Фоторепортажиметки: люди
  • Теплая осень 2019-го Теплая осень 2019-го

    Фотограф Дмитрий Дятлов: «В этом году осень выдалась на удивление теплой. Кто-то воспринял это как природную аномалию, кто-то - как неожиданный подарок природы, еще одно «бонусное» маленькое лето. В октябре было несколько по-настоящему солнечный дней, наполненных какой-то удивительной энергетикой. Хотелось часами бродить с фотоаппаратом по городу, фиксируя краски и эмоции. В этот репортаж вошли кадры, отснятые в парках и на улицах Киева. Давайте запомним эту слегка сумасшедшую осень такой».

    10.11.2019 30 3196
  • Киевское метро в объективе Дмитрия Дятлова Киевское метро в объективе Дмитрия Дятлова

    Фотограф и путешественник Дмитрий Дятлов: «Киевское метро – уникально! И с годами становится все красивее. Достаточно просто покататься в нем несколько дней, и репортаж готов. Мрамор, граффити, стихийная торговля, мосты над Днепром и главное – люди – придают особый колорит. И это правда уникально, такого больше нигде нет».  

    30.10.2019 31 3488
  • Холодный октябрьский понедельник: замерзшая столица в лицах Холодный октябрьский понедельник: замерзшая столица в лицах

    В начале осени жители Киева радовались теплому воздуху и солнечным лучам. Но не долго музыка играла. Октябрь принес в столицу резкое похолодание и порывистый ветер, к чему многие оказались не готовы.  Понедельник — день тяжелый. И он становится еще сложнее, когда по дороге на работу или учебу вас пронизывает осенний холод. Резкому погодному изменению рады не все жители города. Ведь многие еще не успели достать теплые вещи из шкафа и вышли на улицу в легкой осенней одежде. Но и в этом можно найти плюс. По дороге на работу вы окончательно взбодритесь и забудете про сонливость. А если добавить в эту формулу чашечку горячего ароматного кофе — день точно удастся. В холодный понедельник жители столицы спешат по своим делам. Многие из них явно не ожидали такой погоды и стараются быстрее добежать из одного теплого места в другое. Более продуманные люди уже надели шапки и капюшоны. А «любители экстрима» прогуливаются в легких пальто и кожаных куртках.

    07.10.2019 14 3994
  • Город, которого нет: Киев Александра Ранчукова Город, которого нет: Киев Александра Ранчукова

