НОВОСТИ ДНЯ: В ПАСЕ создали следственный орган для расследования коррупции в организации  Гройсман: Семенченко координировал блокаду Донбасса с Россией  Глава Приватбанка Шлапак подал в отставку  В зоне АТО военные обезвредили диверсионную разведгруппу  Тендеры на внедрение 4G запланированы на осень  Официально: Приватбанк докапитализируют на 38,5 миллиарда  Госдеп США: Россия управляет боевиками, обучает их и финансируетвсе новости дня
02.09.2013 19042

Путешествие в голову Януковского

Этот день для киевского психиатра Сергея Владимировича Быкова должен был завершиться в 16:00, когда у него заканчивался прием в VIP-поликлинике, обслуживающей высших чиновников страны.

С утра у него уже побывал Николай Яныч Азиров, который жаловался, что по ночам ему снятся кошмары исключительно на украинском языке. На прием к психиатру приходил Сергей Гарбузов, запутавшийся в цифрах и именах: свою любовницу он называл «прибыль моя ежеквартальная», а представителей оппозиции «расходы незапланированные». Давеча к Быкову заглянул Михаил Чичитов. В кабинет к врачу он зашел в 12:05, а вышел аж в 15:15 – ох и намучался Сергей Владимирович. Вначале Чичитов не понял, где он находится, подумав, что это заседание Рады, поэтому махал руками, аки журавль – вверх, вниз. Посбивал доктору все истории болезней с полок. Кричал, глядя в портрет Фрейда, висящего на стене, «я тебя как котенка сделаю», а после, немного успокоившись, вдруг сел на стул и громко заплакал, всхлипывая и вытираясь бланками для рецептов, мол, Юлю ему жалко.

Устав от неспокойных пациентов, Быков смотрел в окно. Легкий сентябрьский ветер, залетавший в форточку, гладил лицо врача мягкими, прохладными дуновениями. Вдруг в дверь постучали. «Войдите», – хотел было сказать психиатр, но дверь без спроса распахнулась, и в кабинет вошел амбал в черном костюме, черных очках и с микрофоном в ухе, от которого тянулся белый скрученный проводок. Молча осмотрев территорию, здоровяк мельком взглянул на Быкова, заглянул под стол, зачем-то отодвинул стул и поднял с пола рецепты, заплаканные Чичитовым. Все это действие длилось буквально несколько секунд. Телохранитель вышел и в кабинет вошел объект, который амбал охранял. При виде посетителя Сергей Владимирович встрепенулся, вытянувшись по струнке.

butchenko

Максим
Бутченко

украинский журналист и блоггер. Стал инициатором создания «коллективного блога» – платформы, на которой несколько блоггеров обсуждают одну тему. Неоднократный участник семинаров и конференций по журналистике.

«Доктор, представляться не буду, наверняка, вы меня знаете», – сказал посетитель и протянул руку. «Конечно, Виктор Федорович», – сказал врач, медленно опускаясь в кожаное кресло.

Возникла неловкая пауза. «Знаете, доктор, у меня проблемка одна тут маячит. С ней я не могу никак справиться», – сказал Януковский, вдруг посмотрев на врача застенчивым взглядом.

«Ну-с, внимательно слушаю», – Быков вдруг перешел на старорусскую приставку «с».

«Понимаете, доктор, – продолжил Виктор Федорович, – когда я бегу по пенькам, то считаю их в уме «раз-два-три» и так далее. Но в последнее время я стал пеньки перепрыгивать через один. И сбиваться со счету», – сделав печальные глаза, президент грустно взглянул на врача. «Ух, мне бы твои проблемы», – подумал Сергей Владимирович, сделавший умное лицо и быстро записывающий что-то на бумаге.

«А еще когда у меня плохое настроение, или как там по-научному… во, депрессия!, меня так и тянет покупать золотые унитазы. Я ими уже все склады забил. Понимаете, приду я вечером в склад, открою двери, зайду внутрь, аж глаза разбегаются – золотой унитаз там, золотой унитаз здесь. И мне аж жить хочется. Эх, унитазная жизнь у меня доктор», – вдруг очень грустно сказал Януковский.

