НОВОСТИ ДНЯ: 100 миллиардов евро за Brexit: Джонсон заявил, что это многовато  Дефицит внешней торговли в Украине вырос в 2,3 раза   Поступления в местные бюджеты выросли на 30% - Гройсман  Полиция Киева изучает обстоятельства захвата вертолетной площадки на Парковой  «Единоналожники» ежегодно наращивают уплаты в бюджет на 2-3 миллиарда - ГФС  Украина втрое увеличила экспорт ягод в Европу за 5 лет  ПриватБанк выставил на аукцион в СЕТАМ первую партию своих активоввсе новости дня
20.10.2016 2679

Государство и правительство — в чем разница и что она означает?

Сегодня поговорим об одном интересном явлении — о том, как понимают государство и правительство, government и state в нашей и в англосаксонской традиции.

Государство и правительство — в чем разница и что она означает?

 

Наше понимание примерно таково:  правительство — это те люди, которые сейчас у власти, а вот государство — это нечто вечное, незыблемое и вообще говоря, бездушное, нейтральное. Это та система, в которой существует конкретное правительство.

У англосаксов дело обстоит несколько иначе. Понятие government означает некую систему управления в принципе. Сельский сход -  это government. Председатель клуба филателистов — это government. И так далее. То есть любая структура, в которой есть некая иерархия и более-менее формальный механизм управления — это government.

State — это нечто другое, это организация принуждения. В таком понимании государства здесь есть некий консенсус, от определения Франца Оппенгеймера как «организации политических методов», то есть, организации присвоения чужой собственности, до  Макса Вебера с его «монополией на насилие». Разумеется, есть множество нюансов и, например, многие историки не признают «социологического» определения государства, для них государство — это просто набор социальных институтов, но, повторю, в нашей теме это не имеет большого значения.

State — это довольно узкое и специфическое явление, а government — явление куда более широкое и это явления разной природы. Понятно, что у любого state есть свой  government, но вот сам по себе government совсем не предполагает state.
Кстати, классические анархисты противопоставляли государству сельскую общину, ну, а  «община» это форма  government`а.

Разное понимание приводит к разным последствиям. Присущее нашим палестинам понимание означает, что государство — это машина, это некий автомобиль, а правительство — это те, кто в данный момент им рулит. В наших условиях это разделение обычно выполняет роль одного из «социальных тормозов» по типу «царь хороший, бояре плохие». Государство — всегда «хорошее», просто потому, что это нейтральный «механизм», а вот правительство — это совсем другое дело, тут нам не везет, конечно, но это же все решаемо, нужно просто голосовать за профессионалов и патриотов.

Последствия англо-саксонского понимания в этом вопросе похожи, но все же несколько другие. Реформаторские потуги здесь направлены всегда на ремонт government, а state — это просто лежащее в основе именно этой формы government`а зло. Меньшее зло, необходимое зло или просто зло — тут уже как кому нравится.

Разница между нашим и англо-саксонским восприятием хорошо видна в другом вопросе — а что будет без state и можно ли без него обойтись? Для англосакса, в принципе, здесь нет проблемы (точнее, проблема, скорее, психологическая, чем онтологическая). Если нет state, то это не страшно (а может быть и хорошо), поскольку свободно возникающие по воле людей (и исчезающие по их воле)  government`ы никуда не деваются, а именно они приносят пользу и повсеместно распространены в нашей жизни. Непонимание здесь вызывает разве что вопрос, как функции того government`a, который состоит при state, могут быть реализованы без самого state.

У нас здесь все совершенно иначе. Поскольку наш человек не различает state и government и хуже того, именно государство видится ему машиной, нейтральным механизмом, то жизнь без государства он просто не может себе представить. «Без государства» означает для него без какого бы то ни было управления вообще, без каких бы то ни было механизмов согласования интересов и защиты прав собственности вообще. Выход из государства для нашего человека — это прыжок в омут, прыжок в никуда, за пределами state у нашего человека смысловая пустота, ему там просто некуда ступить, не на что опереться.

В этом смысле нам, конечно, не повезло. Если бы к реальности нашей жизни, где все, что нас окружает, просто вопиет о зловредности государства добавить еще и англо-саксонский взгляд на правительство, жили бы мы в другой стране. Но это так, мечты.

 

 

 

 

Оценка материала:

4.60 / 10
Государство и правительство — в чем разница и что она означает? 4.60 5 10
20.10.2016 2679
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Теперь все можно или Странное убийство «рациональности» Теперь все можно или Странное убийство «рациональности»

    На днях Нобелевскую премию по экономике (или точнее, премию Шведского центробанка) получил Ричард Талер из Чикагского университета за работы в области «поведенческой экономики». В последние годы эту премию за очень редкими исключениями вручали жуликам и шарлатанам и нынешний случай — не исключение. Но он заслуживает того, чтобы о нем написать отдельно и ниже я попробую объяснить, почему.

  • Как важные вещи подменяют неважными: стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии Как важные вещи подменяют неважными: стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии

    В этой колонке поговорим о двух «резонансных» событиях, случившихся на прошлой неделе и о том, какие фундаментальные вещи они иллюстрируют. События эти — стрельба в Лас-Вегасе и референдум в Каталонии.

  • О пузырях и пирамидах О пузырях и пирамидах

    Финансово грамотная прогрессивная общественность никак не может определиться, как правильно характеризовать биткоин — как «пузырь» или как «пирамиду». Думаю, ей поможет эта колонка, в которой я попытаюсь в двух словах рассказать, что такое «пузырь» и что такое «пирамида» и чем одно отличается от другого.   

  • «Захват», «реформы» и Саакашвили «Захват», «реформы» и Саакашвили

    Появление этой колонки вызвано пересечением украинской границы господином Саакашвили, а точнее — ажиотажем, которое это событие вызвало у прогрессивной общественности и не только у нее. Как известно читателю, некоторая, возможно, весьма значительная часть этой общественности верит в «прогрессивные реформы», которые провел Саакашвили в Грузии и с нетерпением ожидает когда он проведет такие реформы в Украине. Среди ожидающих есть люди, которые верят в то, что государство может быть сокращено «сверху», то есть, путем административного приказа одного начальства другому начальству больше так никогда не делать.

  • Страдать должны все или На ком держится режим Страдать должны все или На ком держится режим

    Одной из главных тем последней недели стали попытки репрессий властей в отношении владельцев автомобилей «на литовских номерах». Страсти разгорелись не на шутку, дело дошло до перекрытия улиц «евробляхами». Сказано по этому поводу уже очень много, написано не меньше, я в этой колонке хочу добавить буквально два слова с позиции сторонника свободы.