    Александр Ранчуков был уличным фотографом, которого не интересовала эстетика стрит-фотографии. Он бежал из города в лес, но не противопоставлял их друг другу. Он бросал вызов советским плакатам, показывая настоящих советских людей и настоящую советскую жизнь. Фотограф Александр Ляпин вспоминает друга, коллегу и знатока украинских улиц. «Александр Ранчуков — автор нескольких книг о Киеве и огромного числа снимков. Ранчуков боролся за сохранение памятников истории и архитектуры, был теоретиком творческой фотографии, мыслителем. А как фотограф он стал летописцем Украины времен позднего СССР. Ранчуков был уличным фотографом, но его почти не интересовала эстетика стрит-фотографии — охота за моментом, поиск уникальной композиции, которая существует доли секунды. Его интересовало типичное, то, что связывает людей его времени в разных городах Украины. Ранчуков писал картину советского бытия — скучного и невыразительного, даже омертвевшего: одинаковые серые улицы, неприглядная одежда, уличная торговля, лужи и грязь. На его снимках — горькая, безысходная пустота. Ранчуков не останавливает мгновение, а фиксирует и так застывшее время, липнущее к эмульсии фотопленки. Александр снимал на уровне глаз — «как видит прохожий» — и не признавал цветной фотографии: «Цвет — это поверхностное видение предмета. Сегодня человек может быть в красной рубашке, завтра в зеленой. Здание можно покрасить в коричневый цвет, завтра в зеленый… Невозможно понять предмет съемки в цвете. Объем, фактура определяет его. Цвет отвлекает, а черно-белый снимок помогает выявить суть объекта , который я фотографирую». Коллеги не всегда понимали, зачем Ранчуков фиксирует «никакое ничто». Этим не похвастаешься на конкурсах, не получишь золотую медаль на выставке. Сам фотограф не верил, что работы будут оценены и востребованы при его жизни. Он осознанно снимал «в стол» — но с удовольствием показывал фотографии всем желающим. «Если снимок получился удачным, возможно, он может заинтересовать кого-то еще. Таким образом, фотография — это мой способ общения с миром, с другими людьми». Мне он признавался, что работает как летописец: потом, через много десятилетий эти черно-белые отпечатки дополнят рассказ о печальном конце СССР, разложение которого так хорошо выражали тусклые улицы городов. Ранчуков верил в светлое будущее страны и говорил, что молодые люди, которые будут жить в довольной, сытой, богатой Украине, благодаря его снимкам смогут узнать, как тут все было раньше. Он хотел показать этой молодежи, как выглядели лица советских людей — совсем иначе, чем на плакатах. Ранчуков вписывал лицо прохожего в окружающую среду, не противопоставляя, не дополняя, а утверждая, что это одно и то же: лица прохожих похожи на тротуары, облезлые стены домов, темные окна с недобрыми «взглядами» мутных стекол. Ранчуков был человеком природы. Он брал палатку, садился на велосипед и уезжал в лес. Находил места, куда люди не доходят, и жил там неделями — старался слиться с окружающим миром, стать его частью. Он не убивал комаров, которые пили его кровь. Как-то фотограф обнаружил рядом с палаткой гнездо шершней и лежбище ядовитых змей. Так они и жили рядом, не беспокоя друг друга. С не меньшей страстью Александр делал городские пейзажи: он снимал улицы ранним утром, в тумане — бродил по пустынным кварталам, пытаясь уловить что-то сверхреальное. Однажды он сфотографировал скамейку в «Софии Киевской» и назвал ее «Место для разговора с Богом»: «…ты можешь прийти, сесть на эту скамеечку — никто тебе не помешает — и поразмышлять: о жизни, о себе, о чем-то важном… Для кого-то это и есть разговор с Богом. Или — медитация». Интересно, что Ранчуков, будучи абсолютно нерелигиозным человеком, часто связывал свои фотографии с именем Бога. Однажды он увидел в фактуре древесной коры, в следах, оставленных короедами, некие знаки, напоминающие буквы или иероглифы. Атеист Ранчуков фотографировал их раз за разом, сделал сотни снимков — он расшифровывал письмена Бога. Глаза фотографа светились, он говорил, что почти понимает эти послания и скоро их объяснит. Пейзажи Ранчукова очень непросты: это не упоение туманами и восходами, а расшифровка посланий и знаков, игра жизни и смерти, антропоморфные и зооморфные образы. Для него это были отражения каких-то глобальных, неосязаемых человеческим разумом процессов. Ранчуков сам иногда удивлялся тому, что увидела его камера, ее неожиданному сарказму. Когда в начале 90-х он торговал своими фотографиями на Андреевском спуске, особенно хорошо продавался снимок, на котором толпа плохо одетых советских мужчин с удивлением и восторгом рассматривала американский автомобиль. Они напоминали австралийских аборигенов, впервые увидевших самодвижущуюся техническую диковинку. Такие сюжеты привлекали покупателей. Ранчуков был в отчаянии от их предпочтений и, несмотря на успех торговли, вскоре ее забросил. В конце жизни он все чаще сбегал в лес — прятался там от города, который разрушался сам и разрушал представление о гармонии в сознании фотографа. Работая в НИИ теории и истории архитектуры, Ранчуков вдоль и поперек отснял Киев и другие города Украины: детали фасадов старых домов, виды улиц и площадей. Когда пару лет назад я был у него дома, мы долго рассматривали фотографии Киева — и он с горечью замечал: этого дома уже нет, этой улицы нет, тут все по-другому. Как-то он показал свои киевские снимки студентам одного из столичных вузов: все они были киевлянами и считали, что знают и любят родной город. Они рассматривали работы и вдруг спросили: а что это за город? Ранчуков опешил: «Этого города больше нет, и жителей его тоже больше не осталось». Собрал фотографии, сказал: «До свидания» — и вышел курить.Когда прощались с Ранчуковым, выступил только один человек — Александр Гляделов. Он произнес одну короткую фразу: «Старый Киев, который любил и снимал Ранчуков, умер, а вместе с ним ушел и Ранчуков».

