16.11.2017 3983

Что такое государство и откуда оно берется? Спонтанные порядки

Предыдущая заметка о спонтанных порядках неожиданно вызвала дискуссию, которая, в своей значимой части свелась к вопросу о происхождении государства. Утверждалось, что государство завелось само собой и тоже является спонтанным порядком по той причине, что агрессия — естественное для человека поведение.

Поскольку это утверждение встречается довольно часто, попробуем его разобрать. Это не так просто, как кажется, потому, что нам придется разобраться с тем, что такое «спонтанный порядок», «общество», «государство», нам придется выяснить, что такое «естественное поведение» и где граница, отличающая его от «неестественного» и, наконец, где граница между «внешним» и «внутренним», которая является важной для утверждения о том, что «государство приходит извне» и возражения, что «оно возникает внутри». Совершенно очевидно, что каждое из этих явлений заслуживает полноценного академического исследования, я ни в коей мере не претендую на таковое, я лишь собираюсь показать некие контуры проблемы, которых, как мне кажется, самих по себе будет вполне достаточно для того, чтобы распознать ошибки в бытовом представлении о государстве и кое-где указать на причины этих ошибок.

Итак, для начала нужно выяснить, что является спонтанным порядком, а что — нет и какими свойствами обладают эти самые порядки. Как уже говорилось — спонтанные порядки — это сложные структуры, которые могут возникнуть при многократном повторении неких простых правил. О происхождении правил в случае социальных порядков мы поговорим в последующих заметках, а пока отметим, что возникновение такого порядка не является целью тех, кто следует правилам. Завораживающие фракталы Мандельброта являются результатом применения простых математических формул, а не порождением ума самого Мандельброта. Шестиугольник в атмосфере Сатурна, шестиугольные «скалы дьявола» в Ирландии и опять-таки, шестиугольные пчелиные соты имеют своей причиной простые законы физики. Атомы газов, частицы лавы или пчелы ничего не знают ни о законах, которым они, оказывается, следуют, ни о том, что в результате получится радующая глаз и удивляющая совершенством абстракция, которую люди именуют шестиугольником, и которая, по их мнению, подразумевает осознающего себя и свои цели создателя.

То есть, спонтанным порядком будет нечто, выходящее за пределы первоначальных намерений действующих субъектов (в случае общества), но, тем не менее, полезное для них. Классический пример того, как создаются спонтанные порядки — это тропинка в лесу, которая возникла «сама собой» и которую никто не прокладывал специально. Каждый стремился к своей цели, тропинка возникла как побочный результат, помогающий (теперь) каждому, кто ею пользуется. Правда, тропинка — это явление в физическом мире. Классические социальные спонтанные порядки существуют не в виде физических объектов, а в виде практик и шаблонов поведения. Некоторые из них легко увидеть — это, например, язык, право, мораль или деньги. Все эти явления не были «созданы», они возникли в ходе человеческой деятельности и теперь они значительно облегчают ее и делают более результативной.

Социальная жизнь изобилует спонтанными порядками, именно они делают ее сносной, а иногда даже приятной. Подавляющее большинство этих порядков трудно вычленить и вообще говоря, это просто не нужно (почему — об этом речь пойдет в следующих заметках на эту тему). Знание о спонтанных порядках полезно тогда, когда «что-то идет не так», в этом случае люди, которые действительно хотят изменить ситуацию к лучшему, должны выяснить, какой из порядков был нарушен. Это непростая работа, чаще всего доброхоты идут другим путем — они требуют от государства вмешаться, государство, будучи самым большим разрушителем спонтанных порядков вмешивается, возможно даже возникает иллюзия «наведения порядка», но в ходе вмешательства неизбежно разрушаются другие порядки, возникают новые «непредвиденные» проблемы, снова следуют требования вмешательства и так без конца.

Примеры социальных спонтанных порядков можно увидеть в человеческих коллективах. Всем знакомо понятие «сложившийся коллектив», «сыгранная команда» и т. п. Они отличаются от «несложившихся» и «несыгранных» тем, что лучше справляются с задачами. Они умеют делать то, чего нет и не может быть в инструкциях и приказах начальства. Самый простой и очевидный пример — это оркестр. Инструкцией здесь являются ноты. Казалось бы — задача музыканта — просто играть по нотам свою партию. Ноты, в общем-то, довольно ёмкий и подробный язык, но они, как и любая другая инструкция, сами по себе не являются гарантией получения качественного исполнения и звучания, особенно, в тех случаях, когда оно зависит от совместных действий нескольких людей. Понятно, что указания allegro и moderato или forte и piano — это очень условные указания. Но даже если вы будете указывать темп в количестве ударов метронома в минуту, а громкость — в децибелах — это мало изменит ситуацию. Качественное звучание достигается только повторяемостью исполнения, то есть репетициями. А на репетициях создается ни что иное, как спонтанный порядок, который, в общем случае, определяет, кто, что, когда и как должен играть в данном произведении и в данном коллективе, состоящем именно из этих людей. Музыканты на репетициях учатся слушать друг друга и понимать дирижера, если это большой оркестр. В результате, каждый из них вырабатывает свои собственные приемы и правила, которые помогают ему ориентрироваться в том, что происходит. Интересно, что если вы попросите этих людей описать эти правила, многие не смогут этого сделать, поскольку для того, чтобы следовать этим правилам, их не нужно рационализировать.

