НОВОСТИ ДНЯ: Наиболее ощутимыми для Кремля будут банковские санкции - эксперт  НАТО должно усилить ядерное сдерживание России  В Киеве очереди желающих изменить место голосования  Ураган над Черниговщиной сносил крыши, валил деревья и травмировал людей  Супрун платит 45 тысяч гривен медстраховки в год  Митрополит Епифаний ввел на время выборов особую молитву  США выделят 85 миллионов долларов на развитие украинской энергетикивсе новости дня
14.09.2011 842

Против власти за власть

Зачем оппозиции объединяться? Очевидно, для того чтобы быть достаточно сильной для противостояния действующей власти. В случае парламентских выборов это означает, что вся совокупная оппозиция должна провести как можно больше депутатов. Вторая задача, которая в наших условиях автоматически следует из первой, — быть достаточно сильной еще и для того, чтобы обеспечить возможность участия своего кандидата или кандидатов в президентских выборах.

Теперь давайте посмотрим на полномочия парламента, то есть того органа, куда будут избираться граждане, в том числе и потенциально объединенные оппозиционеры. Парламентское большинство больше не формирует правительство и не несет за него ответственность. Полномочия парламента сильно урезаны, по сравнению с теми, которые он имел до отмены политреформы. Сегодня оппозиция теоретически может иметь большинство, но это большинство будет реактивным. То есть, проще говоря, его роль сведется к тому, чтобы вставлять палки в колеса тем инициативам администрации, в которых она не может обойтись без парламента. Президенту также придется считаться с парламентом при назначении премьера. Не густо, конечно, но и за это стоит бороться.

При этом возможности оппозиции очень зависят от избирательного закона, который еще не принят. Фактически его параметры полностью определяют тактику на выборах. Поясню. Если каким-то чудом сохранится закон о выборах по спискам, то у Партии регионов просто нет шансов, и оппозиция получает большинство чуть ли не автоматически. Другое дело, что в этом случае шансы на объединение после выборов у самой оппозиции тоже падают до нуля, так как, почувствовав реальную власть, оппозиционеры и прежде всего БЮТ, бросятся бороться за нее.

Однако вряд ли ПР допустит сохранение нынешнего закона. Его новая версия, скорее всего, будет предусматривать избрание половины состава ВР по спискам и половины состава по округам. Это означает две вещи. Во­первых, все украинские партии будут теперь бороться не за 450 мандатов, а за 225. То есть партия, преодолевшая процентный барьер, получает фракцию не в 20 депутатов, а 5–7. Во­вторых, можно сказать, что мажоритарщики, которым теперь тоже достанется 225 мест, будут представителями ПР, за исключением депутатов некоторых округов Западной Украины, Киева и, возможно, других крупных городов. Известно, что мажоритарщиками гораздо легче манипулировать, нежели списочниками, причем как на стадии выборов (выборы в округах администрации куда легче контролировать), так и уже в парламенте, где депутат предоставлен сам себе. Фактически такой закон позволяет автоматически получить провластное большинство в ВР. Другое дело, что большинство это будет недееспособным болотом, и не исключено, что если дела у ПР пойдут плохо, часть этого большинства переметнется к оппозиции.

Таким образом, наиболее вероятный сценарий — это смешанный мажоритарно­пропорцио­наль-ный парламент, малодееспособный, в котором оппозиция будет иметь меньшинство.

Впрочем, даже такая цель стоит того, чтобы за нее побороться, ведь не исключено, что политические события уже после выборов будут развиваться самым непредсказуемым образом.

Итак, что должна сделать оппозиция для того, чтобы получить наибольшее количество депутатских мандатов?

Первое. Разделить между собой мажоритарные округа. До сих пор это оппозиционерам никогда не удавалось. Сам факт того, что оппозиционные фюреры договорились о разделе территории, даст мощный мобилизационный эффект не только их электорату, но и сомневающимся и колеблющимся.

Второе. Нужно понимать, что само по себе объединение партий ничего не дает. Если мы говорим о выборах, то целью объединения является не приумножение партийного личного состава, а приумножение голосов, которые получит такое объединение. Далеко не всегда физическое объединение кандидатов в депутаты приводит к такому результату.

Третье. Нужно иметь в виду, что лидерские проекты плохо поддаются объединению. Ну очень плохо.

Четвертое. Для объединения актуален не только позитивный, но и негативный рейтинг. Например, Батькивщина и Свобода имеют высокий негативный рейтинг, то есть тех избирателей, которые никогда за них не проголосуют. Поэтому далеко не всем имеет смысл объединяться с такими партиями.

В итоге можно предположить, что, разделив мажоритарные округа, оппозиция может составить три главных списка на пропорциональную часть мандатов. Первый список — условно говоря, бютовский. Это Батькивщина и часть малых партий, которые не потеряют от объединения. Второй — свободовский, опять-таки, с возможными союзниками, если они есть. Третий — это персональные проекты Яценюка, Гриценко и Кличко. Этим людям ни в коем случае нельзя объединяться с БЮТом или Свободой. Зато они могут без потерь объединиться между собой. На самом деле «идеология трех» не отличается друг от друга. Она формулируется примерно так: «не знаю как, но хочу, чтобы мы жили, как в Европе». В принципе, для нашего избирателя этого достаточно. Другое дело, что правила в таком объединении будет диктовать тот, кто будет иметь наивысший рейтинг. Это дает ему право объявить себя «паровозом» и спрашивать у остальных: «А ты кто такой?» Не знаю, хватит ли ума у перечисленных лидеров объединить свои усилия и хватит ли ума носителю рейтинга не навязывать свои условия, тем не менее все участники этого процесса должны понимать, что здесь, как и в случае с вероятным разделом мажоритарных округов, возникает дополнительный эффект, связанный с проявленным здравомыслием. Избиратели именно этих трех политиков ценят здравомыслие.

Оценка материала:

3.00 / 5
Против власти за власть 3.00 5 5
 Владимир Золотoрев 14.09.2011 842
comments powered by Disqus
Еще колонки: Владимир Золотoрев