    30.09.2019 45 6165
  • «Всі ми різні. Та всі ми об’єднані одним прагненням». Rapid Trident в обличчях «Всі ми різні. Та всі ми об’єднані одним прагненням». Rapid Trident в обличчях

    «Всі ми різні. Носимо різні однострої, належимо до Збройних Сил різних країн. У кожного нас свої завдання і своє покликання. Та всі ми об’єднані одним прагненням – миру і спокою в наших домівках. У Міжнародному центрі мироворчості та безпеки Національної академії сухопутних військ імені гетьмана Петра Сагайдачного, що на Львівщині тривають міжнародні командно-штабні навчання «Rapid Trident-2019»», - прес-служба Міністерства оборони України. Фото: Володимир Скоростецький, Тарас Грень

    27.09.2019 36 5194
  • Осенняя столица в лицах: как жители Киева спасаются от ветра и холода Осенняя столица в лицах: как жители Киева спасаются от ветра и холода

    Еще недавно мы загорали на пляжах и наслаждались летним солнцем, но сентябрь преподнес нам неприятный сюрприз. Осень решила прийти без долгой раскачки и сразу заставила пересмотреть свой гардероб в поисках теплых вещей. Не все жители Киева успели подобрать свой лук для такой прохладной осени, а потому, судорожно перебирая гардероб, думали больше о тепле, чем моде. Кожанки, свитера и даже куртки с мехом — вот неполный того, в чем согреваются жители Киева сегодня.

    19.09.2019 15 5795
  • Столица в лицах: какое настроение у жителей Киева в солнечно-дождливый вторник Столица в лицах: какое настроение у жителей Киева в солнечно-дождливый вторник

    Вторник, 9 июля, выдался совсем не летним, солнышко лишь изредка выглядывает из-за туч. В такой день не все хочется выходить из дома, но рабочий день никто не отменял. И хоть столбик термометра еле дотягивает до +23, народ не спешит надевать свитера и теплые куртки. И даже дождик им не помеха, его можно переждать в уютной кофейне с чашкой горячего чая. Фотограф издания "Информатор" вышел на фотоохоту, чтобы найти новых ярких людей и поделиться с ними хорошим настроением. Ищите себя на снимках — возможно именно вас сегодня запечатлел наш фотограф. Ощущение, что Киев пережил сегодня несколько сезонов: утром — солнечную прохладную весну, днем — дождливую осень с внезапным ливнем, а после 15:00 — в небе опять светит солнышко, буквально за десять минут осушив лужи. Интересно, что же будет к вечеру? Если верить синоптикам, то осадков до ночи не будет, поэтому можно смело оставить дома зонт.

    09.07.2019 11 3165
  • Киев – город-курорт. Как молодежь отдыхает на столичных пляжах: фотоподборка Киев – город-курорт. Как молодежь отдыхает на столичных пляжах: фотоподборка

    Июньская жара в Киеве накаляет асфальт и человеческие тела до предела. Единственный способ спастись от солнцепека — это сходить на пляж и подставить свою кожу под обжигающие лучи, превращая тело в изваяние из бронзы. А затем, разгоряченным опуститься в прохладную гладь воды, позволяя каплям медленно стекать по коже. В июне на пляжах Киева яблоку места не было упасть. С другой стороны, зачем на пляжах яблоки, когда их заполнили толпы красивых девушек и знойных парней. Ребята отлично проводят время подставляя свои тела под солнечные лучи, купаясь в водах Днепра, знакомясь и намазывая друг друга кремом для загара. Летний солнцепек на пляже — это отличный способ и себя показать и на других посмотреть. Вот и фотограф издания "Информатор" вдоволь насмотрелся на красивых людей, пришедших на столичные пляжи, чтобы отлично провести время, загореть и получить ни с чем не сравнимые ощущения. Предлагаем посмотреть на буйство разгоряченных тел и вам.