Однако, спонтанные порядки существуют в основном, за пределами неких очерченных границами коллективов. Например, передача денег за билет в маршрутке (и сдачи обратно) — это настоящий кошмар для мейнстримных экономистов. Их теории предполагают, что деньги никогда не дойдут до водителя, по пути их кто-то обязательно присвоит (это будет самый сильный самец в стае, ага). Ведь издержки для присваивающего минимальны, люди в маршрутке не знакомы друг с другом, за обиженного никто не вступится. Да что там, самый сильный самец, каждый передающий отщипнет по пути по чуть-чуть и что ты ему сделаешь и как докажешь? Он скажет, что это не он, «смотрите лучше за своими деньгами». Издержки такого вида воровства в этой ситуации тоже стремятся к нулю. То есть, если такому экономисту (а их в нашем мире подавляющее большинство) сказать, что часть общественного транспорта будет состоять из маршруток, где люди будут передавать деньги за проезд и сдачу из рук в руки, он рассмеется вам в лицо, назовет вас наивным, оторванным от жизни мечтателем. Он предскажет появление специального бандитского промысла (немного пограбил, пригрозил водителю, вышел, сел в следующую маршрутку, и так за день заработал себе на хлеб с маслом), и, конечно же, он предскажет полное фиаско и неизбежное банкротство маршруточного бизнеса.   

Тем не менее, маршрутки ездят. В движение их приводит сила спонтанных порядков.

И последнее на сегодня. Я привел несколько примеров простых спонтанных порядков, но существует еще и такой себе мега-спонтанный порядок, который Хайек называл «расширенным порядком человеческого сотрудничества». Иногда его называют «рынок», особенно в тех случаях, когда хотят сказать, что «рынок решит», ту или иную ситуацию. Этот  порядок действительно универсален и глобален в том смысле, что простые правила, которые его образуют, встречаются везде, где есть человеческие сообщества. В дальнейшем мы будем говорить преимущественно об этом виде социального спонтанного порядка.

Продолжение следует...

Оценка материала:

4.78 / 18
Что такое государство и откуда оно берется? Спонтанные порядки 4.78 5 18
Колонки / Владимир Золотoрев
16.11.2017 3983
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Трамп, комсомол и перестройка Трамп, комсомол и перестройка

    С большим, скажем так, интересом наблюдаю за таким явлением, как Дональд Трамп. Явлением потому, что этот человек в силу обстоятельств (к которым относятся и его личные качества) показал, чем является современная политика, во что она превратилась и во что еще может превратиться. Грубо говоря «президентство Трампа» это такой себе «срыв покровов», для многих неожиданный причем до такой степени, что они отказываются замечать то, что под этими покровами обнаружилось.

  • Стивен Пинкер, насилие и агрессия или Поубивают ли друг друга анархисты Стивен Пинкер, насилие и агрессия или Поубивают ли друг друга анархисты

    Периодически встречаю в сети ссылки на книгу Стивена Пинкера The Better Angels of Our Nature: The Decline of Violence In History And Its Causes. Почти всегда ссылки на Пинкера приводятся в качестве аргумента того, что без государства прожить невозможно или что государство, хотя и зло, но тоже приносит пользу. И, опять-таки, почти всегда цитируют одну и ту же фразу  "Если бы уровень смертности от насилия был в 20 веке, как у племенных войн, то погибло бы в двух мировых войнах и Холокосте не 100 миллионов человек, а два миллиарда". Эта фраза и ссылка на исследование Пинкера является тем самым аргументом против анархии. 

  • Конституция против права или Устарел ли hardcore? Конституция против права или Устарел ли hardcore?

    Дискуссия вокруг конституанты полезна хотя бы тем, что в ней постоянно всплывают всяческие заблуждения. Вот, например, Дацюк в своей заметке написал: “Проблема пана Бистрицького (Быстрицкий, отвечая Дацюку, говорил об общественном договоре в его историческом понимании, - ВЗ) в тому, що він використовує дуже архаїчне розуміння суспільного договору, посилаючись на класиків суспільно-політичної думки.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 2)

    В предыдущей заметке мы говорили о происхождении «общественного договора» и о том, что какой-то смысл в этой идее есть только тогда, когда она используется как метафора неких подразумеваемых правил взаимоотношений между «властью» и «народом». Кроме того, шла речь о том, что нельзя понимать конституцию, как синоним «общественного договора» и о том, что конституция сама по себе не является инструментом «изменений к лучшему», принятие новой конституции не способно «отменить» сложившиеся отношения.

  • Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1) Почему «конституанта» и «новый общественный договор» - совершенно бесполезные затеи (часть 1)

    Недавно среди украинских экспертов и прогрессивной общественности вновь началась дискуссия по поводу «конституанты» и «нового общественного договора» (Дацюк написал заметки здесь, здесь и здесь, вокруг этого возникло обсуждение, а вот здесь можно понаблюдать за людьми, которые в прямом эфире пишут новый общественный договор). Активизация дискуссии была вызвана выступлением Тимошенко, которая произнесла несколько  новых для пересичного слушателя слов (общественный договор, конституанта, блокчейн). Понятно, что Тимошенко знать не знает, что такое «общественный договор», «конституанта» и, тем более, «блокчейн». Точно так же, очевидно, что если она когда-то и прибегнет к мероприятиям, которые она назовет «конституантой», то исключительно ради своих политических целей. Тем не менее, новые слова были сказаны «топовым политиком» и, тем самым, перенесены из маргинального поля активизма и экспертизы в политическую повестку дня.