НОВОСТИ ДНЯ: На Прикарпатье нашли бидон с документами УПА   В Винницкой области произошло дерзкое ограбление: преступников задержали  В России заявили, что обошли Китай по запасам золота в резервах   Минус 200 тысяч человек за год: За 17 лет украинцев стало меньше на 6 млн  Стало известно, почему СТБ закрыл "Караоке на майдане"  Лукашенко рассказал, кто заправляет украинские танки   Экономия до 70%: в Украине стартовали посленовогодние скидкивсе новости дня
18.10.2018 2072

Государство и групповая идентичность

Не секрет, что так называемая «групповая идентичность» является причиной множества бед человечества. На почве этой идентичности происходят конфликты от массовых геноцидов до уличных драк и бытовых ссор.

«Групповая идентичность» - это то, что лежит в основе любого агрессивного коллективизма — путинского российского шовинизма, украинского вышиватного национализма, западного левого движения, всех этих SJW, феминисток и “антифа”.  Незабываемый опыт принесла человечеству групповая классовая идентичность коммунистов и национальная групповая идентичность нацистов.

Сразу хочу отметить, что я ничего не имею против идентичности, как таковой. Более того, ассоциирование себя с некой группой необходимо и неизбежно в человеческой жизни и, собственно говоря, “негруппового” сферического человека в вакууме никогда не существовало. В конце концов, именно способность отделять “я” от “они” как и способность отождествлять себя с другими людьми лежит в основе большинства социальных механизмов, в том числе и механизмов права. Поэтому сам термин «групповая идентичность» достаточно неточен и может ввести в заблуждение. Речь идет о том, что человек отождествляет себя, преимущественно с одной группой и, что самое важное, трактует поведение всех прочих через эту принадлежность. Что бы вы ни делали и что бы не говорили, ваши действия и слова будут рассмотрены через призму «свой-чужой» в рамках единственной идентичности.

Собственно, вот эта единственность идентичности, к которой апеллируют ее носители во всех вопросах — от того, за кого голосовать на выборах до того, какую одежду и еду покупать и является проблемой. Дело в том, что трайбализм очевидно противоречит тому реальному устройству, в котором человечество пребывает уже много веков. Мы привыкли воспринимать мир как арену противостояния и борьбы между большими группами — нациями, классами или полами. Но это восприятие полностью противоречит реальности. В реальности люди торгуют, общаются и взаимодействует куда чаще, чем конфликтуют, да еще и по поводам, связанным с идентичностью. Если бы наша реальность соответствовала бы  тому, как она подается в СМИ и тому, какой она выглядит в наших головах, то это была бы реальность каменного века. Людей было бы в несколько тысяч раз меньше и жили бы они в условиях, в которых большинству из нас никогда не хотелось бы оказаться. Для того, чтобы прокормить столько людей и обеспечить им сегодняшний уровень жизни, требуется глубокое разделение труда, развитые рынки и кооперация. Человечество в виде автаркичных изолированных групп, которые бы следовали бы только своей групповой идентичности не могло бы существовать в его нынешнем виде.

Возникает вопрос, почему же групповая идентичность не только не исчезает, но и процветает? Ведь легко показать, что групп, в которые верят современные трайболисты, попросту не существует. Если присмотреться, то нетрудно заметить, что практически все носители идей коллективизма на самом деле крайне эгоистичны и волюнтаристичны. Идеалы группы существуют только в голове у каждого из них, при этом, как сами эти идеалы, так и особенно способы их реализации часто радикально противоречат друг другу. Меня всегда поражает искреннее удивление коллективистов, когда я говорю, например, что такие вещи как национальная безопасность бессодержательны, потому, что можно одинаково убедительно обосновать практически любые, противоречащие друг другу меры, направленные на поддержание «национальной безопасности». Они всерьез полагают, что существует единственно верное понимание нации и ее интересов и это именно то понимание, которое есть у них в голове. Опять-таки, коллективисты, придя к власти, как правило первым делом уничтожают не только представителей враждебной группы, но, прежде всего, представителей «своей» группы, верования которых незначительно отличаются. “Буржуазия” - главный номинальный враг советских коммунистов убила этих самых коммунистов в тысячи раз меньше, чем Сталин.

