НОВОСТИ ДНЯ: Украина готовит конференцию стран "нормандского формата" - Климкин  Кабмин: кибератака остановлена  Украинский вирус распространяется по миру - The Independent  Турчинов заявил о российском следе в кибератаке на Украину  МВД: полковнику ГУР подложили взрывчатку  В ПАСЕ создали следственный орган для расследования коррупции в организации  Гройсман: Семенченко координировал блокаду Донбасса с Россиейвсе новости дня
22.12.2014 26811

О невозможности образовательной реформы в Украине

Все 20 лет, что я тружусь на ниве просвещения, — я слышу о реформе образования. Мои коллеги, учителя с 40-летним стажем, также не помнят, когда впервые прозвучал этот оксюморон.

Как, Вы не знаете, что такое «оксюморон»? Вас не учили этому в школе? Ну, да — это закономерно. Зачем изучать в школе то, чему нам и так придется научиться? Школа — она для другого. Она для того, чтобы мы поняли: «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам» (с) Уильям Шекспир. Она для того, чтобы мы осознали всю глубину своего невежества и смирились: «нельзя объять необъятного» (с) Козьма Прутков.

А оксюморон — это вся наша жизнь. В буквальном переводе с греческого — «остроумно-глупое», то есть — сочетание несочетаемого: например, старый Новый год, обыкновенное чудо, правдивая ложь, правительство реформаторов. Или из школьной программы, чтобы вернуться к нашей системе образования: «Живой труп», «Мертвые души»…

Реформа образования невозможна, учит нас жизнь, и тому есть простое объяснение.

Никакая реформа не делается изнутри. Словарь иностранных слов утверждает: «реформа» происходит от латинского reformare — переделывать, преобразовать, — и означает «преобразование существующего порядка, изменение формы». Система с измененной формой и преобразованным порядком — это совершенно иная, отличная от изначальной система. С этим не поспоришь, примеров достаточно: телега и автомобиль, часы механические и электронные. Но сама по себе телега не способна изменить свою форму, и механические часы не способны преобразовать свой порядок, отказавшись от шестеренок и стрелок. Для того чтобы подобные изменения могли произойти, нужны двое: (1) изобретатель, который набросает план новой системы, и (2) инженер, который создаст ее работающий прототип. Ни тот, ни другой не есть части системы, они находятся вне ее или, скорее, над ней.

— Погодите-погодите, — воскликнет некий Читатель, не забывший школьный курс биологии (что, впрочем, не мешает ему верить во вредность ГМО и безвредность вегетарианства). — А как же зерно? Это ли не система, сама себя преобразующая и форму свою изменяющая?

— Вы правы, но — увы! — система образования не является «органической», у которой только два состояния — развитие или смерть. Образование — система «механическая», как часы или телега, и «инженеры человеческих душ», создавшие ее, известны поименно: Коменский, Локк, Песталоцци, Фихте, Дистервег и еще с десяток других, включая известного педагога-новатора И. В. Джугашвили (Сталина). Кстати, в школе, созданной Сталиным, мы учим наших детей до сих пор

— Ну так, может, и не нужна нам другая школа? — продолжит восклицать Читатель. — Подправим учебники, перестроим программы, докупим компьютеров, переучим учителей, и глядишь — уже не семидесяти шести процентам детей (sic! 76 %) будут нужны репетиторы, чтобы сдать несчастное ЗНО, а только малому числу самых отъявленных двоечников?

— Флаг в руки, уважаемый Читатель. Вы пробовали когда-нибудь учить учителей? Я пробовал. Неблагодарное, должен признаться, занятие. В принципе, ничего нового: та же школа со своими отличниками и отстающими. Одни хотят, но не могут, другие могут, но не хотят, прямо как ленинские «верхи и низы», только зарплаты у всех одинаковы, да и должности тоже. (Сам этот факт очень многое объясняет!) Есть, конечно, учителя, горящие работой, желающие учиться и меняться. Да вот незадача: год-другой — и сгорают они или уходят из школы, а чаще — и то, и другое одновременно.

grekov

Алексей
Греков

вице-президент Тьюторской ассоциации Украины, соучредитель столичной Частной школы «Афины» .

Ну — не будут, не будут учителя инициаторами реформ, и директора школ тоже не будут, ибо зависимые люди! И чиновники районного, городского и областного масштаба не будут: реформа для них — что осиновый кол.

Может, МОН разродится реформой? Вот так вот возьмет — и отрежет тело от головы? Не смешите меня. Может, Верховная Рада выступит в качестве коллективного изобретателя, а Кабинет Министров — в качестве инженера? Вы способны в это поверить?

Тогда вот Вам свежий пример.

Кабинет Министров набрался мужества и ликвидировал Институт инновационных технологий и содержания образования. (Да-да, Вы не знали? Вот почему у нас педагогика такая инновационная и настолько продумана ее содержательная сторона. Целый институт занимался!)

В задачи Института входило (цитирую) «формирование и обеспечение реализации государственной политики в сфере образования, обеспечение развития образовательного, научного и научно-технического потенциала Украины, определение перспектив и приоритетных направлений развития образования, разработка проектов государственных программ экономического и социального развития Украины»… Ну, казалось бы, вот он, искомый реформатор, — изобретатель и инженер в одном юридическом лице! За что ж его так? Может, недостаточно активно обеспечивал развитие образовательного, научного и научно-технического потенциала? Нет. Наказан он был за неверное решение маленькой задачки в конце внушительного списка больших и благородных задач, а именно за «обеспечение учебных заведений разных типов новым поколением учебников и учебно-методических пособий». (Это тоже многое ставит на свои места, верно? Помните учебники для первоклассников стоимостью в 647 домайданных гривен за экземпляр?)