    25.06.2019 11 4579
  • Здесь было море: как живут на берегах высохшего Арала Здесь было море: как живут на берегах высохшего Арала

    Аральское море — соленое озеро, которое находилось на границе Казахстана и Узбекистана и входило в тройку самых больших озер планеты. Неразумно высокое потребление его воды для орошения хлопковых полей привело к тому, что Аральское море стало высыхать. За последние сорок лет площадь озера сократилась в десять раз. Из-за снижения уровня воды погибла рыба. Высыхание моря не только лишило людей работы, но и сказалось на экологии: Арал был огромным терморегулятором, поэтому, когда вода ушла, максимальная температура в окрестностях стала достигать 60°C.Документальный фотограф и журналист Юлия Галушина путешествовала по Приаралью, снимая жизнь людей, которые верят, что Аральское море возродится. — В бассейне Аральского моря проживает 40 миллионов человек, из них 4 миллиона — в зоне экологического бедствия. Все, кто мог, давно уехали отсюда. Остались пенсионеры и те, кто присматривает за пожилыми родителями. Местные работают в госучреждениях, в поселках люди зарабатывают на жизнь разводя овец, лошадей и верблюдов. Молодежь при первой возможности уезжает на заработки в большие города России и Казахстана. Еще в окрестностях Арала живут романтики, которые верят, что море возродится. Меня впечатлила история одной семьи из села Акеспе. Когда море ушло, песок завалил его по самые крыши. Местные жители построили аул в трех километрах от старого селения и перебрались туда. В поселке осталось десять семей. Одну из жительниц Акеспе зовут Турсун. Ее муж несет вахту на Урале, четверо детей каждый день ездят в школу в соседнее село. Несмотря на то что в Акеспе нет ни магазинов, ни канализации, Турсун не хочет бросать свой дом. В поселке Шеге я познакомилась с художником. Он видел Аральское море в детстве, но до сих пор продолжает рисовать его. Еще есть ученый, который собирает у себя дома документы о катастрофе на Арале. Однажды во время аэросъемки он увидел на дне огромные рисунки и вот уже двадцать пять лет пытается разгадать их значение. Все эти люди заботятся об Аральском море, как о больном ребенке, и ждут его выздоровления. Люди на Арале живут воспоминаниями. После их историй я невольно представляла, как здесь было раньше: море, корабли, обжитые дома на берегу. Я снимала в Узбекистане и Казахстане. Начала в Аральске — бывшем порту Аральского моря, — потом побывала в рыбацких поселках Акеспе, Тастубек, Жаксыкылыш, Шеге, и Муйнаке — узбекском городе, в котором тоже когда-то был порт. Сюда приезжает так много журналистов, киношников и блогеров, что местные шутят: если бы каждый из них привозил с собой ведро воды, Аральское море удалось бы спасти. За снимок некоторые местные жители просят деньги — люди слишком устали от внимания фотографов. Туристы — один из основных источников дохода для местных, которые селят их у себя дома и проводят для них экскурсии. Особо предприимчивые открывают заправки и гостиницы. Кроме сумок с национальной вышивкой, других сувениров здесь нет. Но путешественники из Европы, США и Японии едут сюда не за ними, а чтобы увидеть сюрреалистические пейзажи в духе Сальвадора Дали и ржавые суда в песчаных дюнах. До недавнего времени на Арале было два кладбища кораблей — в Муйнаке и Жаланаше. Но пять лет назад местные жители растащили двенадцать кораблей в Жаланаше на металлолом. Туристы, которые сегодня приезжают в Жаланаш ради селфи на фоне ненужных судов, находят только длинные ржавые пятна на земле. Дно высохшего моря покрылось слоем соли; местами почва поросла саксаулом и желтым камышом. Внедорожники, на которых ездят путешественники и местные жители, отполировали землю до блеска. Поблескивающие на солнце солончаки издалека напоминают водную гладь. В Приаралье регулярно случаются бури. Ветер поднимает со дна пыль, соль и химикаты, которые оседают в селах Каракалпакстана и Туркменистана. Песком покрыты дороги, площади, тротуары; чтобы защитить свои дома, местные жители наглухо закрывают окна. Когда ходишь по здешним местам, каждый шаг поднимает облако пыли. Из-за сухого воздуха все время кашляешь, поэтому некоторые люди здесь ходят в защитных масках. Осолонение Арала привело к тому, что подземные воды тоже стали солеными, поэтому пить воду из-под крана нельзя (но люди все равно ее используют). В Казахстане большие природные запасы соли, в Приаралье она считается природным богатством. По иронии судьбы, соль убила все живое в районе Арала. Правительство СССР знало, что Аральское море исчезнет, но продолжало выкачивать из него воду. Арал «выпивали» пять республик: Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан. Они и должны были его спасать. Первые шаги были сделаны в девяностых: страны Центральной Азии подписали соглашение о спасении водоема и создали Международный Фонд спасения Арала. Вода из Арала шла на снабжение городов, орошение хлопковых полей, а также использовалась на заводах, которые находятся в бассейнах рек Амударьи и Сырдарьи. Чтобы спасти море, пришлось бы остановить промышленность на сорок лет. Чиновники бы на это никогда не пошли, поэтому многие проекты по восстановлению умирающего Арала остались на бумаге. Четырнадцать лет назад власти Казахстана построили Кокаральскую плотину, которая спасла Малый Арал от пересыхания. После того как в водоеме появилась рыба, сюда на двухнедельную вахту начали приезжать молодые люди из Кызылорды и Аральска. Живут они в землянках по несколько человек, пойманную рыбу сдают на предприятия. Если повезет, одна лодка с несколькими рыбаками может заработать за день около $200. Больше всего платят за сазана и судака. Власти Казахстана и Узбекистана пытаются смягчить последствия катастрофы. На дне высохшего моря высаживают кустарник. По расчетам чиновников, через десять лет растения покроют всю площадь и остановят эрозию грунта. На берегу высаживают фруктовые деревья. Но пока эффект едва заметен. Я продолжаю снимать на берегах Арала. Чтобы найти явления, скрытые от туристов, специально отхожу от популярных маршрутов. В моих планах издать фотокнигу под названием «Почти море». Я посвящу ее людям, которые потеряли море и привыкают жить без него.