Эти обстоятельства прекрасно иллюстрируют тот факт, что групповая идентичность не имеет ничего общего с выражением интересов некой группы. То есть, мы здесь не имеем дело с ситуацией, когда люди объединились в группу потому, что у них есть некий общий интерес. Когда это действительно происходит, мы всегда имеем дело с четкой и ясной позицией, одинаково или близко понимаемой всеми участниками группы. Ситуация же, когда “родину” можно любить несколькими взаимоисключающими способами говорит о том, что сама “родина” есть не более, чем фантазия в головах тех, кто претендует на любовь к ней.

Объяснить существование и процветание современного трайбализма довольно просто, если мы поймем, что он крайне выгоден государству. Собственно, само государство является причиной возникновения одной из самых распространенных групп идентичности — нации. Групповая идентичность позволяет решать две задачи. Первая — классическое «разделяй и властвуй». Вторая задача — это борьба со сложностью, упрощение объекта управления. Разумеется, государство не занимается этим специально (хотя я не исключаю, что какие-то чиновники, например, «спецслужбы» работают в этом направлении), просто в силу своей природы государство неизбежно действует таким образом.

Групповая идентичность также очень удобна тем, что борьба с доминирующей групповой идентичностью всегда идет через другую групповую идентичность. Реакцией на советское имперство бы национализм «республик» СССР, сегодня мы видим в Европе точно такую же реакцию на имперство Евросоюза. Ответом на засилье культурного марксизма являются «альтернативные правые», которые противопоставляют засилью феминизма «движение за права мужчин», гендерным заморочкам — ценности традиционной семьи, черному расизму — белый расизм, и так далее. Когда они победят и станут доминировать, оппозиция к ним будет опять опираться на групповую идентичность.

Для государства важно, что все эти групповые идентичности напрямую обращаются к его поддержке. Пожалуй, вы не найдете популярную, массовую групповую идентичность, которая не была бы державницкой. Собственно говоря, государству больше ничего и не нужно и именно по этой причине все эти групповые идентичности и существуют, занимая столь непропорционально большое место в нашей жизни. В обществе без государства, разумеется, они бы тоже существовали, но их было бы куда больше и их роль была бы куда меньше. Кстати, давно замечено, что чем свободнее общество, тем больше в нем групповых идентичностей (в хорошем смысле слова) и тем ближе эти группы к реальности и дальше от мифов. Общество, в котором ценности семьи, круга друзей, ценности местного патриотизма преобладают над «национальными», «классовыми» или того хуже «гендерными» здоровее и в нем меньше влияние государства, чем в том, где дела обстоят наоборот.

 

Оценка материала:

5.00 / 16
Государство и групповая идентичность 5.00 5 16
Колонки / Владимир Золотoрев
18.10.2018 2072
Еще колонки: Владимир Золотoрев
  • Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство? (окончание) Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство? (окончание)

    В этой колонке мы закончим наш краткий обзор того, откуда и почему появилось либертарианство. Мы говорили о том, что после Второй мировой войны в развитых странах утвердился порядок, который с большой долей справедливость можно было назвать «либеральным», имея в виду политическую программу классического либерализма. Однако, оказалось, что формально «правильные» институты никак не ограничивают аппетитов государства и его волюнтаристского поведения.

  • Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство? Нарушая этатистский консенсус или Откуда взялось либертарианство?

    К середине 50-х годов классический либерализм оказался в странной ситуации — он исчез. При этом, исчез он очень интересным образом — он победил. Это странное исчезновение либерализма долгое время оставалось незамеченным. Фукуяма написал об этом почти через 40 лет после того, как это произошло, правда у самого Фукуямы либерализм победил еще в 1806 году.

  • Думать глаголами — 3 Думать глаголами — 3

    Сегодня мы закончим наш краткий обзор ошибок, которые возникают, когда вы не принимаете во внимание временнОй характер человеческой деятельности, то обстоятельство, что она состоит из неких логических этапов, а правила формируются в ходе этой деятельности.

  • Думать глаголами — 2 Думать глаголами — 2

    В этой колонке мы продолжим говорить о том, как знание праксиологии позволяет по-новому взглянуть на некоторые стереотипы. В прошлый раз мы делали акцент на времени, сейчас перейдем к акценту на деятельности.

  • Думать глаголами Думать глаголами

    Понимание праксиологии сильно меняет взгляд на социальную реальность. Праксиология учит тому, что в обществе нет статической картины, а есть процессы, направляемые достижением людьми своиx целей.