, – также уверен Сергей. – Стерилизованный пес не менее опасен для человека. Вот против приютов мы ничего не имеем. Только государство не спешит их строить».

Российское законодательство либерально по отношению к догхантерам. Чего не скажешь об украинском. И если российские охотники на дворняг (как и тамошние зоозащитники) утверждают, что получить лицензию на отстрел собак у них получить вполне реально, то украинские догхантеры такими вольностями похвастаться не могут. Впрочем, это их нисколько не пугает. «Я знаю, что наше дело противозаконно, – говорит догхантер Сергей. – Но пока не приходилось сталкиваться с какими-то санкциями. Да и опыт друзей показывает, что сажают единицы, в основном это штраф 85 грн, либо 15 часов в компании правоохранителей».

Когда Контракты решили узнать статистику по «покусам» людей дворнягами, оказалось что МВД такой информацией не располагает. Но проблема от этого никуда не исчезает. Частные приюты и бородянское КП уже не в силах принимать новых четвероногих постояльцев. И если вы не желаете оставаться в стороне и выступаете против методов догхантеров – внесите свою лепту в решение этой проблемы. Приютите у себя одну из сотен тысяч бездомных собак.

Оценка материала:

3.94 / 17
Собачий вопрос: «Некоторых не убивали, а только глушили, затем заживо сдирали шкуру» 3.94 5 17
Жизнь и Стиль / Общество
 Ладо Гегечкори 18.05.2013 8088
Еще материалы раздела «Общество»