НОВОСТИ ДНЯ: Весной депутаты будут ходить в Раду с перерывом в месяц  Рада дала добро на борьбу со строительными аферами  Янукович просил Россию ввести войска в Украину - Луценко  Гройсман заявил, что Гонтарева пообещала ему стабилизировать гривню  Синоптики сказали, когда исчезнет киевский смог  Трамп хочет выселить журналистов из Белого дома  Григоришин хочет отключить бюджетные учреждения Луганщины от электроэнергиивсе новости дня
КолонкиМаксим Бутченко
  • Памяти Небесной сотни Памяти Небесной сотни

    Отец редко называл его «сынишка». Когда он в первый раз должен был пойти в школу, то на первой звонок по городской улице его вел отец – мама заболела и лежала в больнице. Он шел в неуклюжей синей форме, портфель, висящий на спине, то и дело заставлял его одергивать плечом – неудобно идти. Со стороны это выглядело забавно. Подходя к школе, отец, одетый в коричневую вельветовую куртку, взял его руку и хотел посмотреть на него: «Сынишка ты мой». Но мальчик, сделав серьезное лицо, смотрел вперед…

  • Покаяние Чичитова Покаяние Чичитова

    В липкой темноте киевского вечера по улице осторожно пробирался человек. Вернее, не пробирался, а семенил маленькими шажками. Поминутно оглядываясь назад, необычный путник направлялся в сторону Майдана. Впереди возвышался скомканный профиль баррикад с врытыми кусками железа, прутьями и крестом, вздымающимся, словно на Голгофе.

  • Преступная сеть Папова Преступная сеть Папова

    Неизвестный господин в черной куртке, темных брюках и очках приближался к зданию КГГА, захваченному митингующими. По улице разгуливали случайные люди, возвышавшиеся палатки с извилистым дымком на крыше, будто подвешенным на веревке, бросались в глаза среди сталинского ампира Хрещатика. Между тем неизвестный господин спешил зайти в здание мэрии.

  • Маркав и тюремщик. Почти реальная история Маркав и тюремщик. Почти реальная история

    Артема Козина, охранника Лукьяновского СИЗО, уже три года мучает один и тот же вопрос.

  • Заложник системы, или Поверженный прокурор Кюзьмин Заложник системы, или Поверженный прокурор Кюзьмин

    Баба Маша открыла узкую дверь, спрятанную под лестницей. Включила свет. 60-ватная лампочка разорвала темноту коморки. Швабра, несколько тряпок, железное ведро – весь необходимый инвентарь уборщицы аккуратно разложен. На стене висит портрет Тимашенко: «Юли-волю», несколько открыток и рамочка с поздравлением – «С 65-летием! Администрация».

  • Дружба с Россией: выбор или рабство Дружба с Россией: выбор или рабство

    Его тело ныло, будто по нему проехал КамАЗ. Проснувшись утром, он с трудом поднял руку. Яркое солнце пробивалось сквозь прозрачную занавеску, слепило глаза. Рядом на тумбочке стоял стакан и зеленая бутылка с минеральной водой. Возле цветастой лампы покоилась пара таблеток аспирина. Он попытался повернуться к спасительным лекарствам, но бок пронзила острая боль. Тихо выдохнув, чтобы не закричать, опустил тело на место. Лежа на кровати, он решил не вставать. Не шевелиться. Не спать.

  • Вас забыли спросить, или Кому оно нужно, мнение народное Вас забыли спросить, или Кому оно нужно, мнение народное

    В жизни Ивана Семеновича Хлопко произошло всего два важных события. Первое – он женился на продавщице из местного супермаркета. Второе – через полгода после женитьбы он развелся с продавщицей супермаркета.

  • Путешествие в голову Януковского Путешествие в голову Януковского

    Этот день для киевского психиатра Сергея Владимировича Быкова должен был завершиться в 16:00, когда у него заканчивался прием в VIP-поликлинике, обслуживающей высших чиновников страны.

  • Станиславский отдыхает, или Рецензия на игру актера Петра Мелника Станиславский отдыхает, или Рецензия на игру актера Петра Мелника

    В зале театра г. Ирпеня перед началом спектакля в августе нынешнего года было непривычно многолюдно. В фойе толпились люди, а зал был почти заполнен зрителями. Еще бы – в тот день на сцене ирпенского театра выступал мэтр, звезда местной сцены – Петр Владимирович Мелник.

  • Призрак Навального, или Ночной кошмар Бутина Призрак Навального, или Ночной кошмар Бутина

    Ночь. Государственная дача Ново-Огарево. Владимир Бутин лежит с какой-то женщиной в постели. Рядом на тумбочке раскрытая пачка «Виагры». Все спят. Тишину разрезает только глуховатый храп женщины и нервное ерзанье президента по кровати со спинками из красного дерева.