В комнате повисла пугающая тишина. Врач думал о том, какая беззаботная жизнь у президента, знай только бегай по унитазам, как оголтелый – выплескивай свои отрицательные эмоции. А Виктор Федорович своим чутьем, как побывавший в местах не столь отдаленных, также думал о своем запасе: «Как бы этот урка мои унитазики не слямзил».

«Доктор, выписали бы мне капелек, да и пошел я», – взмолился Виктор Федорович, чьи ноги так и бежали к заветному складу.

«Да, конечно», – сказал Быков, выписывая рецепт. Дверь за VIP-пациентом закрылась с той стороны. Врач остался один. Вечерело. Холодный осенний ветер так и рвался в комнату, обдавая врача ледяным дыханием. Сергей Владимирович стоял у окна и смотрел на дерево с опадающими листьями. Доктор думал о том, что ради того, чтобы повысить свое самомнение золотыми приборами его последний пациент выдаивает из страны последние соки. О том, как ему до сих пор верят люди, и не записать ли их всех к нему на прием.

Дальше мысли доктора ушли в какие-то воспоминания детства, чистого и светлого. Стало даже немного тепло. А в этом время оборвавшийся с дерева сухой лист, кружась и перекручиваясь, пустился в первый и последний полет к окну, в котором маячил осунувшийся и грустный врач.

Оценка материала:

4.91 / 22
Путешествие в голову Януковского 4.91 5 22
 Максим Бутченко 02.09.2013 19042
comments powered by Disqus
Еще колонки: Максим Бутченко
  • Памяти Небесной сотни Памяти Небесной сотни

    Отец редко называл его «сынишка». Когда он в первый раз должен был пойти в школу, то на первой звонок по городской улице его вел отец – мама заболела и лежала в больнице. Он шел в неуклюжей синей форме, портфель, висящий на спине, то и дело заставлял его одергивать плечом – неудобно идти. Со стороны это выглядело забавно. Подходя к школе, отец, одетый в коричневую вельветовую куртку, взял его руку и хотел посмотреть на него: «Сынишка ты мой». Но мальчик, сделав серьезное лицо, смотрел вперед…

  • Покаяние Чичитова Покаяние Чичитова

    В липкой темноте киевского вечера по улице осторожно пробирался человек. Вернее, не пробирался, а семенил маленькими шажками. Поминутно оглядываясь назад, необычный путник направлялся в сторону Майдана. Впереди возвышался скомканный профиль баррикад с врытыми кусками железа, прутьями и крестом, вздымающимся, словно на Голгофе.

    Колонки / Максим Бутченко Максим Бутченко 17.02.2014 13038
  • Преступная сеть Папова Преступная сеть Папова

    Неизвестный господин в черной куртке, темных брюках и очках приближался к зданию КГГА, захваченному митингующими. По улице разгуливали случайные люди, возвышавшиеся палатки с извилистым дымком на крыше, будто подвешенным на веревке, бросались в глаза среди сталинского ампира Хрещатика. Между тем неизвестный господин спешил зайти в здание мэрии.

  • Маркав и тюремщик. Почти реальная история Маркав и тюремщик. Почти реальная история

    Артема Козина, охранника Лукьяновского СИЗО, уже три года мучает один и тот же вопрос.

    Колонки / Максим Бутченко Максим Бутченко 04.11.2013 15896
  • Заложник системы, или Поверженный прокурор Кюзьмин Заложник системы, или Поверженный прокурор Кюзьмин

    Баба Маша открыла узкую дверь, спрятанную под лестницей. Включила свет. 60-ватная лампочка разорвала темноту коморки. Швабра, несколько тряпок, железное ведро – весь необходимый инвентарь уборщицы аккуратно разложен. На стене висит портрет Тимашенко: «Юли-волю», несколько открыток и рамочка с поздравлением – «С 65-летием! Администрация».

    Колонки / Максим Бутченко Максим Бутченко 07.10.2013 12868