    19.06.2019 19 4336
  • Дитя Чорнобиля: в Україні живе дівчина, яка народилася у зоні відчуження Дитя Чорнобиля: в Україні живе дівчина, яка народилася у зоні відчуження

    В Україні є дівчина, яка виросла в Чорнобильській вже після аварії на ЧАЕС. 19-річна Марія зараз навчається в одному з вищих навчальних закладів Києва, працює і каже, що не має проблем зі здоров’ям, а у її житті все добре. Про це пише Daily Mirror. Зараз Марії 19 років, вона є  студенткою одного з київських вишів  і не має проблем зі здоров’ям. Довгий час ім’я єдиної дитини, що народилася в Чорнобилі, не фігурувало в пресі, хоча про її народження в Чорнобильській зоні було відомо 19 років тому. Дівчинка росла біля Чорнобиля, оскільки її батькам відмовили в альтернативному житлі і вони вирішили залишитися в 30-кілометровій зоні. Не все було так добре – батьків Марії переслідували і звинувачували у “вбивстві” дитини. Марійка харчувалася рибою, яку її батько ловив у річці –  від неї тріщали лічильники Гейгера, і пила молоко від місцевих корів. За словами мами Марії Лідії Совенко, її дочка цілком здорова: “Люди тут вірять, що Маша є символом Чорнобильського ренесансу і  інтерпретують це як благословення,  що життя повертається до цього закинутого місця”. Сама Марія розповіла журналістам, що у її житті все добре. “У мене все добре, я працюю. Забезпечую себе, ось і все”. Друг Марії наголосив, що дівчина не хоче вважати себе унікальною через те, що народилася в Чорнобилі, і швидше бачить це як “стигму”.

    11.06.2019 10 4176