«Этим решением положен конец коррупционным схемам с печатанием учебной литературы, закупкой учебных кабинетов, компьютерных классов и школьных автобусов», — гордо отрапортовал МОН… и создал на базе одного ликвидированного учреждения два новых: Институт модернизации содержания образования и Институт образовательной аналитики.

Где там наш Читатель-знаток школьной биологии? — Вас тоже учили, что если разрезать червяка надвое, обе части его продолжат жить? Так вот, это заблуждение. Ученые установили: задняя часть червяка умрет, а возможно погибнут обе. Потому что червяк — это организм. А бюрократические механизмы размножаются штамповкой и сборкой на конвейере. И, кстати: как бы ликвидированный Институт инновационных технологий проигнорировал решение Кабмина о своей ликвидации и продолжает исправно функционировать (можете заглянуть на сайт http://iitzo.gov.ua/).

А теперь, господа, давайте остановимся и задумаемся: действительно ли нам нужна реформа образования? Не спешите отвечать. Ведь этот вопрос можно поставить и по-другому: нам нужна реформа или нам нужно образование?

— Образование, — скажут родители и особо продвинутые дети. — Просто оно должно быть другим: иные формы, иное содержание.

— Отлично, — потирая руки, ответят профессора от педагогики в ликвидированных и новосозданных институтах. — Сейчас мы этим займемся. Три года уйдет на разработку новой концепции, еще три — на создание новых программ, от шести до десяти лет нужно положить на апробацию, а там уже и внедрение не за горами…

Граждане родители, как вам такая перспектива? Не нравится? И мне нет.

У детей есть одна вредная особенность: они растут. Они — организмы, а не механизмы. Им нужно развиваться, иначе — смерть. Они не могут ждать, когда мы согласуем наши видения и выработаем подходы. Новое образование им нужно сегодня: здесь и сейчас.

— Так что вы предлагаете? У вас есть своя программа, о наш язвительный автор?

— Есть. Первое: не трогать существующую систему образования. Пусть доживает свой век. Взамен все силы и средства направить на создание и развитие новых систем образования (именно так — во множественном числе!), со-существующих с прежней. Необходимо законодательно обеспечить равноправие разных образовательных моделей. Пусть каждая модель доказывает свою эффективность и демонстрирует экономическую состоятельность. Это раз.

— А как же — единая государственная политика в сфере образования?

— А она реализуется с помощью минимального образовательного стандарта. Это два. Пусть каждая образовательная модель сама определяет, что должно быть надстроено сверх стандарта. Но общий для всех минимум она обязана дать.

— И что должно войти в этот минимум?

— То, что будет отличать гражданина Украины от граждан Беларуси, Молдовы, Финляндии или Сингапура: язык, литература, история, знание основ национального законодательства, комплекс базовых навыков, получаемых в начальной школе, и еще несколько комплексных дисциплин, по поводу которых мы рано или поздно придем к согласию.

— То есть, вы хотите, чтобы наши дети были безграмотными и тупыми?

— Вы забываете о конкуренции образовательных моделей. Если будет запрос на смышленых, умелых, грамотных, воспитанных и здоровых детей, каждая из систем положительно отреагирует на него.

— А как мы тогда узнаем, какая модель эффективней?

— С помощью независимого оценивания. Это три. Просто надо дать возможность проходить оценивание не раз в одиннадцать лет, и не трижды в двенадцать, а в любое время по желанию ребенка и по запросу родителей.

— Тестирование — это зло. Оно не дает реальной картины способностей учащегося. С помощью теста невозможно понять, как ребенок мыслит, а только — что он запомнил.

— Верно. Но никто не говорит, что независимое оценивание должно происходить исключительно путем заполнения тестов. Собеседование, совместная деятельность (проект), портфолио достижений — есть из чего выбирать. В любом случае, нам не обойтись без присвоения образовательных уровней. Это четыре.

— Извините, но тут уж я совсем потерялся…

— О, это просто. Это как при сдаче экзамена по иностранному языку: можно идти на upper intermediate, а можно — на advanced. Сдал экзамен — получил соответствующий сертификат. Это очень удобно. И не только потому, что ты сдаешь математику или физику на «свой» уровень, но и потому, что вузы теперь смогут четко выставлять требования к абитуриентам: знание математики — на уровне А, знание физики — не ниже В, языка — С и выше. Исчезает необходимость в специальном рейтинге вузов: уже по тому, какие сертификаты он принимает, становится ясно, «престижный» он или так себе, «фабрика дипломов».

— Ваши предложения, может, и не лишены интереса, но под ними нет никаких экономических оснований.

— Надо переходить на принцип финансирования «деньги ходят за детьми». Это пять. Тема большая и интересная, но требующая отдельной статьи. Обещаю, этот вопрос мы обязательно обсудим. Просто поверьте: внедрить это проще, чем кажется. Грузины, например, сделали и ничуть не жалеют.

— И вы думаете, наши государственные мужи и жены это поддержат?

— А какое это имеет значение? Страна, которая возрождает себя с помощью краудфандинга и краудсорсинга, страна, в котором плоские сетевые структуры создаются гражданами ad hoc, страна, в которой государство снимает с себя ответственность за жизнь и здоровье граждан, может позволить себе растить и развивать детей без оглядки на мнение чиновников.

Впрочем, старую, проверенную, Сталиным созданную школу никто не отменяет. Зачем волноваться? У Вас же есть, из чего выбирать. Ведь правда?

Оценка материала:

4.67 / 12
О невозможности образовательной реформы в Украине 4.67 5 12
22.12.2014 26811
comments powered by Disqus
Еще колонки: Алексей Греков